Век с хвостиком: не юбилей, но приятно

Теги: 

ЖУРНАЛИСТ глазами тех, кто его делал и делает

В январе 1914 года вышел в свет первый номер нового журнала, задуманного профессором Владимиром Фриче как место профессиональной дискуссии журналистов России. Темы публикаций той далекой поры — трудности получения информации, обвинения со стороны депутатов Государственной думы, цензура, нападения на женщин-репортеров и расследователей коррупции, низкие зарплаты и грубость редакторов — удивительно напоминают сюжеты сегодняшнего дня.

Журнал, переживший несколько эпох, вернул свое первоначальное название в советское время в период «оттепели» и занял прочное место в ряду отраслевых изданий. Но не только. Выступления разных лет выходили далеко за рамки отрасли, поднимали важнейшим темы, волнующие общество, участвовали в дискуссии о развитии страны и звали к переменам.

Задуманный в начале бурного 20-го века как прообраз «голоса» будущей профессиональной корпорации, журнал, несомненно, способствовал формированию сообщества в 1980-е и 90-е годы и продолжает участвовать в профессиональной дискуссии по сей день. Диалог был и остается основной формой высказываний журнала. Наверное, это стремление представить самые разные голоса, мнения, подходы, опыт было и остается залогом долголетия ЖУРНАЛИСТА. О том, как развивается этот диалог, рассказывают авторы и лауреаты журнала, публиковавшиеся здесь в разные годы.

 


Как и когда вы познакомились с ЖУРНАЛИСТОМ?


ВАЛЕРИЙ БЕЗПЯТЫХ, генеральный директор холдинга «Городские вести», Свердловская область

Когда точно — не помню, в прошлом веке. Еще при Авраамове. В 2000-м в журнале вышла первая моя публикация. Посвящалась она бесплатным объявлениям как средству продвижения газеты. Перечитал сейчас — много спорных утверждений, но в целом текст вполне адекватно отражает состояние медиарынка того времени.

 

ГАЛИНА ЛАЗУТИНА, доцент факультета журналистики МГУ

Вообще-то я познакомилась с нашим профессиональным журналом, когда он еще носил имя «Советская печать». Это было как раз тогда, когда начиналась моя работа в редакции. Но журнал той поры оставил в моей памяти только странное голубовато-серое пятно с черными пятнами букв — наверное, это было цветовое решение обложки. Настоящее знакомство произошло позже и запомнилось навсегда. Однажды я открыла номер, в котором прочла фразу, ставшую для меня девизом: «Хорошо пишет не тот, кто хорошо пишет, а тот, кто хорошо думает». Она принадлежала Анатолию Аграновскому — человеку, который для нас, молодых журналистов, был гуру в профессии. Редактировал журнал в это время уже Егор Яковлев, и на обложке значилось название ЖУРНАЛИСТ. Постепенно для меня стало привычкой заглядывать в его новые номера: журнал давал ощущение общности со всей журналистской братией нашей страны.

 

ГЕННАДИЙ МАЛЬЦЕВ, генеральный директор ИД «Чудеса и приключения», главный редактор журнала ЖУРНАЛИСТ в 1999‑2015 гг.

Мое знакомство с ЖУРНАЛИСТОМ состоялось в середине 70-х годов. Началось оно с международников редакции — В. Грибачева и А. Гапочки. Тогда ЖУРНАЛИСТ много писал о зарубежном опыте, а я занимался зарубежной молодежью, в том числе и прессой.

 

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВ, «Золотое перо России», шеф‑редактор журнала ЖУРНАЛИСТ в 2006‑2007 гг.

Впервые я встретился с ним еще в юности, когда журнал, возглавляемый Егором Яковлевым, читался не только всеми журналистами страны (это само собой), но и многими из тех, кого потом назовут шестидесятниками.

 

ИРИНА ПАНЧЕНКО, заместитель председателя Союза журналистов Нижегородской области 

ЖУРНАЛИСТ я впервые увидела еще в прошлом веке, когда 25 лет назад оставила прикладную математику и начала заниматься журналистикой. А став редактором газеты «Биржа плюс Карьера», включила ЖУРНАЛИСТ в список обязательной подписки. Читали всей редакцией! Номер за 2006 год с целым разворотом о себе храню в личном архиве. Конечно, для меня самым нужным и полезным был раздел «Идеи газетного бизнеса», который вела Любовь Петрова. Уверена, многое из опубликованного в «Идеях» в начале двухтысячных не потеряло актуальности и сейчас.

 

ЮРИЙ ПУРГИН, генеральный директор ИД «Алтапресс», г. Барнаул

Я познакомился с журналом еще в школе, когда решил поступить на факультет журналистики. Звучные тогда были в нашей профессии имена: Валерий Аграновский, Инна Руденко, Анатолий Рубинов. И все они выступали тогда в ЖУРНАЛИСТЕ. Много позже дебютировал в качестве автора с материалом об «Алтапрессе» у Софьи Дубинской, которая тогда работала в журнале. Имел честь общаться с тремя редакторами журнала и состоять в его редколлегии.

 

СВЕТЛАНА РУЗЛЕВА, главный редактор газеты «Тверской курьер», информационного агентства «Социум»

Мое первое знакомство с журналом состоялось в детстве. Мама работала на ТВ и выписывала ЖУРНАЛИСТ. Я его из ящика вынимала первой и сразу смотрела картинки. Мне очень нравились портреты. Там были такие красивые люди! А потом, уже в старших классах, я ждала номеров, где публиковались сочинения участников разных конкурсов юных журналистов. С большим интересом следила за результатами. Мне казалось, что лучшие работы — это непременно сказочные и невероятные приключения! И когда побеждали авторы очерков о нашей обычной жизни, сумевшие найти в ней что-то главное и интересное, это удивляло и вселяло надежду. Значит, журналистика — это что-то возможное.

 

ЯРОСЛАВ СКВОРЦОВ, декан факультета международной журналистики МГИМО

В школе, да! Я еще в школе учился. Мой отец, Лев Иванович Скворцов, много читал, в том числе периодику. Среди журналов, которые он приносил домой, был и ЖУРНАЛИСТ. Помню, мне попался на глаза разворот (или просто страница? возможно, последняя?) журнала с рубрикой «В помощь художнику-оформителю» с вариантами шрифтов… Не знаю почему, но ребенком я испытывал какой-то трепет от красивых прописных букв; мне казалось, что в каждом варианте шрифта сокрыт свой… характер, свое настроение, какой-то тайный смысл! Я вырезал буквы для своей стенгазеты и очень переживал, когда на мои заголовки к текстам одного номера ЖУРНАЛИСТА не хватало…

 

ВЛАДИМИР СНЕГИРЕВ, «Золотое перо России»

ЖУРНАЛИСТ стал заметен, когда его возглавил Егор Яковлев, это было, кажется, в конце 60-х, я тогда заканчивал журфак Уральского университета и был приглашен на работу в «Комсомольскую правду». И все последующие годы этот журнал всегда был рядом — не только потому, что его редакция располагалась неподалеку от улицы Правды, где прошла большая часть моей жизни. Тогда это было единственное профильное издание, напечататься там считалось большой удачей. Моя первая публикация в журнале относится к концу 70-х, я написал о том, как работают наши коллеги в молодежке ГДР «Юнге вельт». Эту газету и «КП» в те годы связывали крепкие партнерские отношения, немцы то и дело приезжали к нам, а мы гостили у них.

 

МИХАИЛ ФЕДОТОВ, председатель Совета по взаимодействию с гражданским обществом и правам человека при президенте РФ, соавтор закона «О СМИ»

Журнал ЖУРНАЛИСТ изначально был для меня не источником знаний о профессии журналиста, а местом приложения моей публикационной активности по правовым проблемам деятельности СМИ, или, как тогда принято было формулировать, СМИП (средства массовой информации и пропаганды). Поскольку начиная с 1968 года я работал газетным репортером и одновременно учился на вечернем отделении юридического факультета МГУ, постольку тема правовых проблем журналистики была естественным приложением практических знаний к университетской учености. А журнал ЖУРНАЛИСТ стал для меня, молодого преподавателя конституционного права, максимально удобной площадкой для научных публикаций, облеченных в популярную форму. Моя первая статья такого рода появилась в журнале под заголовком «До и после суда» в 1983 году, в № 11. С того момента я стал частым гостем в редакции и на полосе. В немалой степени этому способствовали дружеские отношения, сложившиеся у меня с тогдашним главным редактором и моим будущим соавтором Дмитрием Сергеевичем Авраамовым.

 

ВИТАЛИЙ ЧЕЛЫШЕВ, журналист, заместитель главного редактора журнала ЖУРНАЛИСТ в 1999‑2010 гг. 

Работая постановщиком на ТВ, впервые увидел в приемной главреда журнал ЖУРНАЛИСТ. Но секретарша не дала. Поступил в МГУ на журфак в 1968 году и в библиотеке универа впервые смог сесть и почитать в читальном зале. Мне понравилось все.

 

ОЛЕГ ШЕВЦОВ, генеральный директор ИД «Мир Белогорья», г. Белгород

О существовании ЖУРНАЛИСТА я узнал в начале 2000-х, на первом или втором курсе вуза. Увидел журнал в зале периодики университетской библиотеки. На тот момент у нас только открывалось отделение журналистики, не хватало учебных пособий, почти не было преподавателей по медийным дисциплинам, доступ в интернет стоил сумасшедших денег — 30 рублей в час при стипендии в 200 рублей. И в этих условиях ЖУРНАЛИСТ стал для меня не просто профессиональным изданием — он стал самым настоящим учителем. Дополнительное заочное образование на младших курсах я получал благодаря ЖУРНАЛИСТУ. С тех пор прошло больше 15 лет. В Белгороде есть факультет журналистики, где я немного преподаю. Нет никаких проблем ни с преподавателями, ни с учебниками, ни тем более с интернетом. Но в начале каждого учебного года на первой же лекции я объясняю первокурсникам, почему они должны читать профессиональные журналы, а на первом, максимум втором практическом занятии мы делаем обзор свежего выпуска ЖУРНАЛИСТА

 

Надежда Ажгихина, ведущая рубрики «Журналистка» в 1996-2018 гг. 

 

— ЖУРНАЛИСТУ я обязана первой скандальной публикацией и первым публичным разносом. Это случилось в 1982 году, после выхода материала «Посвящение в дилетанты?» о том, что выпускники журфака МГУ не готовы к практической работе.

Я сама благополучно печаталась в «Алом парусе», в журналах «Юность» и «Смена» и готовилась после окончания факультета пойти работать в «Комсомолку» , но за товарищей мне было обидно, и я живо описала тревоги и сомнения сокурсников, которыми они делились по дороге к Мавзолею в день посвящения в журналисты (посещение останков вождя было обязательным пунктом программы). В этом «компетентные товарищи» усмотрели крамолу. Секретарь парткома факультета Евгений Блажнов (по совместительству ведущий курса теории пропаганды) вызвал в свой кабинет и учинил допрос, потрясая номером журнала с моим текстом, сплошь исчерканным красным карандашом. Спрашивал, кто меня надоумил и что-то в этом роде. Не удовлетворившись ответом (я реально не понимала, что он от меня хочет), разозлился еще больше. Вскоре состоялось открытое собрание коммунистов почему-то четвертого курса, куда пригнали и наш пятый курс, по поводу моей публикации.

Выступал сам Блажнов, клеймил меня и напоминал о происках американского империализма, выступал какой-то человек из ТАССа и клеймил меня за очернение образа будущего журналиста-международника, пьющего в моем тексте пиво на Красной площади, и за неуважение к самой Красной площади, выступали не знакомые мне студенты... Несмотря на то, что несколько однокурсников пытались возразить организаторам порки, все шло к тому, что меня отчислят перед самым дипломом и о работе в газете придется забыть.

Не позволили это сделать зав. кафедрой критики Анатолий Георгиевич Бочаров, будущий руководитель моей диссертации, и декан факультета Ясен Николаевич Засурский. В газету на работу взяли. А сам Блажнов через несколько лет, уже в перестройку, уехал в Америку, открыл собственное пиар-агентство и учит российских бизнесменов пиару по-американски, утверждая вечность и непреходящую прибыльность искусства пропаганды, которое он нам когда-то преподавал. Нет сомнения в том, что если бы не ЖУРНАЛИСТ, моя профессиональная жизнь сложилась бы совершенно иначе, и я была бы, вероятно, вообще другим человеком.


Какие рубрики, акции, публикации ЖУРНАЛИСТА запомнились?


ВАЛЕРИЙ БЕЗПЯТЫХ: Меня как издателя больше всего интересуют публикации, касающиеся медиатрендов, рынков дистрибуции и рекламы, перспективных кейсов. Разумеется, читаю интервью с интересными медиаперсонами. Прогнозы.

 

ГАЛИНА ЛАЗУТИНА: Конкретных рубрик журнала я перечислить не могу, они забылись за долгую жизнь. Да это, пожалуй, и не важно. Суть в том, что в памяти четко отпечатались основные направления его деятельности и реакция коллег на те или иные публикации. Помню, например, какой фурор произвел в нашей среде разворот ЖУРНАЛИСТА, на котором был представлен закон о печати, принятый в Чехословакии (это случилось где-то в начале 1968 года, незадолго до «пражской весны»). А чего стоили обсуждения статей того же Анатолия Аграновского или, скажем, Анатолия Рубинова! И сегодня для меня ЖУРНАЛИСТ — добрый помощник: там клуб молодых, позволяющий представить себе психологический портрет завтрашних журналистов; там — свидетельства того, как меняют нашу профессию вихри цифровой революции и соблазны мультимедийных богатств.

 

ГЕННАДИЙ МАЛЬЦЕВ: Мне трудно выделить кого-то. Я ведь 16 лет был главным редактором ЖУРНАЛИСТА, повидал многих. Мы стремились выступать от имени сообщества, защищать журналистов и редакционные коллективы от произвола власти. Так родились «Хроника беззакония», рубрика «СМИ и власть». Помню статью об удушении прессы в Костромской области, превращении главных редакторов районок в помощников губернатора. А он, бывший милицейский чин, организовал давление на редакцию, два следствия было, но мы устояли и не выдали автора. Стремились влиять и на качество журналистики. Разбирали язык и стиль публикаций. Для молодежи открыли «Клуб молодого журналиста».

 

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВ: Публикации об истории журнала и истории отечественной журналистики с 1914 года до наших дней. Горжусь тем, что был главным редактором рожденной журналом первой (и пока единственной) энциклопедии «Журналисты России. XIX–XX вв.». Лучшими перьями журнала последних лет были Никита Вайнонен, Ирина Карпенко, Виталий Челышев и Валерий Евсеев.

 

ИРИНА ПАНЧЕНКО: С большой теплотой вспоминаю КМЖ, «Мухи в паутине» и бессменного ведущего этих разделов Виталия Алексеевича Челышева. Продолжаю поддерживать с ним связь — теперь уже в соцсетях. Хорошо, что начинающие журналисты сегодня тоже имеют возможность высказаться на страницах самого авторитетного профессионального издания.

Всегда с интересом читала глубокие материалы Александра Тертычного. Здоровья ему!

Вообще многих коллег сначала узнавала по публикациям в ЖУРНАЛИСТЕ, а уж потом знакомилась лично.

Очень приятной, азартной и запоминающейся получилась многолетняя акция журнала «Леди Жур».

Обсуждения эфирных или печатных ошибок наших коллег горячи и бескомпромиссны. Поэтому проект 2015 года о русском языке в СМИ, к которому я тоже была причастна, помнят до сих пор и спрашивают, будет ли продолжение.

 

ЮРИЙ ПУРГИН: Любимая рубрика, с которой всегда начинал читать журнал, — «Издательский бизнес». В рамках этой рубрики ЖУРНАЛИСТ совместно с АНРИ подготовил немало интереснейших, а главное — реально полезных публикаций. Лучшие материалы, которых жду с нетерпением, — об опыте друзей и коллег, которых ценю и люблю за самоотверженное служение профессии.

 

СВЕТЛАНА РУЗЛЕВА: В журнале мне всегда нравилась его «журналистская» позиция, поддержка коллег. Интересовало все, что касается проблемы «СМИ и общество». «Дневник редактора» всегда помогал в работе, как и все, что касается опыта коллег. У нас есть и другие корпоративные издания, но ЖУРНАЛИСТ всегда имеет свой почерк. Там есть Имена. Например, публикации Анатолия Рубинова, как и других авторов высокого уровня, на мой взгляд, не уйдут в прошлое.

 

ЯРОСЛАВ СКВОРЦОВ: К сожалению, память не сохранила ни имен авторов журнала, ни рубрик, но остались… иллюстрации! Особенно почему-то одна: журналист берет интервью у машиниста локомотива. Герой стоит на своем «мостике», в дверях кабины, а журналист держится одной рукой за поручень лесенки, а другой протягивает микрофон… Очень динамичный был снимок, очень жизненный. Наверное, благодаря именно таким фотографиям и сложился романтический образ профессии!

 

ВЛАДИМИР СНЕГИРЕВ: Мне всегда было интересно читать беседы с самыми яркими представителями нашей профессии. Эти своеобразные мастер-классы учили лучше любого университета. Хочу напомнить также, что в те далекие годы в редакции ЖУРНАЛИСТА работали очень профессиональные корреспонденты, обозреватели, репортеры, это было полноценное издание, а его главный редактор даже входил Никита Вайнонен, ведущий рубрики «Летучка», 2010 год в редколлегию «Правды», что по тем временам давало журналу большие возможности. Например, он мог публиковать серьезные корреспонденции по поводу конфликтов журналистов с властью, поддерживать наших коллег на местах.

 

МИХАИЛ ФЕДОТОВ: Разумеется, мне запомнились прежде всего те рубрики, под которыми публиковались мои собственные статьи. Они касались правовых и профессионально-этических аспектов профессии. Пожалуй, самыми запоминающимися публикациями стали наша с Юрием Батуриным и Владимиром Энтиным статья «Каким быть Закону о печати?» (1989, № 3), проторившая путь к нынешнему Закону «О СМИ», к запрету цензуры и т. д., и «Кодекс профессиональной этики советского журналиста. Авторский проект», написанный совместно с Авраамовым (1989, № 1).

 

ВИТАЛИЙ ЧЕЛЫШЕВ: Журнал не был похож на другие. Емкие короткие материалы. Дискуссии! Фотографии. Иногда едкие тексты. Советы. Верстка особая! Люди не только с журналистского олимпа, но и из провинции. И невиданное: журнал защищал журналистов. Это был наш олимп, на котором обитали боги. Не предполагал, что целых 11 лет буду работать заместителем главреда ЖУРНАЛИСТА — рядом с мэтрами Валентином Кузнецовым, Никитой Вайноненом, Геннадием Мальцевым, который и пригласил меня в журнал, за что ему всегда буду благодарен. Открою секрет: ЖУРНАЛИСТ всегда был школой — не только для тех, кто его читал, но и для тех, кто в нем работал. Для меня, в частности. Надеюсь, что мои разделы «СМИ и общество» (правозащита и аналитика), «Мухи в паутине» (интернет), «Клуб молодых журналистов», сайт журнала, который я вел и который был награжден «Золотым гонгом», кому-то помогли.

 

ОЛЕГ ШЕВЦОВ: Должен открыть страшную тайну: я часто занимаюсь пиратством (и, думаю, я такой не один). Получил номер ЖУРНАЛИСТА, прочитал, выбрал самое интересное — сделал ксерокопии. Вот этот материал о газетном дизайне — ответсеку «Белгородской правды», это интервью о трендах в интернет-журналистике — редактору сетевого издания «БелПресса», разворот про социальные сети — нашему SMMщику, разъяснение законодательных новелл — юристу, а поучительную историю и вовсе лучше повесить на доску объявлений на всеобщее обозрение. Подписка на ЖУРНАЛИСТ, как и любой другой профессиональный журнал, стоит недешево. И здесь важно убедить подписчика в лице той или иной организации, что деньги он тратит не зря. Думаю, у редакции ЖУРНАЛИСТА это получается.

 

Надежда Ажгихина: Всегда было, что почитать. Исторические материалы — тут были Дорошевич, Гиляровский, Булгаков, публикации о малоизвестных страницах истории литературы, даже исторические расследования… Современные персоны — Рубинов, Селюнин, Плутник, Руденко, а также непременно писатели — Вознесенский, Жуховицкий, обзоры публикаций литературных журналов, материалы с Московского кинофестиваля. И, конечно, письма и голоса из глубинки, для московских студентов это была совершенно неизвестная реальность.

После первой публикации я довольно часто писала в ЖУРНАЛИСТ, ехала в командировку от «Комсомолки» и попутно иногда привозила сюжет.

Так, в 1983 году в Череповце я познакомилась с другом моего героя, первого психолога на Череповецком металлургическом комбинате и в черной металлургии в целом, Вити Короткова — молодым журналистом Леней Парфеновым. Леня поразил своей неудержимой верой в будущий успех. Я пришла к нему на студию: городское ТВ, крошечная комната, камера, стул, все в прямом эфире, потому что нет оборудования для записи. В Молодежной редакции ЦТ, где я бывала у «Веселых ребят», было совсем иначе. Но Леня убеждал меня, что через несколько лет он станет самым известным советским журналистом и сделает лучшую передачу в стране, «Веселым ребятам» и не снилось. И сказал, что самое важное — ставить перед собой невыполнимые задачи. Я написала в «Клуб молодого журналиста» текст под названием «Правило Леонида Парфенова». Кажется, это была первая публикация о нем.

В 1990-е я много писала о женщинах, вела раздел в «Независимой газеты» и на страницы ЖУРНАЛИСТА привела новых собеседниц: Светлану Алексиевич, Марию Розанову, создательницу журнала «MS» Глорию Стайнем, индийскую издательницу Риту Менон, генерал-губернатора Канады, в прошлом известную телеведущую китайского происхождения… В рубрике «Журналистка» мы говорили с Натальей Эстемировой (кажется, это было последнее ее интервью), Викторией Ивлевой, Юлией Калининой, Эльвирой Горюхиной (точно последняя беседа), Лидией Графовой, отважными основательницами новых медиа в регионах и за границей, говорили о «журналистике мира» как альтернативе агрессии и «языку вражды», о том, как женский взгляд меняет профессию, но не обеспечивает равных заработков, о многом другом. То, что до сих пор тема вызывает у некоторых коллег нервный тик, подтверждает ее важность.

 


Каким вам видится будущее нашей профессии?


ГАЛИНА ЛАЗУТИНА: Сказать по правде, я с опаской прислушиваюсь к сегодняшним прогнозам непростой журналистской будущности. Мне кажется, что они мешают разглядеть, как в недрах бурлящего информационного пространства зарождаются формы журналистики, готовые в новых условиях подтвердить, что этот вид деятельности общественно необходим. И дело не в мультимедийности, которая, конечно же, располагает к себе медиапотребителя. И даже не в стремлении увеличить оперативность информирования о происходящих событиях — с этим нам серьезно помогут справиться роботы. Соль в том, что становится все более острой нужда в общественной рефлексии по поводу происходящего — в обобщении опыта, достойного распространения, в выявлении скрытых проблем. И журналистика, демонстрируя свои мультимедийные наряды, одновременно начинает искать новые параметры документа о сегодняшнем дне. Появляются журналистские истории, которые не уместишь на газетной странице и даже в журнальном разделе, — рождаются «живые журналы» и документальные журналистские книги. Найдут ли они читателя в наш компьютерный век? Возможно, что это произойдет не сразу. Но общественная нужда возьмет свое, а спрос, как известно, рождает предложение. Один из наиболее известных сегодня журналистов Д. Соколов-Митрич уже приступил к проекту, который может проложить широкую дорогу книжной разновидности журналистики. Наверное, и ЖУРНАЛИСТ в один прекрасный день повернется к ней лицом.

 

ГЕННАДИЙ МАЛЬЦЕВ: Со временем многое меняется. Журналистика становится более информационной, а журналисты — более прагматичными. Грядет цифровизация отрасли. Того и гляди, новости начнет по телевизору читать робот. Надо как-то отстоять личностный фактор. У журналиста должна быть позиция, свой «взгляд на вещи».

 

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВ: Будущее — за узкой профессиональной специализацией журналистов. Уверен, что факультеты журналистики со временем будут преобразованы в институты журналистики, где специалисты различных отраслей (экономисты, политологи, культурологи и пр.), желающие стать журналистами, в течение одного-двух лет смогут получать необходимый объем информации о журналистской профессии, а потом со знанием дела вести «свою» отраслевую тему в СМИ. Не сомневаюсь, что желающих будет предостаточно. Сколько острых, талантливых текстов видим мы сегодня в социальных сетях!

 

ИРИНА ПАНЧЕНКО: Кажется, что профессия меняется на глазах, но новое, на мой взгляд, лишь в способах упаковки и передачи информации, ну и скорости, конечно, другие. 

А суть — информировать, просвещать, развлекать, рассказывать честные человеческие истории — остается. У кого это получается, тот собирает миллионные аудитории, монетизируя порой свои умения и без официально зарегистрированного СМИ. Что касается количества рабочих мест, то их нигде больше не становится, не только в журналистике. Целые профессии в отрасли исчезли на нашей памяти. Удаленная работа, фриланс — вот реальность, в которой сегодня существуют журналисты, и никуда от этого не деться.

 

ЮРИЙ ПУРГИН: Я оптимист по должности и по характеру. Поэтому склонен видеть возможности даже тогда, когда проблемы окружают со всех сторон. Не устаю повторять: нас ждет ренессанс журналистики. Люди устанут от пропаганды и бесконечного фастфуда френдлент, информационную рутину возьмут на себя роботы, а по-настоящему увлекательно рассказывать людям о людях могут только профессионалы. Важно только, чтобы к этому времени мы смогли создать живые бизнес-модели, способные окупать затраты на эту работу. Чем, собственно, сегодня и занимаемся.

СВЕТЛАНА РУЗЛЕВА: Мы сегодня находимся в ситуации, которую, на мой взгляд, сами еще не осознали. Возможно, я окажусь в меньшинстве, но я убеждена, что единой связки «журналист — редакция» в ближайшее время уже не будет. Просто потому, что появляется достаточно платформ и различных ресурсов, где человек может высказаться. Похоже, что журналистика перестанет быть командным трудом. И, наверное, есть смысл вкладывать все имеющиеся ресурсы в себя, любимого. В образование, причем непрерывное, в хорошую технику, в путешествия, в расширение кругозора. Еще больший смысл есть в том, чтобы определиться с ценностями, поскольку в самое ближайшее время решать все будет не бренд или тусовка. Решать будет репутация. Во времена информационной революции удержаться на плаву сможет только тот, кому доверяют. Кто не станет объяснять себе, что пошел на сделку с совестью, «потому что выхода другого не было». Проблема доверия сегодня едва ли не ключевая в нашей профессии. И будущее за теми, кто окажется честным перед самим собой. Конечно, эти люди будут объединяться в творческие коллективы ради конкретного проекта. Но это должно быть объединение настоящих, честных профессионалов — иначе нет никакого смысла. Кстати, традиция делать «именную» журналистику у нас была и раньше.

Ни у кого нет сомнений в том, что эра информационных технологий будет развиваться, множиться, совершенствоваться, привлекая людей из самых разных сфер жизни. И журналистам необходимо стать среди них заметными. Для этого придется стать экспертом. Реально разбираться в медицине или строительстве, в образовании или мебельном производстве, в космосе или животноводстве. Мне кажется, что тернистый путь журналистики будущего сможет осилить только эксперт. Не проблема создать себе виртуальную трибуну, весь вопрос в том, что сказать, если ты на нее смог взобраться.

 

ЯРОСЛАВ СКВОРЦОВ: Очень интересным! Наша профессия — самая нестатичная, не позволяющая почивать на лаврах, а заставляющая идти, расти, совершенствоваться.

Очень хорошо усвоил науку одного своего наставника, ответсека сверхпопулярного в свое время ежедневного издания: газета живет один день! Все твои достижения, яркие тексты и интереснейшие сюжеты — победы одного дня (того самого, коим номер газеты датирован). Равно как и провалы, ляпы и просто ошибки. Жизнь идет вперед, не стоит она на месте. И нужно идти!

 

ВЛАДИМИР СНЕГИРЕВ: Я не очень большой оптимист по этому поводу. Если существующий тренд сохранится, то никакой журналистики не останется, а на ее руинах будут существовать пиарщики и специалисты по «сливам». Правда, есть шанс у бульварной прессы, но это не ко мне.

 

МИХАИЛ ФЕДОТОВ: Будущее российской журналистики видится мне в той же туманной дали, куда неумолимо дрейфует вся мировая журналистика за исключением той, что прозябает в тоталитарных и теократических режимах. Исчезнет газетная бумага, как исчезли горячий набор и профессия метранпажа, но никуда не денется газетная журналистика, если мы сохраним ее живой дух и ее обязательства перед аудиторией. И это касается не только газет! 

 

Надежда Ажгихина: 

— Последние годы я много общаюсь с коллегами из Европы и вижу, как меняется профессиональная дискуссия, как кризис финансовый, подорвавший устойчивость медиасистем во многих даже вполне благополучных странах, вместе с наступлением технологических новаций привели к кризису идентичности журналистики.

О завершении этапа «журналистики ценностей» с ее стандартами качества и этическими принципами и неизбежной заменой ее на информационное обслуживание говорят во всем мире, прежде всего говорят об этом медиамагнаты и политики-популисты: от Мердока до Трампа и от Сунгоркина до Волина.

Я думаю, этого не произойдет, о «закате журналистики» говорят не впервые. И многие сегодняшние медийные проекты в разных странах подтверждают другие гипотезы, в частности, о том, что «идеальная журналистика» как раз будет более востребована, хотя и уйдет в новые, часто нишевые формы. Я уверена, что наши российские журналисты совершат в этой сфере прорыв, но это будет дело нового поколения, тех, кто сегодня еще учится.

Симптоматично, что двадцатилетних (в отличие от тридцатилетних и сорокалетних) практически не волнуют технические новшества, они для них рутинная данность, как и бесконечность технологического совершенствования. Их волнуют ценности. И среди них есть очень яркие, самостоятельные, талантливые и убежденные в необходимости «журналистики идеалов» люди. Которые не надеются изначально на «благодатный порыв» со стороны начальства, но готовы сами отстаивать свои интересы и не боятся рисковать. Мне кажется, то бедственное положение, в котором находится современная российская медиасреда, где каждый день сокращается и без того скукоженное пространство свободной дискуссии, чести и достоинства профессии — результат во многом нашего собственного поведения и наивного бездействия, как это ни горько признавать.

Наши коллеги долгие годы надеялись то на хорошего президента, то на благородного олигарха, который даст денег и ничего не потребует взамен. И ничего по сути не сумели сделать для того, чтобы отстоять свои позиции в новой реальности. Но это не конец истории! Все в нашей жизни — и законы, и их исполнение, и цензура, и подвиги и подлости — все это результат действий конкретных людей, и исправить неверные решения и ситуации могут также только действия конкретных людей. Журналистика в нашей стране станет свободной и авторитетной, я верю в это. Но только тогда, когда сами журналисты будут готовы в это лично и всерьез вложиться. А также смогут убедить своего читателя и зрителя в том, что честная и ответственная журналистика нужна людям, каждый день и каждый час. Пока это не так.

 


Пожелания ЖУРНАЛИСТУ в день рождения


ВАЛЕРИЙ БЕЗПЯТЫХ: Уже произошла и, как мне кажется, еще идет заметная смена концепции журнала. Он стал более динамичным, мультиформатным, технологичным, отражающим современное состояние медиа в целом. Полностью поддерживаю это направление, но только в том случае, если при этом не будут упущены два важных, на мой взгляд, момента. ЖУРНАЛИСТ должен остаться прежде всего журналом о смыслах, о профессии, о самоуважении. Он должен утверждать и отстаивать принципы журналистики и права журналиста. Инициировать сопротивление любой попытке ущемления этих прав. Декларировать до тех пор, пока это не перестанет быть предметом дискуссий, то, что журналистика должна работать исключительно в интересах общества. И в тех случаях, когда интересы общества вступают в конфликт с интересами власти и / или крупного бизнеса, меняться должна не журналистика, а власть и этот самый бизнес. И второй момент. Поскольку журнал уже сегодня является сосредоточием самого передового медиаопыта, он и сам должен стать примером его реализации. В том числе с точки зрения продвижения и дистрибуции в своей целевой аудитории. В любом формате бренда ЖУРНАЛИСТ. Вот успеха в этом направлении я журналу и пожелаю.

 

ГАЛИНА ЛАЗУТИНА: Главное все-таки в том, чтобы он сохранял в своей деятельности верность утверждению ключевого качества журналистики — достоверно и глубоко отражать сегодняшний день, не угождая чьим-то эгоистическим интересам.

 

ГЕННАДИЙ МАЛЬЦЕВ: Родному ЖУРНАЛИСТУ — 105 лет. У него третья молодость. Желаю стойкости, «своего лица», новых читателей и любви сообщества.

 

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВ: Жить!

 

ИРИНА ПАНЧЕНКО: Пожелание ЖУРНАЛИСТУ одно — жить! Жить, выходить, быть востребованным и молодыми, и матерыми.

 

ЮРИЙ ПУРГИН: В день рождения желаю редакции заработать побольше денег. А еще — найти себя в новом цифровом мире, сохраняя лучшие традиции и приобретая дополнительные полезные свойства. Привлечь на свою сторону новое поколение в профессии, укрепить свои позиции в качестве центра коммуникаций журналистского сообщества. Мы поможем.

 

СВЕТЛАНА РУЗЛЕВА: Профессиональный журнал должен быть живым. Нам нужна творческая мастерская. Есть много изданий, которые дают материалы о бизнесе, об искусстве выживания в современном медийном мире, об отношениях с учредителями и поиске инвесторов. Все это очень нужные вещи, востребованные. Но нужна и площадка, где будет идти речь о самой журналистике. Об этике, она сегодня важна как никогда. Пусть ЖУРНАЛИСТ всегда остается такой площадкой.

 

ЯРОСЛАВ СКВОРЦОВ: Не почивать на лаврах, не отставать от жизни! Быть ярким и интересным; остроумным и (са  мо)кри тич ным собеседником товарищам по цеху; не нудным, а зажигающим интерес в глазах, наставником для молодых журналистов! Сто пять лет… Разве ж это возраст для солидного издания?

 

ВЛАДИМИР СНЕГИРЕВ: Оставаться верными тем высоким принципам, без которых профессия немыслима. Правда, есть еще и пожелание руководству Союза журналистов: найти возможность наладить плодотворное и взаимовыгодное сотрудничество с журналом. Ведь одному делу служим.

 

МИХАИЛ ФЕДОТОВ: Не унывать, не опускать руки в ожидании, не страшиться опасностей интернета, а учиться самим и учить других искусству кораблевождения в этом информационном океане.

 

ВИТАЛИЙ ЧЕЛЫШЕВ: Пусть наш прекрасный олимп — 105-летний журнал помогает определиться в профессии и сделать ее эффективной. Ничто не вечно под луной. Кроме ЖУРНАЛИСТА, конечно.

 

ОЛЕГ ШЕВЦОВ: В первую очередь — быть полезным. ЖУРНАЛИСТ умеет находить и давать аудитории уникальный контент, который трудно отыскать в других местах. Мне, например, чрезвычайно понравился летний спецвыпуск, посвященный дизайну печатных СМИ. Такие проекты очень повышают лояльность читателя. 

 

Надежда Ажгихина: Уже произошла и, как мне кажется, еще идет заметная смена концепции журнала. Он стал более динамичным, мультиформатным, технологичным, отражающим современное состояние медиа в целом. Полностью поддерживаю это направление, но только в том случае, если при этом не будут упущены два важных, на мой взгляд, момента.

ЖУРНАЛИСТ должен остаться прежде всего журналом о смыслах, о профессии, о самоуважении. Он должен утверждать и отстаивать принципы журналистики и права журналиста. Инициировать сопротивление любой попытке ущемления этих прав. Декларировать до тех пор, пока это не перестанет быть предметом дискуссий, то, что журналистика должна работать исключительно в интересах общества. И в тех случаях, когда интересы общества вступают в конфликт с интересами власти и / или крупного бизнеса, меняться должна не журналистика, а власть и этот самый бизнес.

И второй момент. Поскольку журнал уже сегодня является сосредоточием самого передового медиаопыта, он и сам должен стать примером его реализации. В том числе с точки зрения продвижения и дистрибуции в своей целевой аудитории. В любом формате бренда ЖУРНАЛИСТ. Вот успеха в этом направлении я журналу и пожелаю.

 

Виталий Челышев, зам. главного редактора; Алексей Баранов, дизайнер; Николай Михайлов, шеф-редактор; Елена Королькова, журналист; Ольга Муравьева, редактор отдела выпуска и информации; Любовь Петрова, редактор отдела печатных СМИ; Никита Вайнонен, ведущий рубрики «Летучка»; Геннадий Мальцев, главный редактор. 2007 год
Виталий Челышев, зам. главного редактора; Алексей Баранов, дизайнер; Николай Михайлов, шеф-редактор; Елена Королькова, журналист; Ольга Муравьева, редактор отдела выпуска и информации; Любовь Петрова, редактор отдела печатных СМИ; Никита Вайнонен, ведущий рубрики «Летучка»; Геннадий Мальцев, главный редактор. 2007 год
Сообщить об ошибке
Янв 18, 2019
Соцсети для расследований — гораздо больше, чем площадка для общения.
Один из десяти лучших молодых журналистов России 2019 по
Редакции позволяют брендам диктовать стоп-листы тем

Вам будет интересно: