Кристина Прошкина: «Я встала и поняла, что запускать подкаст надо сегодня. Или сегодня, или никогда»

Интервью с Кристиной Прошкиной, создательницей инди-подкаста «Томские апельсины» о молодых людях Томска.

ЖУРНАЛИСТ поговорил со студенткой факультета журналистики ТГУ Кристиной Прошкиной о том, как продвигать проект коробкой фруктов, встречать героев у баров и создавать на коленке подкаст, который перерос в лейбл и стал знаковым для города.

 

— Расскажи о том, как возникла идея создать «Томские апельсины».

— «Томские апельсины» появились в 2020 году, 4 февраля, после моей первой сессии. Я тогда думала, какую специализацию выбрать после распределения. До этого я мечтала стать телерадиоведущей, но на первом курсе начала сомневаться. Чтобы проверить, действительно ли мне это интересно, я решила запустить свой подкаст — тогда мне казалось, что это похоже на радио.

Шли февральские каникулы, я была в деревне у родителей и в одно утро встала и поняла, что запускать надо именно сегодня. Или сегодня, или никогда. Я начала нарезать круги по дому и думать, кто мог бы стать героем пилотного выпуска, где мне найти людей, которые нарисуют обложку и сделают джингл. Я жила в Томске всего три месяца и никого еще не знала.

Я написала своему знакомому с факультета журналистики и спросила у него, кто бы мог стать первым гостем подкаста. Он рассказал про поэта из Северска. Я связалась с Семой (Семеном Ромащенко, поэтом, студентом Литературного института им. А. М. Горького прим. ред.), он согласился. Я тут же написала радиорубке на факультете журналистики и попросила их, чтобы нас записали. Они долго не соглашались, но в итоге все же сдались.

Мы сидели с Семой в комнате полтора на полтора метра, нам было очень жарко, мы боялись пошевелиться, я задавала какие-то умные вопросы, он что-то умное отвечал.

Моя подруга из деревни нарисовала обложку. Подкаст появился всего за пару недель — просто как аудиодорожка.

 

— Почему именно такое название — «Томские апельсины»?

— На первом курсе я много слушала Земфиру, у нее есть песня про апельсины. И как-то в ноябре или декабре, за несколько месяцев до рождения подкаста, человек, в которого я была влюблена, подарил мне четыре апельсина. Я склеила эти два слова — Томск и апельсины — и подумала, что когда-нибудь назову так свой блог. Когда встал вопрос, как назвать подкаст, почему-то сразу вспомнилось именно это сочетание.

 

— Как собралась команда «Томских апельсинов»?

— Команда собиралась постепенно, сейчас нас уже двенадцать. Изначально мне было очень страшно, я мало с кем общалась в Томске и буквально с нуля искала людей.

Первым стал мой случайный знакомый, который согласился работать со звуком. Потом я просто давала объявления во «ВКонтакте»: ищу дизайнера, ищу контент-менеджера, SMM-специалиста, даже придумывала им какие-то тестовые задания. Это было смешно — тестовые задания в некоммерческий проект. Но откликалось много людей, кому-то приходилось отказывать.

 

— Как вы выбираете героев?

— Мне кажется, все герои появлялись в подкасте случайно — может, потому что я была недостаточно ориентирована, а может, так и должно было быть.

Второй стала Лиза Загоскина, (дизайнер и основатель бренда пальто, тренчей и плащей Eliza ZAG — прим. ред.), знакомая моих знакомых, создавшая местный бренд одежды.

Я выходила из бара и встретила ее на улице. Сказала: «Лиза, а пойдем в подкаст?» Она ответила: «А пойдем». И пришла.

С третьим героем было смешно. Это был Саша Огородников (независимый исполнитель и автор песен, создатель одноименного сольного проекта — прим. ред.) Он меня мурыжил два или три месяца — я буквально бегала за ним, пока он все же не согласился. К следующей героине, Тане Семеновой, (хозяйке первого в Томске магазина без упаковки «Два лимона» — прим. ред.) я случайно зашла в магазин и пригласила ее.

Всех героев я увидела случайно и интуитивно поняла, что дело, которым они занимаются, мне нравится. Я приходила к ним, смотрела, какие они, погружалась в их атмосферу. Мне кажется, героем первого сезона во многом была я сама, пусть и просто задавала вопросы. Я только знакомилась с городом и хотела узнать, как здесь живут люди, локально и не только локально известные. Это было исследование — их и себя.

 

— Подкаст записан, герой ушел. Что происходит дальше?

— Герой ушел. Мне скидывают на флешку готовую запись, там обычно часа два или больше. Я тащу это к себе домой, слушаю раза четыре и выбираю самое интересное. Первое время я чистила запись сама, а потом нашла звукорежиссера и начала скидывать ему сценарий.

Пока звукорежиссер работает, SMM-специалист тоже слушает запись и делает тайм-коды. Мы пишем анонс и вытаскиваем что-то полезное, что можно бы было использовать для продвижения. Потом выпускаем готовый подкаст.

Мы не сразу додумались, что подкаст нужно выпускать везде, и начинали только с «ВКонтакте». Позже поняли, что есть хостинги, куда можно залить выпуск, и он появится на всех площадках.

 

— Как вы продвигаете готовые выпуски?

— Если говорить об интересных способах продвижения, то мы, например, сделали коллаб с кофейней «Елка» — записали выпуск с их бариста, а они на месяц разместили наши плакаты. Недавно мы делали коллаб с пиццерией «Make Love Pizza» — поставили у них ящик апельсинов и тоже повесили свои плакаты, стилизованные под их дизайн.

Сейчас мы планируем выставить на Street Vision (фестивале, посвященном молодежному искусству и новой городской культуре; пройдет в Томске в сентябре 2022 года — прим. ред.) У нас будет своя точка, где мы будем записывать подкаст, делать свежевыжатый апельсиновый сок и анонсировать наш фестиваль для начинающих подкастеров. Он пройдет в октябре, мы выиграли грант Томского госуниверситета на его организацию.

 

— С какого количества прослушиваний можно считать подкаст успешным?

— Прослушивания — очень условная вещь. Весной я делала мини-исследование — «Модели монетизации локальных подкастов» — и спрашивала у тех, кто делает локальные подкасты в других городах, как они монетизируют их, влияет ли на это количество прослушиваний и какое можно считать нормой. Они в большинстве своем говорили, что прослушивания — неоднозначная штука. Они считаются по-разному на разных платформах — где-то если ты просто включил, на некоторых — если дослушал до конца. При этом со статистикой все очень плохо, потому что она не собирается централизованно, нужно самостоятельно выгружать данные с разных платформ.

Мне кажется, нормальное количество прослушиваний для локального подкаста — 150 – 200 человек, те, кто действительно включил его и послушал.

Но есть еще сопровождающая аудитория — им, может быть, и не очень интересен подкаст, но интересен контент, который мы вместе с ним выпускаем. Например, посты в соцсетях. Для рекламодателей, конечно, нужны цифры выше.

 

— Какие цифры нужны рекламодателям?

— Кто-то считает, что это 500 человек, кто-то — 5 000. Главное — не количество прослушиваний, а попадание в целевую аудиторию. Если мы делаем, например, подкаст про газонокосилки и нас слушает сто человек, и это все газонокосильщики города, то это прекрасное поле для рекламодателей.

 

— Кто ваша целевая аудитория?

— Сейчас это старшеклассники, студенты бакалавриата и магистратуры, гуманитарии. Верхний порог — лет 26. Как правило, это приезжие, которые еще очень плохо знают Томск, либо местные жители, которые знают его очень хорошо и хотят услышать что-то новое, либо же наши знакомые.

Тематика первого сезона была очень широкой. Во втором сезоне мы будем ее сужать, и половина аудитории может отвалиться. Либо же, наоборот, придут новые люди.

 

— Как «Томские апельсины» выросли из подкаста в лейбл?

— В какой-то момент мы запустили еще один подкаст — «Русский андеграунд», и в целом поняли, что вряд ли ограничимся одним сезоном. В других городах есть локальные лейблы и студии подкастов, созданные такими же ребятами, как и мы. Они помогают подкастерам из своих городов реализовывать идеи и записываться. Наша глобальная мечта — сделать в Томске такое сообщество и поддерживать тех, кто только-только входит в эту сферу, докручивать их идеи, продюсировать.

Сейчас у нас готовится еще один подкаст. Скорее всего, он будет про локальную идентичность, которую создают с помощью дизайна. У нас есть интересные кейсы, когда дизайнерские проекты помогают делать регионы более узнаваемыми. Мы хотим рассказать про это.

Лейбл для меня — это также про все мероприятия, которые мы будем проводить, выступления на фестивалях и какое-то позиционирование себя уже не просто как людей, которые записывают подкаст, а как тех, кто может чему-то научить.

 

— С какими форс-мажорами вы сталкивались?

— Самые большие форс-мажоры в работе «Томских апельсинов» были связаны с людьми. Мы особо ничем не рискуем — не вкладываем в проект огромные деньги, не берем кредиты. У нас были кризисные моменты — например, когда личные отношения мешали рабочим, или когда первый сезон подкаста заканчивался, и я поняла, что устала и не получаю такого отклика, какой был в начале. Тогда я приняла решение о закрытии, но команда отговорила.

Сейчас мы перерождаемся, расширяемся и придумываем что-то новое. Второй сезон я бы хотела сделать нарративным, на него нужно больше времени.

 

— Раз уже мы заговорили о втором сезоне — каким он будет?

— Мы планировали записать десять выпусков, расширить географию и поговорить, например, про новояз, отношение с животными и природой, о современных трендах. Думаю, мы остановимся на одной из этих тем и будем делать нарративные истории про молодых в России. Во второй сезон я хочу привнести больше журналисткой работы и анализа.

Еще мы хотели сделать подкаст-возвращение двух подруг в детство. Поговорить, например, о том, как тогда мы воспринимали смерть. Что-то вроде «Перемотки» (подкаст Arzamas с историями, основанные на старых записях из семейных архивов — прим. ред.), которую делает Алексей Пономарев, или «Сперва роди» (подкаст студии «Либо/Либо» о том, как меняет родительство — прим. ред.) В таком духе — милом, добром, ностальгическом.

 

— И напоследок — какой совет ты бы дала тому, кто завтра проснется и решит, что ему именно сегодня надо запустить подкаст?

— Подумай над идеей хотя бы пару часов и записывайся как можно скорее. Возможно, если бы я сразу хорошо продумала идею «Томских апельсинов», она была бы сильнее.

Не нужно, например, создавать специальный сайт, чтобы что-то выкладывать, говорить, что ты большой эксперт, или что тебе 45 лет, поэтому ты имеешь право что-то рассказывать.

На радио для того, чтобы иметь право сесть в эфир и читать новости, тебе нужно пропахать несколько лет. Но в подкастинге, как мне кажется, порог вхождения довольно низкий. Не нужно, например, создавать специальный сайт, чтобы что-то выкладывать, говорить, что ты большой эксперт, или что тебе 45 лет, поэтому ты имеешь право что-то рассказывать. Можно просто взять диктофон и записать на него что-то, склеить это и выложить. Все могут делать подкасты.

Есть такой Гриша Пророков (создатель подкаста Blitz and Chips — первого мамблкор-подкаста на русском языке — прим. ред.), который советует как можно быстрее записать пилотный выпуск, чтобы выпустить его и собрать обратную связь. Мне кажется, это классно.

Изображения из архива Кристины Прошкиной
Сообщить об ошибке
Авг 18, 2022
Разбираемся в тонкостях документального журналистского кино
Любовь редактора к своему медиа проходит 5 стадий

Вам будет интересно: