Самые влиятельные журналисты в российской истории

От Петра I до Владислава Листьева

Как и в любой другой стране, в России есть собственные уникальные журналистские традиции. Они формировались на протяжении нескольких столетий под влиянием самых выдающихся авторов и издателей страны. Современный журналист должен знать свои корни. В этом материале вы сможете познакомиться с восемью личностями, кардинально повлиявшими на развитие российской журналистики, начиная с момента ее основания и заканчивая недавним прошлым.

 

Петр I (1672-1725)

Великий царь-император Петр привнес в Россию не только европейские нравы, картошку и бритые бороды. В 1702 году по его инициативе появилось первое в отечественной истории периодическое издание — печатная газета «Ведомости». Естественно, Петр создавал ее не для того, чтобы там публиковались новости светской жизни, литературные рецензии и расследования в отношении коррумпированных чиновников. Возникновение периодики было тесно связано с началом Северной войны. Необходимо было оперативно сообщать о ходе боевых действий, поддерживать патриотический дух в обществе, объявлять о новых указах, а также регулярно восхвалять государя. Сам Петр тоже время от времени писал статьи для «Ведомостей», что сделало его одним из первых отечественных журналистов.

Таким образом, у истоков российской журналистики стоит именно государство, а не граждане. По мнению некоторых исследователей, это сильно повлияло и до сих пор влияет на ее дальнейшее развитие.

 

Николай Новиков (1744-1818)

Николай Новиков был одним из крупнейших общественных деятелей времен Екатерины II. В своем сатирическом журнале «Трутень» он жестко критиковал крепостное право, взяточничество, беззаконие, злоупотребление властью среди помещиков и прочие вечные проблемы России. Новиков также занимался поиском и публикацией древних документов, чем оказал огромную услугу российской исторической науке. Кроме того, он всячески старался просвещать народ. Например, развивал книгопечатание, способствовал открытию новых книжных лавок по всей стране, а также основал вольную библиотеку для чтения в Москве, где даже небогатые люди могли приобщиться к литературе. В общем, журналист, публицистических дел мастер, гений, плейбой, филантроп и просто очень полезный для своей страны человек.

Однако судьба Новикова сложилась не так гладко, как хотелось бы, ибо уже в XVIII веке журналистов с трудом можно было причислить к тем, кому на Руси жить хорошо.

Его взаимоотношения с императрицей никогда не были простыми. Все началось с их полемики на страницах журналов. В своем «Трутне» Новиков обвинил «Всякую всячину», которую издавала Екатерина, в том, что они недостаточно жестко борются с пороками российского общества. Хотя некоторые и полагают, что эта акция была полностью согласована с императрицей, «Трутень» не прожил даже года и в апреле 1770 был закрыт. А в 1789 году по прямому указанию Екатерины Новиков был арестован и отправлен в ссылку. Причиной чаще всего называют его связи с масонами. Павел I, придя к власти, помиловал опального журналиста, но все же не разрешил ему вернуться к прежней деятельности.  

 

Николай Полевой (1796-1846)

Николай Полевой родился в купеческой семье в Иркутске, всю молодость провел на Родине в Сибири и так и не получил систематического образования. Однако это не помешало ему, приехав в 1820 году в Москву, громко заявить о себе всеобъемлющим разнообразием своих статей. Он писал обо всем: от литературы и истории до юриспруденции и медицины. Отсутствие излишней академичности выгодно выделяло его на фоне высокопарного стиля большинства публицистов. С 1825 года он начал издавать собственный журнал «Московский Телеграф», который расходился небывалыми тиражами и пользовался большим влиянием. В нем Полевой печатал и собственные статьи, в которых он зачастую с едкой иронией атаковал литературные и научные авторитеты, не опасаясь последствий. И все это во времена жесткой цензуры, спровоцированной Восстанием декабристов. 

В 1834 году «Московский телеграф» был закрыт по указанию Николая I. Спустя время Полевой вернулся в печать, но уже заметно ослабив хватку. Как бы то ни было, его вклад в демократизацию русской литературы и журналистики переоценить невозможно. 

 

Виссарион Белинский (1811-1848)

Путь Белинского к признанию был тернист. Бедное детство в семье провинциального чиновника, переезд в Москву и существование на грани голода, исключение из университета. Он запросто мог остаться на задворках истории, но благодаря своему смелому и уникальному мышлению Белинский стал выдающимся литературным критиком, во многом сформировавшим каноны жанра. Его критические статьи публиковались в крупнейших журналах его времени — «Телескопе», «Отечественных записках», «Современнике». 

Однако ум Белинского был занят далеко не только литературой. Через свои статьи и общественно-политическую публицистику он активно пропагандировал свои взгляды, основанные на уважении к свободе личности, борьбе за правду и ненависти к крепостному праву. Его публикации были крайне популярны среди университетской молодежи, и они во многом определили мышление подрастающего поколения. 

Существует мнение, что уровень влияния человека на общественную мысль можно запросто определить по уровню примененной по отношению к нему цензуры. Так вот, после смерти Белинского правительство запретило любое упоминание его имени в печати на пару десятилетий.
 

Александр Герцен (1812-1870)

Иностранный агент образца XIX века. Покинув Россию в 1847 году в погоне за свободой слова, Герцен только увеличил свое влияние на российскую журналистику. В 1853 году в Лондоне он основал Вольную русскую типографию — первое бесцензурное русскоязычное издательство. А с 1857 начал издавать революционную еженедельную газету «Колокол», которая стала распространяться по России подпольно и по-настоящему взбудоражила российское общество. 

Герцен боролся с самодержавием с помощью публицистики, разоблачений чиновников и публикации обличающих исторических документов о царской семье. «Колокол» читали не только революционно настроенные граждане, но и люди, населяющие «Зимний дворец». Даже сам император Александр II на одном из министерских собраний иронизировал: «Скажите Герцену, чтобы он не бранил меня, иначе я не буду абонироваться на его газету».

Но после крестьянской реформы интерес к «Колоколу» стал понемногу спадать. А когда Герцен поддержал польское восстание в 1863 году, большинство читателей и вовсе отвернулись от газеты. В последние годы жизни он работал над своим главным трудом — автобиографическим произведением «Былое и думы». В нем он, смешав историческую хронику с личными мыслями и воспоминаниями, создал красочную картину своей эпохи.

 

Михаил Катков (1818-1887)

Один из самых влиятельных издателей второй половины XIX века. Если в молодости Катков придерживался либеральных взглядов, то уже ближе к 60-м годам он стал ярым консерватором. Будучи редактором «Московских ведомостей», он вступил в жесткую полемику с Герценым по поводу польского восстания 1863 года и вышел из нее победителем, став рупором общественного большинства, поддержавшего подавление. Таким образом, «Московские ведомости» стали одной из самых популярных и продаваемых общественно-политических газет в Империи.

Однако Каткову было недостаточно воздействовать лишь на умы народа, и он решил направить свою силу убеждения на читателей, находившихся у власти. В 70-80-х годах на страницах своей газеты он в основном обращался к правительству, нередко критикуя его действия и предлагая свои варианты проведения реформ. Особенно заметное влияние редактор «Московских ведомостей» оказал на преобразования в сфере просвещения. Катков — отличный пример того, как успешный журналист, не слишком сильно расходящийся во взглядах с действующей властью, может вполне конструктивно поработать с ней на благо страны. 
 

Алексей Аджубей (1924-1993)

В советских журналистских кругах часто шутили: «Не имей сто друзей, а женись, как Аджубей». В 1949 году Алексей Аджубей стал мужем Рады Хрущевой, дочери будущего генсека Никиты Хрущева. Влиятельный родственник сыграл немалую роль в его назначении сначала главным редактором «Комсомольской правды» (с 1957), а затем и «Известий» (с 1959). Но это ни капли не умаляет его редакторского таланта. Во времена оттепели Аджубей стал главным реформатором советской прессы. Он сместил акценты: теперь на повестке дня стояли не только дела партии и очередные пятилетки, но и проблемы повседневности, близкие обычным гражданам Союза. На страницах газет Аджубея появились авторские колонки и ответы на письма читателей, о человеке стали писать как о личности, а не просто части рабочего коллектива. Это крайне позитивно сказывалось на продажах: с 1959 по 1964 тираж «Известий» увеличился почти в 4 раза. 

Но несмотря на огромные заслуги Аджубея-редактора в либерализации прессы, он все еще оставался «подручным партии». Все преобразования проводились под чутким контролем административно-командной системы. После отставки Хрущева он был снят со всех должностей и занял гораздо более скромный пост заведующего отделом публицистики журнала «Советский Союз». К активной редакторской деятельности он вернулся лишь в эпоху великих перемен, когда возглавил редакцию газеты «Третье сословие» (1991-1993). Ее целевой аудиторией были предприниматели, которые, как надеялся Аджубей, должны были вывести страну из кризиса.

 

Владислав Листьев (1956-1995)

Листьев прославился в роли ведущего программы «Взгляд», впервые вышедшей в эфир Центрального телевидения в эпоху перестройки и сразу же завоевавшей сердца аудитории. На фоне официозного стиля времен классического советского ТВ, «Взгляд» стал глотком свежего воздуха для телезрителей. Яркие молодые люди честно и без прикрас обсуждали новостную повестку на понятном народу языке. Остросоциальный рок, неудачи советских войск в Афганистане, захоронение Ленина, августовский путч — создатели программы не стеснялись в выборе тем для дискуссии в эфире. «Взгляд» неоднократно пытались закрыть за антисоветскую позицию, но раз за разом команда молодых энтузиастов выходила сухой из воды.
Владислав оказался самым предприимчивым из отцов-основателей «Взгляда». Именно он стал главой телекомпании ВИD («Взгляд и Другие»), а затем и вовсе генеральным директором ОРТ (ныне — Первый Канал). Но когда ты занимаешь столь высокие посты, особенно в 90-е, тебе неизбежно придется иметь дело с опасными людьми. 1 марта 1995 года Владислав Листьев был застрелен в подъезде собственного дома. Многие предполагают, что убийство было связано с решением Листьева приостановить продажу рекламы на ОРТ. Однако всю правду мы вряд ли когда-либо узнаем, ведь заказчик до сих пор так и не был найден.


Иллюстрация на обложке: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Июл 21, 2022

Вам будет интересно: