От «макрейкеров» до «Кассандры»

О новом успешном проекте журналистов-расследователей

 

У истоков международного расследования под внутренним кодовым названием «Кассандра», которое на этой неделе наделало много шуму во всем мире, стояли так называемые «макрейкеры» — «разгребатели грязи». Именно они в начале ХХ века в США опубликовали свои первые разоблачительные статьи, вскрывая коррупцию, рэкет, взяточничество, шантаж, финансовые махинации, хищения и др.

С развитием информационных технологий и международного права журналисты разных стран объединились и начали проводить расследования в режиме онлайн. Этому способствовало появление большого количества международных общественных организаций, среди которых особое значение имеет Международный консорциум журналистов-расследователей при вашингтонском Центре общественной неприкосновенности (Center for Public Integrity). Он был основан в 1997 году, чтобы расширить защиту интересов общественности, концентрируя усилия на вопросах, которые не были решены в рамках границ одной страны. Наиболее известные расследования, которые провел ICIJ: о контрабанде сигарет 2008 года, о нарушениях в асбестовой индустрии 2010 года, об офшорных владельцах.

Информация об офшорах стала доступна газете Süddeutsche Zeitung, с которой она поделилась с ICIJ, потому что эти данные были огромны. ICIJ в свою очередь привлек OCCRP и десятки средств массовой информации по всему миру. В 2016 году были получены первые результаты расследования «панамских документов». 380 журналистов из 80 стран мира работали в течение года вместе и назвали должностных и физических лиц из 60 стран мира, которые скрывали свою собственность.

Проект «Кассандра» — это продолжение панамской истории. В 2017 году журналисты американского издания BuzzFeed News получили доступ к более чем 2100 секретным файлам Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN). FinCEN — это бюро Минфина США, которое занимается борьбой с отмыванием доходов, добытых преступным путем, и финансированием терроризма. У журналистов BuzzFeed News в руках оказались отчеты о подозрительных транзакциях из сенатского расследования и другие дела американских правоохранительных органов. Оценив объем этих документов, журналисты поняли, что собственными силами они не справятся, так как в документах была информация об отмывании денег не только в Америке, но и в других странах мира. И тогда, как в случае с расследованием об офшорных владельцах, редакция BuzzFeed News обратилась к Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ), чтобы к работе привлечь лучших журналистов-расследователей из разных стран мира.

Когда вы складываете ваши находки вместе, ваша история получается лучше и эффект от истории сильнее

Проект «Кассандра» объединил 400 журналистов, которые расследовали архив финансовой разведки США. Российские журналисты совместно со своими иностранными коллегами из почти 90 стран изучили самую крупную в истории Америки утечку секретных финансовых документов о подозрительных транзакциях на общую сумму 2 триллиона долларов, и результаты этой работы опубликовали 20 сентября на портале «Важных историй». В расследовании глобального отмывания денег участвовали Роман Анин, Алеся Мараховская, Ирина Долинина, Дмитрий Велиховский, Олеся Шмагун, Роман Шлейнов.

Роман Анин по результатам расследования «панамских документов», в котором он и его российские коллеги принимали участие, сказал ЖУРНАЛИСТУ:

«Панамское досье» было успешным, потому что там были очень крутые истории зарыты в документах, а это номер один среди слагаемых успеха. Все остальное уже второстепенно. В расследовании участвовали 450 человек, которые подчинялись жестким правилам. А именно: мы не конкуренты, мы коллеги, и это не потому, что мы такие хорошие и добрые. Это, на самом деле, очень рациональный выбор. Когда вы складываете ваши находки вместе, ваша история получается лучше и эффект от истории сильнее. Если про одну историю напишут и в Лондоне, и в Москве, и в Токио, ее тяжелее будет не заметить. Это первое правило, которое мы помним и которому следуем.

Второе правило: если ты нарушаешь первое правило, ты нарушаешь правила пула, в который никогда больше не войдешь. У нас были примеры, когда журналисты хотели выиграть немножко этого хайпа и публиковали свои истории на минуту, на десять минут или на несколько часов раньше запланированного дедлайна в надежде, что все клики достанутся им. К сожалению, так устроена наша профессия, что очень многое ориентировано именно на клики. Те журналисты, которые на кликах зарабатывали, из пула отчислялись, и больше в иных проектах они участвовать не будут.

В проекте «Кассандра» участвовали журналисты BuzzFeed News (США), Le Monde (Франция), Süddeutsche Zeitung (Германия), BBC (Великобритания), L’Espresso (Италия), Tempo (Индонезия), Asahi Shimbun (Япония), Armando.info (Венесуэла), OCCRP (консорциум, объединяющий журналистов-расследователей из стран Восточной Европы, Африки и Латинской Америки) и многих-многих других мировых изданий. Результаты их совместной работы еще раз показали большие возможности международных журналистских расследований, в ходе которых журналисты проявляют способность самоорганизовываться и работать по-новому.

Международное журналистское расследование — это проект, система планирования, которая не подчиняется жесткой схеме: перспективные и оперативные планы. Поэтому традиционные редакционные «летучки» заменяются интернациональными встречами журналистов, которые участвуют в расследовании. Эти встречи носят ознакомительный и координирующий характер. В силу того, что специфика международного расследования не связана ни с каким конкретным СМИ, кооперация проходит на онлайн-площадках, которые, как правило, специально для задач расследования разрабатываются. Так, в расследовании «Панамских досье» ICIJ было разработана универсальная платформа, на которой была помещена база с документами по всем имеющимся у команды документам.

Особенностью функционирования «глобальной редакции» является ее дробность. В мини-редакциях работают журналисты, которые занимаются изучением данных по каждой конкретной стране с учетом особенностей ее государственных структур и социальных институтов. Так, в расследовании «Панамских офшоров» российские журналисты отправляли запросы в Кремль и по другим адресам. В расследовании «Кассандра» российские журналисты делали запросы в пресс-службу президента Российской Федерации, в «Ростех» и «Рособоронэкспорт» и др.

Основным методом получения информации в работе журналиста-расследователя является проработка документов. К документам относятся различные реестры, например, кадастровых записей, нотариальных актов, налогоплательщиков, акционеров и др., базы данных, отчеты. Журналисты должны их просмотреть, обработать и найти в них те факты, которые необходимо верифицировать. Так, участники проекта «Кассандра» работали с отчетами крупнейших банков — HSBC, Deutsche Bank, JPMorgan Chase, Barclays, которые были предоставлены им инсайдером. Несмотря на то что отдельные документы могут находиться в открытом доступе, они чаще всего скрыты под неочевидным заголовком. В уголке такого документа может быть маленькая ссылка, но непонятно, как устроен поиск, поэтому журналисту надо уметь разбираться со всем этим.

В ходе расследования «Кассандра» российские журналисты обнаружили в отчетах о подозрительных транзакциях FinCEN платежи МТС в адрес одной офшорной компании, близкой к сыну одного высокопоставленного чиновника — бывшего министра национальной безопасности Азербайджана.

Журналистское расследование для стороннего наблюдателя может показаться довольно скучным делом. Сидит человек за компьютером, чертит схемы, сопоставляет данные, отправляет запросы, говорит с разными людьми, если они соглашаются, конечно, говорить. Но результаты этих расследований ошеломляющие. Так, расследование «Кассандра» показало, как устроена глобальная система отмывания денег, обороты которой достигают нескольких триллионов долларов в год.

Деятельность международных журналистов-расследователей регулируется документами международного права: актами ООН, ЮНЕСКО, Совета Европы, ОБСЕ и другими и международными профессионально-этическими документами. Кроме этих нормативов в каждом конкретном случае разрабатываются внутренние регуляторы журналистской деятельности. Они определяют, какие документы и в каком виде можно публиковать. Правила работы с документами носят не директивный, а рекомендательный характер, чаще всего они оформлены в виде памятки. По мнению журналиста Дмитрия Великовского, это связано и с содержащимися в них персональными данными, и с необходимостью обеспечить безопасность источника утечки.

BuzzFeed News не раскрыло имя источника, который предоставил изданию тысячи секретных файлов о подозрительных транзакциях. Этим человеком оказалась Натали Эдвардс, работавшая раньше в FinCEN, которая призналась в передаче секретных данных журналистам. Ее адвокат, Марк Агнифило, сказал, что главным мотивом поступка Эдвардс было желание восстановить справедливость:

Она обратилась к журналистам, потому что, как она говорила, не верила в то, что государственные чиновники должным образом разберутся с этим.

Натали Эдварс:

Я думаю, что я могу доверять СМИ и верю, что они разберутся с этим и привлекут внимание американских граждан.

Эдвардс должны в октябре 2020 г. вынести приговор. И хоть он будет суровым, благодаря ей и журналистам люди узнали о том, как устроена сеть по отмыванию денег, расследование деятельности которой способствует развитию демократии и журналистики как эффективного инструмента общественного контроля над властью.

Иллюстрация: istories.media
Сообщить об ошибке
Сен 25, 2020
Публикуем материалы Делового форума, который прошел в Москве 19-21 октября

В «АиФе» большой «урожай» на лонгриды с социальной составляющей
Подкаст подготовила Общественная коллегия по жалобам на прессу

Вам будет интересно: