Кинематограф руками журналиста

Разбираемся в тонкостях документального журналистского кино

Что такое телевизионная документалистика, и в чем ее специфика? А главное, чем она отличается от классического режиссерского кино? ЖУРНАЛИСТ поговорил с режиссером и преподавателем-практиком кафедры телерадиожурналистики СПбГУ Иннокентием Ивановым о документалистике, созданной журналистами.

 

— Суть нашего разговора — разобраться что такое журналистская документалистика. Мне, как и многим, не до конца ясно, что она из себя представляет.

— Это широкий жанр, которого раньше было мало. Расцвета он достиг именно сейчас, потому что появилось много площадок, на которых можно показать такие вещи. Если мы возьмем Юрия Дудя*, например, материал о Колыме, то это один тип фильма, на создание которого требовалось большое количество времени. А есть просто интервью, скажем, с режиссером Кириллом Серебренниковым. Это тоже можно назвать телевизионным документальным фильмом, только в жанре интервью. Но этот фильм простой, потому что надо быстрее сделать, быстрее показать, быстрее получить больше просмотров. Хороший же телевизионный документальный фильм требует времени. Здесь сотни, а иногда и тысячи кадров, из которых ты создаешь большую часовую историю. Это тяжело, долго и дорого, поэтому многие идут по пути упрощения и удешевления.

 

— Чем различаются классические документальные фильмы и журналистские? 

— В основе документального произведения лежит документальная фактура, то, что было и есть на самом деле. Но тут есть одна важная особенность. Есть классическое документальное кино, которому учат во ВГИКе, этим документальным кино занимаются режиссеры. А есть документальные фильмы, которые делают журналисты — обычно я называю это документальный телевизионный фильм, потому что мы подразумеваем, что он делается для телевидения.

Телевидение сейчас — это не ящик на тумбочке, это все вокруг. YouTube — это телевидение, ролики в сториз — тоже телевидение.

И главное различие между кинематографическим документальным кино и журналистским в том, что в первом главный — режиссер, там важен образный ряд. Во втором главный — журналист, образный ряд идет от смысла, факты нанизываются на сценарий.

 

— Получается, что смысла сравнивать эти вещи нет?

— Это разные категории кино, но они могут походить один на другой. Скажем, есть документальный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», там много закадрового текста. Это пример типичного журналистского фильма, хотя он идет по разряду «документальное кино». Или любой фильм-расследование американского документалиста Майкла Мура — «Боулинг для Колумбины». Он тоже идет по категории «документальный фильм», получил Оскара и Золотую пальмовую ветвь Канн как документальный фильм, но в главное в нем — не образный видеоряд, а смысл. К тому же, Майкл Мур журналист по профессии.

 

— Расскажите о жанрах документального журналистского кино.  

— Первая классификация — где автор работает в кадре и за кадром, вторая — фильм из одних синхронов или фильм с закадровым текстом. Могут быть фильмы-портреты, фильмы-расследования, исторические, политические, о спорте, о культуре. Жанровой градации — ясной и оправданной, как есть в игровом кинематографе, — нет.

И в классическом документальном кино я не вижу четкого жанрового разделения. Возьмите любой фильм Леонида Парфенова. Он всегда присутствует в кадре, при этом в фильм включаются игровые сцены, на героях грим. В классической документалистике важна реальность, видимая через камеру, и никаких игровых моментов там не должно быть.

 

— Как происходит создание фильма? 

— Журналисты ориентируются на героя, его судьбу, истории. Я всегда говорю студентам, что есть кубики, из которых складывается фильм, и их можно расставить в любом порядке. Но это зависит от того, какие интервью взяты, какие слова сказаны, как они подходят к тексту.

Рождение идеи абсолютно не прогнозируемо. Я никогда не пишу сценарий, он рождается уже потом.

Еще важное отличие классического документального кино от журналистского: документальное кино делается долго. Обычно это настоящие экспедиции, по шесть или семь человек. У нас же в командировку втроем поехали — сняли. Телевизионный документальный фильм можно сделать за месяц. Тут разница в ритме не только фильма, но и самого съемочного процесса.

Монтажный лист оператора кинохроники из коллекции Валерия Ивановича Фомина, советского и российского киноведа и историка кино. Часть экспозиции выставки «Пропавшие в кинохронике»
Монтажный лист оператора кинохроники из коллекции Валерия Ивановича Фомина, советского и российского киноведа и историка кино. Часть экспозиции выставки «Пропавшие в кинохронике»

 

— Какие отношения между кинематографистами и журналистами?

— В классическом документальном кино не приветствуются никакие журналистские приемы — документалисты считают нас, как я обычно говорю, представителями низшего творческого сословия. А мы, журналисты, наоборот, с удовольствием берем какие-то образные выразительные средства из классического кинематографа и переносим в телевизионное кино. В каждом фестивале даже организаторы отделяют высокое документальное кино, которое делают киношники, и те фильмы, что сняли журналисты. Почти везде существует отдельная номинация «лучший телевизионный документальный фильм». На самом деле это просто разные жанры аудиовизуального искусства.

 

— Казалось бы, кинематографистам нечего делить — у жанров совершенно разная аудитория.

— Конечно, огромная разница между двумя видами документального кино в зрителях. У классического она очень маленькая, этот жанр смотреть сложно.

Многие документальные фильмы сделаны на языке режиссера. Иногда кадр длится 30 секунд: двигается рука, течет слеза по лицу героя.

Журналистский ритм разный: есть ритм Андрея Тарковского, когда все долго, длинно, а есть ритм фильмов Леонида Гайдая, где у него каждые семь минут должен быть гэг, потому что иначе это смотреть никто не будет. Нам, журналистам, тоже нужны какие-то точки, которыми мы привлекаем зрителя.

 

— Какие фильмы стоит посмотреть каждому журналисту-документалисту? 

— Фильм «Обыкновенный фашизм» Ромма, на мой взгляд, классический пример журналистского кино. Все фильмы Майкла Мура, Леонида Парфенова, Алексея Пивоварова. Есть классические фильмы эпохи перестройки — смонтированные на хронике, но с ярким журналистским текстом — «Риск» и «Больше света».

 

* Юрий Дудь признан физическим лицом, исполняющими функции иностранного агента на территории РФ.

Иллюстрация на обложке: Freepik
Сообщить об ошибке
Сен 23, 2022
Разбираемся в тонкостях документального журналистского кино
Любовь редактора к своему медиа проходит 5 стадий

Вам будет интересно: