Ларс Ринсдорф: «Журналисты постоянно вынуждены заново изобретать свою профессию»

Профессор Штутгартского университета медиатехнологий, руководитель программы «Журналистика и пиар» — о журналистском образовании в Германии

Студентка Высшей школы печати и массовой индустрии Московского политеха Дарья Перкокуева поехала на летний семестр  учиться в Штутгарт по программе «Журналистика и коммуникационный менеджмент». Она поговорила с профессором Ларсом Ринсдорфом о том, почему в Германии объединили журналистику и пиар, что такое инновационный менеджмент и какими навыками должен обладать современный журналист.

 

— Есть ли у вас журналистское образование?

— Я изучал журналистику в Дортмундском университете. В рамках этой программы я решил присоединиться к отделу новостей на один год. Такого рода добровольные программы — особенность журналистского образования в Германии.

 

— Как давно существует программа «Журналистика и пиар»?

— Это довольно новая программа. Мы включили ее шесть лет назад. Конечно же, журналистское образование в высших учебных заведениях не является чем-то новым в Германии, поэтому мы адаптировали идеи из других программ и создали свою.

 

— В России журналистика и пиар не тождественны друг другу, а прямо противоположны. Так как пиар — это создание положительного образа, а журналистика — это объективное отражение действительности.  Вы эти два направления объединили. Почему?

— Очень хороший вопрос. Важно отметить, что, конечно, основные идеи журналистики и пиара полностью отличны друг от друга. Мы прекрасно понимаем, что это разные профессиональные области с различными целями и задачами. Но с точки зрения образования имеет смысл предложить совместную программу, потому что у нас есть несколько модулей, которые важны и ценны для обеих областей. Например, теория коммуникации, методология эмпирической социальной науки, а также инновационный менеджмент (управление инновациями), управление контентом или лидерство. Это одна из причин объединения.

Другая причина в том, что журналисты и пиарщики не раз встречаются друг с другом в своей профессиональной деятельности. Они должны сотрудничать, потому что между этими полями существуют тысячи точек соприкосновения, и важно знать основные привычки, правила, нормы другой области. Пиарщики должны знать, как работает журналисты, и наоборот. И я прекрасно понимаю, что более консервативные преподаватели журналистики в Германии скажут, что это не очень хорошая идея, что нам нужна Китайская стена между этими областями, но я уверен, что вы всегда должны знать, что происходит на другой стороне.

 

— Вы преподаете Инновационный менеджмент (управление инновациями). В России нет такой дисциплины. Расскажите, что это за дисциплина.

— Журналисты постоянно вынуждены заново изобретать свою профессию и свои продукты из-за развития цифровых технологий. Но мы можем использовать новые технологии для наших целей. Я думаю, уметь адаптироваться к новой среде, изобретать новые инструменты для понимания потребностей людей и удовлетворять эти потребности с помощью соответствующих контент-стратегий — основной навык журналиста, если он хочет предложить действительно хороший продукт. Поэтому мы добавили этот модуль в нашу учебную программу. Мы хотим, чтобы наши студенты могли предвидеть потребности аудитории и адаптироваться к их изменениям. Это, пожалуй, главная цель предмета.

Как мы этому учим? Мы предоставляем нашим студентам набор различных инструментов, необходимых им для успешной организации инновационного процесса. Это означает, что они должны немного обладать дизайнерским мышлением в целом и уметь ориентировать свои разработки на пользователя. Поэтому важно смотреть на продукт глазами клиентов.

Журналисты к этому не привыкли, потому что они всегда думали: «У меня есть идея, я посоветуюсь со своими коллегами из других областей, и мы придумаем отличный продукт, например, газету. И люди купят это». Такая стратегия больше не применима в цифровом мире. Мы считаем, что теперь люди могут самостоятельно пересоздать свой продукт, делая его ориентированным на пользователей.

Мы рассказываем, как получить представление об аудитории, применяя качественные инновационные исследования, которые совершенно отличаются от классических медиаисследований.

Студенты учатся понимать бизнес-модели: какая поддержка необходима для новой программы, какие ключевые партнеры и ключевые ресурсы необходимы для нее. Это основный инструментарий, и мы даем его нашим студентам для того, чтобы они могли применять его в реальных проектах.

 

— Известно, что в европейских странах обучение практико-ориентированное, студенты часто работают с проектами и кейсами. Какие проекты вы предлагаете своим студентам?

— Мы предлагаем множество различных проектов. Основной из них — наш новостной отдел. Он находится в ведении студентов: старшекурсники разрабатывают стратегию контента, и наставляют первокурсников, которые работают над контентом. Это очень важный для нас проект.

Конечно, у нас есть проекты в сферах управления инновациями и международного производства контента. Они в основном касаются разработки бизнес-моделей или работы над более продуманными журналистскими разработками.

Помимо этого, наши студенты работают над кейсами. Мы преподаем методологию в рамках годичного проекта для студентов, поэтому они самостоятельно решают, на какие вопросы исследования они хотели бы ответить, а затем они постепенно развивают свой проект, анализируют и интерпретируют свои данные, составляют отчет об исследовании. Мы лишь предоставляем студентам инструменты, необходимые для реализации их собственного проекта.

 

— Изучают ли немецкие студенты гуманитарные дисциплины в рамках программы «Журналистика и пиар»?

— У нас нет гуманитарных дисциплин. Исходя из наших традиций, журналистское образование всегда было социальной наукой в Германии еще с 60-х годов. И это очень важно для нас, мы всегда говорим: «Вам определенно нужно очень хорошее понимание общества, в котором вы живете».

И мы убеждены, что социальные науки предлагают очень интересный теоретический инструментарий, позволяющий понять, например, как работают организации или как медиаконтент внедряется в социальные структуры и так далее.

журналист в наши дни должен уметь работать с цифровыми технологиями, потому что это будущее журналистики

Поэтому мы традиционно используем этот инструментарий вместо того, что принят в России, где журналистское образование сильнее связано с гуманитарными науками.

Более 20 лет назад я работал над одним пилотным проектом, где мы с российскими партнерами пытались изменить журналистское образование. У нас была эта дискуссия о том, что имеет больше смысла: учить таким предметам, как история и языки, то есть гуманитарным наукам, или заново изобретать журналистское образование, основанное на социальных науках. Я не удивлен, что студентка из России задает мне этот вопрос.

 

— Какими навыками должен обладать современный журналист?

— Я думаю, что журналист в наши дни должен уметь работать с цифровыми технологиями, потому что это будущее журналистики. Очень хороший пример — журналистика данных, в которой используются алгоритмы, споты и так далее.

Так называемые «навыки двадцать первого века» также важны. Журналист должен быть в состоянии приспособить себя и свои умения к неопределенной среде. А еще журналисту нужны очень глубокие аналитические знания, чтобы лучше понимать социальный феномен. И, конечно, его должны интересовать новости. Ему нужно заглядывать за кулисы, копать глубже и понимать, что происходит на самом деле.

 

— Вы работаете с иностранными студентами. Что самое трудное во взаимодействии с ними?

— Очень сложно и в то же время очень увлекательно, получать представление о профессиональной культуре, в которую погружены студенты. Это полезно, потому что вы узнаете много интересного, например, разные точки зрения на журналистике и СМИ. Но необходимо помнить об этом при создании учебной среды.

У меня есть очень интересный пример. Мы работали над проектом в международной среде несколько лет назад и узнали, что у скандинавских журналистов очень индивидуальное мышление, и они очень чувствительны, когда дело доходит до критики. А голландские коллеги имеют очень открытую культуру обратной связи, и они привыкли к очень строгой отчетности. Было интересно наблюдать, как эти учебные и профессиональные культуры взаимодействовали друг с другом. Мы были немного удивлены этой разнице между странами Северной/Средней Европы.

 

— Существует ли у Hochschule der Medien опыт стажировки для профессоров из других стран?

— Мы предлагаем много возможностей и приглашаем профессоров со всего мира. Например, в Европейском Союзе у нас есть программа Erasmus Plus, а также возможности краткосрочного и даже долгосрочного обучения.

Главный вход в университет
Главный вход в университет

Мы рады, что у нас работают коллеги из-за рубежа. Например, мой коллега из Нидерландов провел здесь предыдущий семестр, а также у нас были коллеги по нашей программе из США и Южной Кореи. Для нас очень полезно знать, как они преподают журналистику, поэтому мы всегда адаптируем нашу программу.

Я также провел семестр за границей в Амстердаме в качестве профессора, и это был очень ценный опыт для меня.

 

— Что вы можете порекомендовать российским коллегам?

— Что касается профессиональной сферы, я всегда говорил, что интеллектуальный анализ данных очень важен для журналистов. И вы должны обратить внимание на веб-аналитику и другие вещи, которые, кажется, становятся новым золотым стандартом в социальных исследованиях.

И еще одна важная вещь, на мой взгляд, — знания о том, как использовать искусственный интеллект для автоматического создания контента и его производства. Это очень интересная технология.

Я бы порекомендовал преподавателям использовать цифровые технологии в обучении. Например, мы пытаемся с их помощью организуем коммуникацию между студентами, чтобы проводить с ними больше времени лицом к лицу, обсуждать их идеи на семинарах и применять креативные методы, которые, конечно, занимают больше времени, чем разговор со студентами в классе.

 

— Довольны ли вы состоянием журналистики в Германии и квалификацией немецких журналистов?

— В общем, я бы сказал, да. Я думаю, что по сравнению со многими другими странами у нас очень высокий уровень образования. Конечно, всегда может быть лучше, и, конечно, у нас есть некоторые проблемы. Например, у нас есть много ответственных журналистов, которые получили образование в аналоговые времена, и им очень трудно адаптироваться к новым технологиям. Это вызов. Поэтому я думаю, что всегда можно улучшить качество образования. Но в целом я вполне доволен.

Иллюстрация: shuttertstock.com; фото: Дарья Перкокуева
Сообщить об ошибке
мая 6, 2019
Интервью со Светланой Сидоровой, доцентом факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова
Шесть европейских магистратур для медиа с полной стипендией

Вам будет интересно: