Скорбное бесчувствие

Теги: 

ТВ разделило народ на правильно и неправильно скорбящий

«Скорбное бесчувствие (лат. Anaesthesia psychica dolorosa) — литературное название психической анестезии, особого рода душевной болезни, наиболее характерным для которой является отчуждение высших эмоций. У больных наблюдают полное бесчувствие к близким людям… Они образно называют себя «живыми трупами».

На связь с программой «Пусть говорят» во время специального траурного выпуска вышла врач и ведущая Первого канала Елена Малышева. Оказалось, что она в Кемерове, где родилась и окончила медицинский институт, — приехала оказать поддержку и помощь землякам, переживающим страшное горе. Сдерживая слезы, она тем не менее пыталась вселить в людей хоть какую-то надежду:

«Несмотря на то что сейчас НЕВЫНОСИМО, это сейчас надо прожить. А потом жизнь все равно возьмет свое. Это я тебе говорю, Игорь». Игоря в кадре не было, но ведущий Дмитрий Борисов понял, о ком речь, и деловито поинтересовался: «Это тот самый Игорь Востриков, который потерял всю семью на пожаре? Пусть он войдет в кадр».

Игорь Востриков встал рядом с Малышевой, она его приобняла и отдала свой наушник, чтобы он мог услышать вопросы ведущего. Лучше бы она этого не делала. Симпатичный молодой человек Дмитрий Борисов с абсолютно равнодушным лицом и полуулыбкой обратился к Вострикову со словами: «Невообразимо, как вы держитесь в этой ситуации! Расскажите, кого вы потеряли на этом пожаре?» То есть, прекрасно зная, что парень потерял на этом пожаре практически всю семью (младшую сестру, жену и троих маленьких детей), Борисов зачем-то потребовал от него снова перечислить, кого именно он потерял. Востриков послушно перечислил, добавив: «Остались я и мама, больше нет никого». Гости студии (мужчины и женщины) плакали, не таясь, но Борисову нужно было выжать из человека побольше эмоций, а потому последовал еще один мучительный для отца и мужа вопрос: «А вы были с ними внутри в этом торговом центре или вы отсутствовали, и они были без вас?» После чего, исчерпав запас собственных вопросов, обратился к гостям студии: «У кого есть что еще сказать?»

Наверное, очень сложно работать в эфире, когда происходят трагедии такого масштаба.

Но вот это бесчувствие (возможно, показное, а возможно, и считающееся проявлением какого-то особого профессионализма) наблюдать поистине НЕВЫНОСИМО!

И ведь они даже как будто бы старались в эти скорбные дни быть искренними и человечными. Артем Шейнин в эфире ток-шоу «Время покажет» убеждал зрителей, что ТВ будет сообщать только правду и ничего, кроме правды. Вот смотрите: мы и митинг кемеровчан у здания областной администрации показываем — ничего не таим. И даже вице-губернатор Сергей Цивилев, на коленях попросивший прощения у земляков, — вот он, перед вами в кадре. Умолчали о сущей мелочи — ужасающем эпизоде, предшествовавшем этому опусканию на колени.

Цивилев, вышедший к людям на площадь, обратился к тому же Игорю Вострикову с вопросом: «Молодой человек, вы что, хотите попиариться на горе?»

И тогда Востриков отчаянно закричал в лицо чиновнику, какой у него «пиар». Не показали. Канал «Дождь», который вел прямую многочасовую трансляцию с этого митинга, показал, а Первый и «Россия» — нет. Чиновничье хамство — не новость. Зато вставший на колени перед людьми чиновник, безусловно, достоин упоминания на федеральных каналах в качестве демонстрации человечности представителей власти.

Спустя всего пару дней после трагедии ТВ и власть разделили народ на тех, кто скорбит правильно и на правильном месте, и тех, кто делает это по заданию то ли врагов из-за границы, то ли окопавшейся внутри страны «пятой колонны».

Митинг на Манежной площади в Москве, спешно организованный мэрией, посчитали правильным и только его и показывали в новостях и ток-шоу. Стихийная акция памяти на Пушкинской площади в новостные отчеты федеральных каналов практически не попала, зато была сурово осуждена ведущим канала «Россия» Владимиром Соловьевым: «Граждане на деньги Ходорковского плюс недосидевший многократно недокандидат в недокуда (Навальный) со товарищи, конечно, начали скандировать политические лозунги. То есть даже людскую скорбь эти граждане пытаются конвертировать в свой политический протест. Это называется, что у этих граждан нет ничего святого». Ему вторил Никита Михалков: «Вчера на Пушкинской… Улыбающиеся ребята начали кричать «Долой Путина!». А где сострадание? Это в самом крупном значении безбожие!»

Ни тот, ни другой, разумеется, не были на Пушкинской и знать не знают, как проходила акция памяти. Но с готовностью оболгали и осудили ту несознательную часть, что посмела скорбеть по собственному велению.

Не прошло и двух дней, как ТВ и его патриотичные гости первоначальный тезис «мы все виноваты» подменили тезисом «виноваты враги России».

«Это мощный удар по нам и подводит нас к мысли, что это кем-то организовано», — уверял аудиторию Шейнин. «Я бы хотела высказать слова соболезнования и поддержки нашему лидеру Владимиру Путину. Я член его команды, команды российского народа, которая вместе с ним. Потому что для него это удар в спину, это страшное потрясение, — завывала слуга народа Елена Мизулина в шоу Соловьева. — Он у нас духовный воин, сильный, но ему тоже наша поддержка нужна. <…> не поддаваться на провокации, не обсуждать сплетни, слухи и всякие гадости». Ей вторил депутат от Кузбасса в программе «Время покажет»: «Кузбассцы, нам пора остановиться и сказать себе: давайте поддержим президента. Эти ангелы, которые пожертвовали сегодня своей жизнью, должны консолидировать нас в этой серьезной политической ситуации, в которой находится страна». Ну и Тулеев, конечно, внес свою лепту, объясняя Путину, что митингующие под окнами администрации, «это оппозиционные силы, которые в момент приехали. Это вообще не родственники погибших, это те, кто постоянно бузотерит».

Игорь Востриков, который был среди «бузотеров», пытался в программе «Пусть говорят» объяснить, что люди в Кемерове не хотят никаких переворотов, а хотят лишь добиться правды. Но представители власти и обслуживающее их ТВ вряд ли способно услышать голос одинокого человека. Хватило же подлости другому кемеровскому вице-губернатору, Чернову, который тоже общался с Востриковым и другими земляками на площади, назвать «ЭТО» «четко спланированной акцией, направленной на дискредитацию власти». Скорбное бесчувствие, как и было сказано. Диагноз.

 
Источник: Новая Газета
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 30, 2018

Главный рецепт успеха: возвращение к этическим и профессиональным стандартам
Цифры, которые помогут управлять вниманием читателя и работой редакции
Владелец Amazon и Washington Post Джеф Безос принес в СМИ ожидаемую революцию с неожиданной стороны