Как изменятся функции журналиста в 2019 году

Теги: 

За что завтра будут платить в медиа, если известно, что digital изменит саму профессию так же сильно, как и отрасль?

Переход СМИ в цифру обычно рассматривают с точки зрения бизнеса или технологий. Там в целом все понятно: технологии все лучше, а бизнес все хуже. Именно это обстоятельство все чаще заставляет работников медиа смотреть на свое будущее уже в ином ракурсе: с точки зрения личной стратегии. В каких структурах, форматах, проектах и пр. придется работать в ближайшем будущем, если традиционные СМИ лихорадит? Что нужно уметь и знать? За что завтра будут платить в медиа, если известно, что цифра изменит саму профессию так же сильно, как и отрасль?

 

РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА В СМИ: НОВАЯ ЭПОХА

Первобытный человек был универсальным солдатом. Он мог сам сделать все, чем пользовался: от украшения до ножа. Он обладал знаниями во всех «науках», которые были важны: от медицины до астрономии.

Развитие ремесел и наук привело к специализации, а значит, и разделению труда. Современный человек должен быть специалистом в узкой области, чтобы продать свой навык. Но для получения конечного продукта нужны и другие специалисты, с другими навыками. Мало кто сейчас производит законченный продукт. Все лишь вкладывают свою частицу труда в общее производство.

Традиционные СМИ были классическим образцом разделения труда и специализации. Журналист писал, корректор правил, фотограф снимал, макетист верстал, бильдредактор подбирал картинки, редактор все это собирал, типограф печатал, почтальон доставлял. Подобные структуры разделения труда и специализации были на радио и ТВ. Традиционная схема разделения труда в редакциях поломалась за последние 20 лет уже три раза. И привычная структура редакций, и представление всех участников о своем месте в ней и своих личных компетенциях поменялись драматически.

СЕГОДНЯ МЕДИАПРОДУКТ МОЖНО ПРОИЗВОДИТЬ СИЛАМИ ОДНОГО АВТОРА, ЕСЛИ ОН ОБЛАДАЕТ НЕОБХОДИМЫМИ СМЕЖНЫМИ НАВЫКАМИ. РЕДАКЦИЯ НЕ НУЖНА

Сначала изменились технологии. Некоторые производственные звенья слились, другие вообще исчезли. Благодаря компьютерам низовые авторы и творческие начальники получили прямой доступ к базовым технологическим процессам — дизайну и верстке. Привычное разделение труда начало меняться.

Потом по организации труда ударили экономические обстоятельства: нехватка денег, сокращение штатов. Многие функции совмещались или вообще выводились из оборота. Пропали литературные редакторы, верстальщики стали сами искать картинки и делать цветокоррекцию, корректура ушла на аутсорс или вовсе разделилась между редакторами и авторами. Качество отдельных операций, конечно, ухудшилось, но это оказалось некритичным для процесса в целом.

Наконец, блоги и социальные сети, то есть возможность прямой дистрибуции контента, нанесли завершающий (на данном этапе, по крайней мере) удар. Единицы медиаконтента, которые раньше могли достигать читателя только в рамках индустриального продукта (на страницах газеты, в выпуске радио- или телепередачи), теперь вполне могут попадать к аудитории самостоятельно, вне СМИ. Конечный мультимедийный продукт может быть сделан одним автором, редакция не нужна. Автоматизация процесса и простота доставки сделали автора субъектом, равным целой редакции. Медиаремесленник теперь может сам не только горшки слепить и обжечь, но и повезти их на ярмарку. И там они вполне будут конкурировать с горшками, слепленными на медиафабрике.

Все три процесса, казалось бы, повернули прогресс вспять. Вместо специализации и разделения труда в СМИ наблюдается универсализация. Это выглядит как движение обратно к первобытному человеку, мастеру- универсалу. Такой универсал может теперь сам и написать, и сделать фото, и сверстать, и доставить читателю. 

 

САМ СЕБЕ РЕЖИССЕР И РЕДАКТОР 

В то же время нельзя сказать, что сами процессы стали проще и не требуют специальных знаний. Специализация и разделение труда остаются. Но теперь они привязаны не к старым процессам производства контента, а к новым цифровым платформам. Меняется структура компетенций. Каким именно образом — это сейчас один из главных вопросов для работников медиа, для журфаков, для редакций.

Окончательная структура компетенций применительно к производству контента в цифре еще не выработалась. И, видимо, окончательной она уже никогда не будет. Все время что-то будет меняться. Единственным устойчивым процессом будет процесс перемен. Но можно говорить о некоторых базовых тенденциях.

 

ТЕНДЕНЦИЯ 1. Переход от процессного подхода к продуктовому. Раньше специалист в медиа продавал свое умение, а теперь все больше — продукт. Особенно это касается журналистов. Раньше журналист добывал информацию и писал текст, на этом его сфера ответственности заканчивалась. В текстоцентричной журналистике многие авторы даже не утруждали себя заголовками. Журналист излагал фактуру, а подачей занимался уже редактор, который переписывал или дописывал заголовки и структурировал текст для лучшего восприятия читателем. У каждого был свой процесс, в идеале ведущий к общему продукту.

Теперь статья не текст, а проект. Поэтому успешный журналист в новой среде выступает автором не контента, а проекта. Для успеха проекта качество процессов важно, но вторично: первичны замысел и видение автором конечного результата. А процессы могут быть вовлечены самые разные — от написания текстов до подверстки какого-нибудь опросника, помогающего вовлечь читателя. Продуктовый подход ведет к другому принципу организации труда, и это проявляется в следующей тенденции.

 

 

ТЕНДЕНЦИЯ 2. Совмещение авторства и менеджмента. Автор материала как проекта выступает одновременно 
и творцом, и руководителем. То, что раньше было компетенцией редактора, спустилось в производственной вертикали на ступеньку вниз и стало прерогативой автора. А можно преподнести эту перемену и ровно наоборот: в мультимедийной среде автор поднимается до уровня редактора.

УСПЕШНЫЙ ЖУРНАЛИСТ В НОВОЙ СРЕДЕ ВЫСТУПАЕТ АВТОРОМ НЕ КОНТЕНТА, А ПРОЕКТА, ДЛЯ УСПЕХА КОТОРОГО ПЕРВИЧНО НЕ КАЧЕСТВО, А ЗАМЫСЕЛ И ВИДЕНИЕ КОНЕЧНОГО РЕЗУЛЬТАТА

В новой среде автор отвечает не только за разработку и изложение материала, но и за придумывание всех сопутствующих элементов: от текстовых подверсток и инфографики до мультимедийных форматов. Автор проекта становится исполнителем в той части работ, в которой имеет нужные компетенции, и заказчиком там, где нужны специальные навыки, знания или инструменты, которых у него нет. Но и в этом случае он должен понимать, как они устроены и какой продукт от них надо получить. Расширение своих и понимание чужих компетенций проявляется в следующей тенденции.

 

ТЕНДЕНЦИЯ 3. Новая универсализация. Универсализм в медиа, как уже отмечалось, во многом подкреплен технологическими и экономическими обстоятельствами. Гаджеты и программы позволяют, а экономика заставляет журналистов делать многие вещи, для которых раньше потребовался бы отдельный специалист. Фотографии, инфографику, верстку, видео, аудио, распространение — все это можно теперь делать самому.

Для примера: 10-15 лет назад процветал такой бизнес, как создание сайтов. Созданием и поддержкой даже простеньких сайтов занимались отдельные специалисты и целые фирмы. Сейчас программы и платформы с понятными интерфейсами и богатейшим ассортиментом дизайна позволяют даже не сведущему в программировании человеку собственноручно делать и продвигать сайты. Сервис, которым заправляли люди, теперь осуществляется платформами.

Автоматизация будет прогрессировать, открывая неспециалистам доступ ко все более сложным технологиям, включая кино, мультипликацию, разные форматы интерактива, виртуальную реальность, дополненную реальность. Автоматизация позволяет автору собственноручно творить во многих форматах, которые еще вчера потребовали бы отдельного специалиста. Была бы идея.

Поэтому ключевым фактором становится не знание инструментов, а наличие идеи, видение конечного продукта и всех его составляющих. Многие элементы продукта автор может сделать сам. Что не умеет делать сам — может заказать специалистам. Но для этого автор должен уметь сформулировать для них техзадание. То есть надо знать, что и как они делают. Современный универсализм в медиа — это понимание всего ассортимента форматов, умение сделать базовые форматы и заказать узкоспециальные.

Универсализация ведет к обострению конкуренции. Если все могут всё и владение инструментом перестало быть отличительной чертой, все труднее выделиться. В этих условиях на помощь приходит специализация — следующая тенденция меняющегося рынка компетенций.

 

ТЕНДЕНЦИЯ 4. Новая специализация. Новая специализация частично связана с новыми технологиями. Например, если автор умеет кодировать и / или работать с большими данными, то его проекты, построенные с привлечением этих инструментов, получат конкурентное преимущество. 

Понятно, что темы его будут фокусироваться на big data и представлены будут в соответствующих форматах, скорее всего, связанных с визуализацией данных. Coding, big data, data design вводятся в западных школах журналистики как обязательные элементы и скоро уже не будут преимуществом особо продвинутых журналистов.

В целом же специализация уходит от индустриального видения (владение узким навыком или инструментом) к постиндустриальному, или маркетинговому. Специализация теперь заключается в наличии своей «фишки». Какая фишка есть у этого автора и его медиапродуктов? Это может быть новый инструмент типа работы с big data или умения создавать вовлекающие тесты. А может быть и старый формат, например, умение делать интересное интервью или репортаж из труднодоступных сфер. Важен сам принцип: на фоне тотальной универсализации компетенций нужна своя фишка, своя уникальная компетенция, которая будет придавать проектам уникальную добавленную стоимость.

Кстати, в мультимедийной среде по-прежнему востребованной фишкой остается умение написать текст. Запрос на текст как на фишку будет даже расти. Интернет рвет на куски не только длинное чтение, но и длинное написание. В социальных сетях письменная речь приобретает черты устной. Поддержка диалогом (контекстом), интонациями (смайликами) позволяет не утруждать себя выписыванием. Тексты распадаются на реплики и междометия. Никогда в истории не публиковалось столько черновиков, набросков и неотредактированной ерунды. Соцсети все это прощают и даже делают неизбежным. Значительная часть нашего повседневного письма, даже письма журналистов, теперь организована не порциями, под сдачу, когда надо дошлифовать и закончить, а потоком для соцсетей, когда можно не шлифовать и публиковать так, как написалось с первого захода. В этих условиях навык связного, структурированного и законченного литературного текста оказывается такой же специальной фишкой, как какое-нибудь умение программировать.

 

ДЕИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ СМИ

Происходящие в медиа процессы делают автора более самостоятельной производственной единицей, менее зависящей от инфраструктуры редакции. Действительно, складывается впечатление, что в СМИ мы наблюдаем движение от индустриального производства к ремесленному. У этого процесса опять-таки два источника: технологический и экономический.

Снижение доходов заставляет СМИ экономить, принуждать сотрудников к совмещению смежных работ. От этого на рынке появляется все больше тренированных специалистов, способных производить медиапродукт самостоятельно. Развитие технологий, со своей стороны, создает для этого все возможности. Медиапродукт можно производить силами одного автора, если он обладает смежными навыками

Еще Маклюэн отмечал сходство печатного станка с конвейером Форда. Каких-нибудь 10–15 лет назад СМИ все еще были исключительно индустриальным явлением. Создание СМИ было невозможно без жесткой и устойчивой производственной структуры с вертикальной интеграцией.

Сегодня же вполне возможны даже так называемые моно-медиа, то есть СМИ, состоящие из одного журналиста. Технологически это несложно. И хотя у них свои проблемы, связанные с устойчивостью и психологическим выгоранием, но важен сам факт: индустриальный формат СМИ перестал быть единственным и обязательным. 

НАВЫК СВЯЗНОГО, СТРУКТУРИРОВАННОГО И ЗАКОНЧЕННОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ТЕКСТА ОКАЗЫВАЕТСЯ ТАКОЙ ЖЕ СПЕЦИАЛЬНОЙ ФИШКОЙ, КАК УМЕНИЕ ПРОГРАММИРОВАТЬ

Переход к ремесленной организации медиатруда, когда продукт делают артели, антрепризные труппы или одиночки, вовсе не означает движение прогресса вспять. Наоборот, переход к такой форме труда вполне соответствует глобальным тенденциям именно в креативных сферах, в так называемой экономике знаний. Эти тенденции в западной политэкономии описываются терминами gig economy (в данном контексте можно перевести как «экономика гонораров, экономика разовых подработок») и precarious work — неустойчивая занятость в различных проектах без постоянного трудоустройства. Эти виды занятости освобождают работодателей от бремени соцпакетов, делают экономику более гибкой, а рабочую силу более мобильной. Работникам они приносят больше свободы и больше нестабильности. Таков новый мир цифровой экономики, к которому надо готовиться и на российском медиарынке.

Деиндустриализация СМИ и прочие описанные выше тенденции приводят к тому, что создание стоимости в медиа теперь переходит от оргструктуры к автору. Для рынка это чревато катаклизмами, но зато открывает перспективы для автора, который сумеет вписаться в новый запрос на компетенции. Если журналист может работать в продуктовом подходе, управлять созданием контента как проектом, обладает универсальным видением и своими специальными фишками, то он будет востребован и в институциональном СМИ, и как самостоятельный подрядчик-фрилансер.

Будущее СМИ описывается не только перспективами рынка, но и динамикой компетенций. С точки зрения личной стратегии журналистам все больше надо смотреть не на рынок медиаорганизаций, а на рынок медиакомпетенций. Влиять на динамику отрасли невозможно, а вот развивать личные компетенции вполне по силам. Важно только знать, в каком направлении. 

Иллюстрации: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 27, 2018
Главный редактор «МК» о столетнем, но молодом и озорном «Комсомольце»
Почта продает еду и алкоголь. А как же подписка?

Вам будет интересно: