Кто там шагает правой?

Быть свободным во все времена непросто

Мало кто отважится признать, что он не свободен. Мы живем в стране, где есть вполне демократическая конституция, а раньше жили в стране, где царствовал моральный кодекс строителя коммунизма — тоже, можно сказать, свод справедливых и гуманных правил. Однако на деле как тогда было мало свободных людей, так и сейчас их немного.

Мы всегда от кого-то или от чего-то зависим. От взглядов своего работодателя. От идеологических догм, которыми опутывали с детства, и от вранья, которое обрушивает на наши мозги нынешнее ТВ. От контролирующих бизнес инстанций. От властей, имеющих массу способов казнить или миловать. От кредита в банке. От курса валют. От диагноза в поликлинике. От настроения непосредственного начальника. От образования или отсутствия оного.

По-настоящему свободный человек — большая редкость.

Это, в общем-то, банальное вступление понадобилось мне для того, чтобы сказать следующее: только тот журналист, который обладает внутренней свободой, способен на большие дела, на то, чтобы считаться честным, стать властителем дум и — простите за пафос — остаться в истории.

Вот Анатолий Аграновский — он остался. Конечно, за счет своего очевидного таланта. Редкого трудолюбия. Ответственности перед словом и перед читателем. Но в основе всего была свобода. Известинский публицист не состоял в партии, избегал всяких собраний и даже отвергал предложения войти в редколлегию, хотя по тем временам это сулило множество приятных привилегий (кремлевская поликлиника, паек, машина, дача и прочее). Берясь за тему своего очередного очерка, он каждый раз знал: предстоит борьба: с окружающей средой, с материалом, с собственным начальством, которое испугается принесенного в редакцию и выстраданного текста. Он знал это и все равно раз за разом, год за годом отстаивал в газете то, что считал важным для читателя и главным для журналиста. А именно — принципы высокой нравственности, законы здравого смысла, честность и смелость.

только журналист, обладающий внутренней свободой, способен остаться в истории

Сейчас молодым трудно себе представить те времена, когда каждую строчку под лупой сначала читал редактор, а потом цензор. Попробуй-ка в этих условиях скажи правду.

Иногда в малом отступал. Был случай, когда его статья заканчивалась абсолютно крамольной по тем (да и по нашим) временам фразой: «Во всем виновата система». Начальство схватилось за голову: завтра нас всех уволят. Выручил находчивый и тертый заместитель главного, начертавший на полях гранок спасительную «вожжу»: «система учета и контроля».

Быть свободным — тоже определенный талант, возможно, даже более редкий, чем все другие. Любая власть всегда устроена так, чтобы ее граждане были зависимы. Для этого у нее, власти, есть тысяча способов, инструментов, уловок, кнутов и пряников.

Быть свободным почти всегда материально невыгодно. Еще это связано с кучей других забот. Надо читать книги. Много читать. Надо встречаться и общаться с людьми, которые умнее тебя. И самое главное — надо все время думать собственными мозгами, а не принимать на веру то, что тебе сгружают извне.

Когда все идут строем и в ногу, то не попадающий в общий ритм человек обязательно будет выглядеть подозрительно. Но не спешите бросать в него камень. Наша профессия — не военная муштра. Если ее и сравнивать с полем битвы, то тогда следует сказать, что в конечном счете побеждают на нем именно такие «странные» личности, а на самом деле — настоящие герои.

Галина Федоровна Аграновская, которая много сделала для сохранения памяти о своем легендарном муже, в одном из интервью сказала: «Мне думается, внутренняя свобода сегодня нужна в большей степени. С вежливым интересом читаю газеты… и редчайшее исключение, когда я чувствую, что пишущий человек внутренне свободен, не ангажирован. Публицистики, как жанра, сегодня нет… Поэтому современны сегодня Герцен, Успенский, Короленко».

И, конечно, Анатолий Аграновский.

Надеюсь, секреты его творчества изучают на факультетах  журналистики.      

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Авг 20, 2018
Рекомендации экспертов по созданию качественного лонгрида
Все больше людей читают про моду. Но все меньше — в СМИ