Как фотографу не дать себе засохнуть

Теги: 

Интервью с Сергеем Куксиным, фотокором «Российской газеты»

Все встречи с друзьями проходят по одному сценарию — с чего бы ни начался разговор, он неизбежно сворачивает на работу. Встретился тут со старинным другом Сергеем Куксиным, фотокором «Российской газеты», и дернул меня черт спросить: что такое фотожурналист? И с чем его едят?!

— Про фотожурналиста — это долго говорить, а едят его со всеми потрохами! — ответил Сергей.

 

— Да ну?? А как ты вообще попал в эту профессию?

— В детстве я собирал марки, хотел стать кинооператором и создал кукольный театр. Про фотографию ничего не знал. И только в девятом классе мне купили «Зенит», и я начал сразу снимать на слайд. Собственно, с тех пор по этой лыжне и еду... Правда, в конце девятого класса я понял, что хочу быть актером, и пошел в театральную студию. А потом поступил в Бауманку на инженера-конструктора летательных аппаратов.

 

— Понял. Так ты стал фотожурналистом.

— Еще нет. После Бауманки окончил еще один институт и после него пошел работать директором коммерческого магазина. И вот там-то случайно узнал, что есть вакансия фотокора в московской областной газете «Ленинское знамя».

Пришел я туда безо всякого опыта и обнаружил, что мне там очень комфортно! Было такое чувство, что там «мои» люди. В какой-то момент я понял, что это — мое. Со мной хотели работать пишущие, меня охотно публиковали, я сам писал. Однажды был момент, когда я сказал главреду, что недоволен версткой своего материала. Тот ответил, мол, иди и сам сверстай! Так и сложилось — я снимал, писал и верстал. Многостаночник такой...

Ты спрашиваешь, как стать фотожурналистом? К этому специально не приходишь, по большей части решение принимается интуитивно. Вот ты этим занимаешься и однажды понимаешь, что это занятие — твое, именно то, что тебе надо делать в жизни.

 

— То есть журфак надо закрыть — и пусть все интуичат?

— Я тебе так скажу: недавно была съемка у замминистра, и он просто с языка у меня снял слова про нашу ситуацию — я-то «снизу» думаю, а оказывается, «сверху» думают так же — рынок перенасыщен гуманитариями! У нас до фига всяких экономистов, политологов, юристов, журналистов. Школьники, приходящие на журфак, живут в некотором тумане — они просто не понимают, что главный вопрос — где они будут зарабатывать себе на кусок хлеба с маслом? Ты будешь востребован на рынке? Кому и зачем ты нужен?

 

— Вернемся к «Ленинскому знамени», хорошо?

— Времена тогда поменялись, и поменяли название — ее обозвали «Народная газета ЛЗ». Люди в редакции прошли хорошую школу советской партийной печати, но меня встретили хорошо, мы все помогали друг другу, и атмосфера в редакции была замечательной! География тематики ограничивалась Московской областью и Москвой, но разнообразие зашкаливало. Плюс стык времен в 90-е... Настали времена, когда прессу перестали воспринимать как четвертую власть, журналисты стали нежелательны, от нас некоторые персонажи прятались.

А потом наступил момент, когда я понял, что надо что-то делать, — зарплату не платили (ездил в транспорте со справкой, что мне не платят зарплату, справка до сих пор сохранилась), газета стала терять востребованность, все темы выработаны, осталось только ходить по кругу...

И так получилось, что ушел я в газету «Век» — аналитическую газету, в которой работали харизматичные «акулы пера», монстры журналистики, монстры характера. И там началась интереснейшая жизнь. «Век» — это целая эпоха, газета с большими амбициями. У газеты был мощный замах, она заставляла считаться со своими аналитическими публикациями. И там было интересно работать!

Изменилась география съемок, я стал ездить по всей стране.

Изменилось и мое отношение к собственным фотографиям, мне стало легче отбирать — есть сотня снимков, и среди них ты видишь одну карточку, а не 8–9 якобы достойных... Это очень интересное изменение, оно как бы пришло со стороны, что-то щелкнуло — и ты стал по-другому смотреть на свои снимки. Стал смотреть со стороны. И мне это понравилось.

А потом «Век» начал угасать и разваливаться. И я снова оказался в той же точке — вроде бы все сделал, куда двигаться дальше? В фотографические микроначальники никогда не стремился. Не хочу терять возможность снимать. Для меня это очень важно, я понял, что это главное в моей жизни.

В «Российскую газету» меня взяли 1 апреля. До сих пор там работаю и до сих пор в этом вижу какой-то смешной оттенок.

Я человек увлекающийся, без фотографии не могу. Да, иногда думаешь, что все уже отснято, что спина болит, что кнопка спуска затвора стерлась, что глаз «замылился», но не снимать — не могу. Времени совершенно нет, но я еще снимаю на пленку и пытаюсь получить хороший результат. Недавно ввязался в авантюру, начал осваивать видео. Это совсем другой мир, там все по-другому. Я его ненавижу, но получающийся результат мне начал нравиться.

 

— Это ты про самореализацию фотографа?

— Да. На самом деле самореализация очень простая вещь — тут важно не дать себе засохнуть! В жизни еще столько неосвоенного, столько невспаханных полей, а сколько еще в фотографии не сделано!

Фото: Сергей Куксин
Сообщить об ошибке
мая 27, 2021

Хочешь заработать? Пройди онлайн-курсы!

«Новые диджитал-медиа»

«Как создать диджитал-отдел на основе редакции» 

Для членов Клуба Журналиста с VIP-пакетом скидка 5% 

Пандемия оказалась роковой для большинства новых, и не только, медиабизнесов.
Спросили у опытных журналистов, какие советы они дали бы самим себе в начале карьеры в медиа.
ЖУРНАЛИСТ составил подборку: кто, чем и за что награждает журналистов в России.

Вам будет интересно: