Лорд‑охранник фотопечати

Прежде чем перейти к практическим занятиям в нашей фотошколе, сделаем последнее, небольшое, но очень лирическое отступление (не иначе как весна навеяла)

Фотографы, по традиции называемые у нас фотокорреспондентами, в любой редакции являются некоей помесью лорда и охранника в том смысле, что им завидуют и в грош не ставят одновременно.

Зависть уходит корнями в далекое прошлое, когда проявители-закрепители, темные лаборатории с красным фонарем были отдельным царством. Диджитализация современного медиапространства (вот завернул, а?!) и доступность цифровой фототехники привели к неудержимому росту количества «фотиков» на планете. Поменялась технология — и нужда в некоторых специфических навыках пропала. Исчезла аура таинственных и сложных фотознаний, доступных только избранным.

Начался закат мужской гегемонии в фотографии и в фотожурналистике. Правда, мужики до сих пор плохо понимают: откуда на их головы свалилось столько фотографических девиц?! Объяснение простое — фотография давно уже превратилась в услугу, а профессия из сферы обслуживания очень быстро становится женской. Милые барышни с фотокамерой на груди активно осваивают фотожурналистику, получают всевозможные призы и урывают себе часть гонорарного фонда. Пишущие охотно бы лишили «фотиков» гонораров, но — близок локоть, да не укусишь: без фотографий ни одно издание не выживет.

В профессии фотографа / фотокорреспондента есть немало трудностей и радостей. Таковых много и у пишущих. Но есть кардинальная разница — отсутствие социального лифта для фотокорреспондента. Пишущий может стать спецкором, обозревателем, редактором отдела, ответсеком, главредом, главой издательства или министром печати, а фотокор не может.

25.06. 2009  Выступление на тот момент главы Администрации президента РФ Сергея Иванова в порту Санкт‑Петербурга во время Военно‑морского салона

Вершина карьерного роста в профессии — должность начальника фотослужбы (отдела иллюстраций) в издании. Но их, начальников, куда меньше, чем рядовых «фотиков», — вот и получается, что тебе хоть 17, хоть 70 — ты все равно бегаешь с камерой! В общем, фотографический социальный лифт не ходит…

Знающие люди могут возразить: а как же случай с Алексеем Островским, который был в юности фотокором, а сейчас он губернатор Смоленской области? Увы, он довольно быстро сменил профессию и ушел в политику. Так что… 

Девочки (и мальчики), идущие в фотожурналистику, приносят новые оттенки профессии, весьма тяжелой, если уж честно говорить. К тем, кто грезит о полетах по миру, высадке марсиан или приезде президента на их улицу, уникальных экспедициях, выставках, показах моды и ослепительных улыбках кинозвезд, довольно быстро приходит понимание, что редакционная жизнь — это рутина повседневных дел, беготни по редакционным заданиям под дамокловым мечом дедлайна.

Нужно снять, как убирают снег, что происходит в аптеках, в транспорте, на дорогах, в школах. Надо срочно, за 15 минут, сделать карточку, чтобы заткнуть дыру в материале про ЖКХ (ты хватаешь своих детей, надеваешь на них шубки и валенки и сажаешь их на батарею отопления — и пусть кто-нибудь заикнется про недопустимость постановки!), быстренько «опортретить» дом, с балкона которого кто-то упал (разумеется, саму ситуацию уже не снимешь, а вот придется мчаться, чтобы в номер поставить хотя бы вид дома), а потом нестись на 232-ю по счету «прессуху», чтобы интересно и качественно отснять очередную «говорящую голову».

СОВРЕМЕННЫЙ ФОТОЖУРНАЛИСТ ДОЛЖЕН НЕ ТОЛЬКО ФОТОГРАФИРОВАТЬ, НО И СНИМАТЬ ВИДЕО, ЗАПИСЫВАТЬ АУДИО, ВЛАДЕТЬ МОНТАЖОМ И УМЕТЬ ПИСАТЬ СТАТЬИ

Через несколько лет самые толковые и активные начинают стучаться в двери центральных газет, в журналы, в фотоагентства, в пресс-службы губернаторов и богатых фирм. Там фестивали и поездки по миру как-то ближе… Остальные постепенно забывают про свои радужные мечты, начинают пить (слава Богу, что в редакциях сейчас пьют куда меньше, чем двадцать лет назад!), разводиться (я не знаю фотокоров со счастливой и безмятежной семейной жизнью) и лечить спину — от постоянного таскания тяжелых сумок с камерами и объективами через пять-семь лет вам распахнет объятия «лучший друг» фотографов — остеохондроз в компании с грыжами позвоночника.

Мрачную картину нарисовал, правда? Но не все так плохо, как есть на самом деле! Женщинам-фотокорам достается труднее, поэтому замечательных или выдающихся женщин-фотокорреспондентов у нас практически нет. Наберется, может быть, десяток, остальные — мужчины. Я говорю о фотографической элите, в которую в России входит около тысячи человек… Поэтому я неизменно на их стороне и очень ценю то, что в их фотографиях всегда видна эмоциональность, лиричность, большая чувственность, как ни странно это может прозвучать… Если вы не верите, что существует разница между «мужской» фотографией и «женской», то попробуйте взять десяток фотографий и определить или угадать: кто автор каждой, мужчина или женщина? Результат может быть интересным!

Профессия эволюционирует на глазах — раньше залогом долгой успешной работы был тандем «пишущий — фотокор», вдвоем они могли раскрутить чуть ли не любую тему. Современный же мир требует универсального бойца фотожурналистики, точнее — изготовителя мультимедийного контента! Диковато звучит, правда? У нас большая инерционность, и в скромной газете в райцентре трудно бывает понять и принять мысль о том, что времена чистого фото растаяли в блаженном тумане прошлого… От современного фотожурналиста, если он хочет быть успешным, требуется не только умение фотографировать, но и умение снимать видео, разбираться в видеомонтаже, уметь записывать аудио и монтировать его, умение писать, в конце концов!

Вот такой универсал нужен современной прессе. Остается надеяться, что время даст цепких, сильных и настойчивых, для которых журналистика и фотожурналистика станут не профессией, а образом жизни, и эти люди будут все знать и уметь писать, снимать, монтировать и выйдут на новые границы Ойкумены.

Заходная иллюстрация: shutterstock.com; фото: Юрий Трубников
Сообщить об ошибке
мая 4, 2018
Об опыте организации студенческой практики на журфаках
Financial Times наращивает число комментаторов — женщин

Инструмент, который поможет отследить динамику проекта