Памяти Льва Ефремовича Кройчика

Теги: 

Ушел из жизни человек, влюбленный в литературу, в журналистику, в жизнь. Известный журналист, публицист, профессор факультета журналистики Воронежского журфака

Несколько лет назад я случайно прочитала отзыв на кандидатскую диссертацию одного аспиранта, который был подготовлен Львом Ефремовичем Кройчиком, профессором Воронежского университета. Читала и глазам своим не верила. Отзыв этот явно не вписывался в формат академического и зачастую формализованного текста. Автор размышлял, грустил, где-то даже ерничал, задавал вопросы и сокрушался, что не знает на многие из них ответы. Он поднимал рассматриваемые в диссертации вопросы на такую высоту дискуссионности, что хотелось вступить немедленно с ним в диалог.

Я долго находилась под впечатлением от прочитанного и назвала этот отзыв научным и человеческим поступком. А потом была встреча и не одна, а много встреч, которые заканчивались настоящим задушевным общением.  Последний раз мы общались в феврале этого года. Лев Ефремович просил написать отзыв на диссертацию его аспирантки.  Конечно, согласилась, а как не согласиться? Сам Кройчик просит! Видеться, общаться с ним было всегда интересно и весело, наверное, потому, что Льву Ефремовичу было интересно и весело жить, несмотря на все жизненные сложности и перипетии. Позднее наши разговоры переросли в интервью.           

                        

О вас как о преподавателе студенты говорят «потрясающий», «замечательный», «он завораживает».  Как вы думаете, с чем связаны такие отзывы? Наверное, двоек совсем не ставите?

— Ставлю. И ругаю студентов, и хвалю. Но не обижаю, не унижаю их никогда.

 

Где проходило ваше профессиональное становление?

— В первую очередь в родном Воронежском университете. Студенческие годы — это, безусловно, лучший период моей жизни. А также в газете «Пламя», где прошло мое становление как журналиста.  Сначала я трудился в отделе писем, потом стал вести свои рубрики, одной из которых была сатирическая — писал фельетоны.

 

Сегодня фельетон практически исчез со страниц газет. Он вернется?   

— Думаю, что в ближайшем будущем нет: жанры возвращаются ко времени. Но для того, чтобы фельетон снова заявил о себе, важны два условия. Во-первых, наличие целевой аудитории, которой были бы необходимы комические тексты, так как жанр не может существовать вне аудитории. А во-вторых, появление авторов, которые нуждаются в своих читателях.

 

Обсуждаете эту проблему со студентами?

— Разговор о судьбе фельетона в отечественной журналистике занимает важное место в моих беседах с ними.  Мы говорим о том, что фельетон ушел из периодики, но, как говорится, свято место пусто не бывает. Его занял так называемый «иронический стеб», который напрямую связан с постмодерном.

Я открыто говорю студентам о том, что эта ситуация совершенно тупиковая. Современные авторы ходят по кругу как заключенные. Делают вид, что движение есть, но его в замкнутом пространстве никогда не будет. Иронизировать можно сколько угодно. Но если за этим не стоит ощутимого восприятия жизни, куда можно двигаться? 

 

Среди современных сатириков явно выделяется сегодня Дмитрий Быков, и многие студенты являются его поклонниками. Анализируете ли вы его тексты и как их оцениваете? 

— Я положительно отношусь к его творчеству. Хотя здесь есть одно «но». Сатирик должен не только отчетливо представлять себе тот предмет, против которого направлено его «жало», но и тот идеал, к которому он стремится в своем творчестве. А в данном случае идеала нет.

Студентам необходимо понять, что фельетон возникает как реакция на существующее в обществе сопротивление власти или каким-либо концептуальным тенденциям, которые обязательно нужно преодолевать.  Я часто повторяю им: автор фельетона должен явно ощущать, что если такого сопротивления не будет, то мир рухнет. В этой связи я спрашиваю студентов, есть ли этот накал у Дмитрия Быкова?  И они начинают понимать, что нет в его произведениях сопротивления, а присутствует всего лишь «стеб».

Журналистика стала более раскованной по форме, но ушла от человека, от его каждодневных забот и проблем

Поэтому, к сожалению, вся современная сатира — это просто комическая литература. От того, что вышло очередное ироническое стихотворение Дмитрия Быкова, не меняется ничего. Он берет ритм у известных поэтов, например, у Пушкина, Некрасова, и создает свое произведение — в чистом виде постмодернизм. Это, конечно, все интересно и увлекательно… Иногда я ему даже завидую, что сам так не сочиняю. Однако проблема в том, что постмодернизм не только завоевывает себе пространство, оттесняя все, но и начинает доминировать в культуре. К счастью, есть традиции, которые выработало человечество, и они, на мой взгляд, стоят на страже культурных завоеваний. Например, мы с ребятами читаем произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина, который сегодня актуален как никогда.

 

Среди ваших студентов есть потенциальные фельетонисты, сатирики?

— Талантливые ребята на журфаке — не редкость. Но, к сожалению, важным для большинства из них является только простое желание получить гонорар или быструю известность. А на подобной мотивации творческий потенциал, как известно, не развить.  

 

Вы являетесь автором более 200 научных работ. Какие темы были для вас всегда приоритетны? 

— Мне было интересно рассматривать категорию «комического», «сатирического» в культуре. Этим объясняется и мое внимание к исследованию фельетона, теории и практике публицистики. Мои труды как в области литературы, так и журналистики не были формальными. То, что я делал, всегда, к счастью, соответствовало личным творческим запросам и было связано с практической работой на этом поприще.

 

Как вы оцениваете нынешнее состояние нашей журналистики?   

— За последние годы журналистика изменилась в худшую сторону. Она стала более раскованной по форме, но ушла от человека, от его каждодневных забот и проблем. В современных СМИ практически нет материалов о людях, которые лечат, учат, словом, созидают. Отсюда практически невозможно составить портрет нашего современника.

 

Позволю себе с вами не согласиться. Среди журнальной периодики есть издания, со страниц которых читатель может многое узнать о среднестатистическом человеке России.  И «Русский репортер» — яркое тому подтверждение. Вам интересен этот журнал?

— Нет. Но отдельные его авторы привлекают внимание, например, Дмитрий Соколов-Митрич, который, впрочем, публикует свои материалы не только в «Русском репортере».

Если «отрезать» фамилии, то абсолютно непонятно, кому принадлежит текст

В современной журналистике есть чуть больше десятка авторов, которые развернуты лицом к человеку. В этом смысле «Известия» еще несколько лет назад представляли газету с личностным началом. А сегодня она превратилась в издание, где можно встретить интересную информацию, но если при этом «отрезать» фамилии, то абсолютно непонятно, кому принадлежит текст. В связи с этим я прежде всего говорю студентам: нельзя писать так, чтобы ваш текст становился абсолютно похожим на мой.  Даже если мы с вами в чем-то похожи, это не означает, что мы думаем одинаково. Ведь так? Единообразие всегда приводит к стиранию индивидуальности.

 

Какие учебные курсы вы читаете?

— «Поэтика публицистического текста», «Автор публицистического текста», магистрам — курс «Основные проблемы теории публицистики».  Мы обсуждаем со студентами особенности современной публицистики, персонификацию повествования, которая привела к более широкой, чем раньше, игре в «чужое слово», расширение повествовательных интонаций (ироническое письмо, «стеб», «новояз», жаргон), а также усложнение композиционно-стилистической структуры материалов.

Я предлагаю им различные творческие задания, которые способствуют развитию позиции субъекта высказывания, что в результате приводит к умению писать более выразительно в любом жанре без исключения. 

 

В учебном пособии «Основы творческой деятельности журналиста» ваша глава посвящена системе журналистских жанров.  В ней вы утверждаете, что в современной российской журналистике понятие «жанр» в большинстве своем заменен понятием «текст». И предлагаете свою классификацию, которая расходится с концепциями других исследователей. Знакомите ли вы студентов с теориями жанров, например, А. Тертычного, Г. Лазутиной?      

— Я называю имена исследователей жанров, но при этом говорю студентам открыто, что я их взгляды не разделяю. Но никому не запрещаю опираться на концепции этих ученых. У каждого из них свой подход к трактовке жанра.

Тертычный исходит из традиционной концепции жанров: информационные, аналитические, художественно-публицистические.

 У Лазутиной журналистские жанры делятся на шесть групп.  Я в отличие от коллег работаю с понятием «текст», поэтому разбиваю все тексты, которые появляются в прессе на пять групп: оперативно-новостные, оперативно-исследовательские, исследовательско-новостные, исследовательские, исследовательско-образные.   

 

Важно ли для качества подготовки будущего журналиста, какой учебник по жанрам студенты будут читать? Научатся ли они лучше писать, если будут читать, например, ваши книги?   

— Успешными журналистами они будут не потому, что примут мою концепцию или другого исследователя, а если научатся мыслить, опираясь на опыт своих предшественников.

Но теория нужна, так как нельзя уподобляться Мольеровскому Журдену, который говорил прозой и не подозревал об этом. Вместе с тем свою точку зрения я никому не навязываю. Я против того, чтобы загонять журналистику в жесткие системные определения, так как мы готовим людей для практической работы.

 

Вы заведуете кафедрой истории журналистики. Расскажите об основных ее научных направлениях.

— Наша кафедра была основана в период перестройки, в 1986 году, поэтому вобрала в себя все новое, что было вызвано к жизни реформами. Мы вернули из небытия имена отечественных публицистов Х1Х и ХХ веков, авторов русской эмигрантской печати, русской провинциальной газеты.  Вместе с тем нам интересен и день сегодняшний: процессы коммуникативистики, теоретический и практический аспекты интернет- журналистики. И в этой исследовательской работе мы идем вместе с нашими студентами и аспирантами. 

 

— Ваши выпускники говорят о вас как о человеке-легенде, ставшим для многих журналистов и исследователей журналистики средоточием таланта, убежденности, преданности делу. Чем вы руководствуетесь в своей жизни и в профессиональной деятельности?    

— Все очень просто. Я всегда смотрел на жизнь как на ее преодоление и не искал легких путей в достижении жизненного результата. Своим молодым коллегам я часто говорю, что не стоит бояться трудностей, чем «труднее» человек движется к намеченным целям, преодолевая собственные сомнения, тем быстрее наращивается у него «мускулатура».

О собеседнике

Лев Ефремович Кройчик — доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой истории журналистики факультета журналистики Воронежского государственного университета. Область научных интересов: теория публицистики, история русской литературы и отечественной журналистики. Автор более 200 научных работ, в том числе 10 монографий. 

Сообщить об ошибке
Апр 12, 2019
Эстетические амбиции не должны мешать информативности газеты 
Как федеральные СМИ выбирают громкие инфоповоды из региональной жизни
«Социальная газета» решила реализовать проект «Будем жить, не сверяясь с часами».

Вам будет интересно: