Объединенный журфак. Вопросы после лекции. Владислав Куликов

Студент факультета издательского дела и журналистики Московского Политеха Махамат Исса задал вопросы о блогерах и журналистах Владиславу Куликову, обозревателю отдела права Российской газеты

 

— Почему людям сегодня интереснее читать блоги, чем смотреть телевизионный сюжет?

— Трудно дать универсальный ответ. Люди разные, вкусы у всех разные, и настроение тоже бывает разное, причем, у одного и того же человека. Сейчас ему хочется полистать ленту в Инстаграм, а через полчаса потянет открыть Маркеса. Почему? Да как-то вот так…

Если у читателя возникло настроение почитать СМИ, важно не испортить ему этого настроения скучными пустыми материалами. Человек должен получить то, зачем пришел. А именно: качественную информацию. Если же человек, скучая, переключился на блогосферу, значит, журналисты не зацепили его…

 

— Что журналистам нужно сделать, чтобы выиграть «войну» с блогерами?

— Становиться профессионалами и профессионально делать свою работу. Исчерпывающий ответ.

 

— Телеграм-каналы — это СМИ?

— Здесь надо определиться в терминах. По закону СМИ должно иметь регистрацию. А под журналистом, цитирую закон, «понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию».

То есть по формальному признаку, если телеграм-канал не зарегистрирован в качестве СМИ, то и тот, кто его ведет, — не журналист. Если же судить неформально, то надо смотреть, делает ли человек из телеграма журналистскую работу.

Лично у меня нет ни предубеждения к телеграм-каналам, ни пиетета перед ними. В них масса информационного шлака и лжи, но много правды и каких-то фантастических инсайдов. То есть телеграм-каналы — это еще одна площадка распространения информации, и она не избавлена ни от достоинств, ни от недостатков других информационных площадок.

Ставлю на то, что мода на телеграм-каналы будет недолговечной. Вероятность, что моя ставка сыграет, — фифти-фифти. Будет людям удобно, они продолжат читать телеграм-каналы, пока наша галактика не исчезнет. Надоест, измельчает информация, изменятся технология — у нас и воспоминаний про телеграм-каналы не останется. Мой опыт игрока подсказывает, что ставить лучше на последний вариант.

 

— А почему блог нельзя назвать СМИ?

— Отчего же нельзя, можно. Подайте заявку, зарегистрируйтесь, как СМИ, и ваш блог будет называться СМИ. Но вы же имели в виду не совсем то?

Тогда надо четко понять, что мы подразумеваем под СМИ не по формальным критериям, а в сущностном смысле. И тогда можно будет конкретно сказать, относится тот или иной блог к СМИ или нет. Решать надо будет по каждому отдельно, потому что блоги ведь тоже разные. Допустим, блог ведет пилот самолета или стюардесса. В блоге могут быть просто фотографии из стран и аэропортов. Или рассказы о том, как живется пилоту или стюардессе, каких-то происшествиях, профессиональных секретах и т. п. Такой блог будет хорошо читаться, и какая разница, можно или нет называть его СМИ?

Чтобы работа журналиста была интересной, он сам должен быть интересен

Или взять бьюти-блогера. Некая девушка покупает косметику, тестирует и рассказывает читателям. Вряд ли она и сама претендует на статус журналиста, скорее всего, ее устраивает звание бьюти-блогера. Но аудитория у нее может быть больше, чем у иного журналиста. И в отличие от иного журналиста, она вникает и разбирается в том, о чем пишет. Другой блогер делает новостные подборки. Просеивает массивы информации, находит интересные новости по какой-то тематике или просто имеющие определенную изюминку и делает рассылки своим читателям. Это уже ближе к журналистской работе.

 Но в любом случае если вам есть, чем наполнить свой блог, то десятый вопрос, считать ли его СМИ, а вас журналистом. Если же вам нечем наполнить свой блог, то как себя ни называйте, хоть блогером, хоть журналистом, все без толку.

 

—  Существует такое мнение, что журналист — это тот, кто дает инфоповод. Но любой человек может первым оказаться на месте и заснять, например, крушение самолета. Вы согласны с этим?

— Вы спросите у автомеханика, согласен ли он с тем, что машина едет от того, что водитель нажимает на педаль. Это вполне обоснованный вопрос: любой мало-мальски наблюдательный человек не раз замечал, что как только кто-то нажимает педаль газа, автомобиль трогается. Конечно же, определенная взаимосвязь тут есть. Но любой достаточно культурный механик вам объяснит, что это поверхностное понимание процессов, происходящих внутри автомобиля. А некультурный выразится в настолько туманных и нецензурных терминах, что, боюсь, смысл ответа может ускользнуть. Так и мнение «правда ли, что, кто первый, тот и журналист», считаю несколько поверхностным. Не надо фетишизировать скорость сообщения. Журналисты не жокеи на скачках, чтобы делать победителем того, кто всех опередил. У нас другие критерии. И у читателей, кстати, тоже. Читателю не так важно, кто первый сообщил новость, ему важно: кто сообщил лучше и своевременней.

Качество и своевременность — вот главные критерии. Своевременность означает, что человек должен получать новость не раньше, но и не позже, чем ему нужно. Представьте, в Москве ночь, люди спят, а в Нью-Йорке на биржах обвал. Должны ли мы, журналисты, будить своего читателя? Вряд ли. Пусть выспится, утром проснется и все узнает. Так какая ему разница, кто ночью первым сообщил об обвале? Человеку надо утром получить из СМИ исчерпывающую информацию. Но если вы сообщите об обвале на биржах через неделю, как о новости, это, конечно, будет поздновато. Будете глупо выглядеть и перед коллегами, и перед читателями.

Другая ситуация. Вечер, молодой человек делает предложение любимой девушке. Играет музыка, горят свечи, искрится шампанское. А в это время ФСБ в соседнем регионе задержало губернатора. Да хотя бы в этом же городе, даже на соседней улице, надо ли отвлекать молодых людей от одного из самых важных в их жизни разговоров? Они не бросят свою беседу ни сейчас, ни через пять минут. Когда же у молодого человека возникнет интерес по поводу арестованного губернатора, он не будет смотреть, какое сообщение пришло раньше, какое позже. Прочитает в том СМИ, какому доверяет.

Люди живут своей жизнью, и не должны каждый раз вздрагивать по сигналу СМИ. Единственный случай, когда информация должна доводиться незамедлительно, это чрезвычайные ситуации, угрожающие самому человеку. Ураган, наводнение, пожар, от которых надо спасаться прямо сейчас, — всегда информационный повод номер один, отодвигающий все остальное. Но сообщать первыми о том — задача МЧС и властей, а не журналистов. Так что скорость сообщения — это наша внутрикорпоративная тема. Во-первых, гонка на выпуске нужна, чтобы держать нас в тонусе. Во-вторых, опередить других важно для информационных агентств. Часто тот, кто первым сообщил о событии, создает информационную волну: остальные СМИ перепечатывают новость уже со ссылкой на это информагентство. Таким образом продвигается бренд конкретного агентства. Но в этом не вся журналистика. Другим СМИ лучше сосредоточиться на том, чтобы подавать информацию своему читателю лучше других и вовремя.

А если какой-то гражданин стал свидетелем события, сообщил о том в соцсети и оттуда новость подхватили СМИ, это не делает человека журналистом. Он в данном случае — источник информации.

Возьмем ту же авиакатастрофу: свидетель происшествия снял видео, выложил в Сеть и ушел. А журналист приехал и остался. Он узнает все детали, расскажет про погибших, будет отслеживать ход расследования причин катастрофы. И так далее. Заниматься этой катастрофой журналисту придется еще долгое время, а случайный свидетель будет узнавать о том из газет.

 

— Сейчас многие журналисты становятся блогерами, но продолжают называть себя журналистами. Как вы относитесь к этому?

— Это вполне естественный процесс. Скорее меня удивляет, когда молодые журналисты не заводят блогов. Пока ты молод и горяч, сил должно хватать на два-три блога, помимо основной работы. Или тебя не распирает желание поделиться с миром чем-то потрясающим? К тому же личный блог позволяет молодому журналисту набить руку. А для состоявшегося журналиста блог — отличный инструмент личного продвижения. Поэтому в блогерстве нет ничего плохого ни для журналистов, ни для кого бы то ни было. Плохо только вести плохой блог, и хорошо — хороший.

Хорошая новость в том, что у вас есть шанс изменить журналистику к лучшему. У всех вас, молодых журналистов

Вопрос «блогер или журналист» не про то, кто хуже, кто лучше. Это разные занятия. Просто почувствуйте разницу. Парадокс, пока ни один студент журфака, с кем я общался, не ответил четко на вопрос: а кто такой журналист? Стандартный ответ: тот, кто работает в СМИ. Да, так сказано в законе. Но это формальный признак. Все равно, что считать поваром исключительно того, кто официально работает на кухне ресторана.

Между тем, вряд ли у кого возникают сложности с пониманием, какие действия должен выполнять человек, чтобы считаться поваром. Он должен уметь не корочкой работника кухни размахивать, а размахивать разделочным ножом. И что-то там жарить-парить. Я понятно объясняю? Так и журналист вовсе не тот, кто красиво машет пресс-картой. И блогер, даже если зарегистрируется как СМИ, не станет автоматически журналистом, хоть десяток пресс-карт заведет.

Кстати, недавно заметил, что мое удостоверение просрочено лет пятнадцать как. Потребовался другой старый документ, перебирал корочки в шкатулке и обнаружил, ба, да я оказывается без пресс-карты живу все эти годы. Надо, конечно, как-нибудь обновить, а то непорядок. Но реально — все это время не возникало ни потребности, ни желания поразмахивать пресс-картой. Так получается, у людей, с кем общаюсь, не возникает ни тени сомнения, что перед ними журналист.

Есть набор функций, которые должен выполнять человек нашей профессии. Всего два слагаемых. Первое: поиск, сбор и обработка информации. Второе: непосредственно создание контента. Если вы мастер добывать информацию, но не умеете создавать из нее материал, скажем, писать статьи, вы журналист только наполовину. Но если вы только и умеете, что витиевато писать или создавать бойкие видео для TikTok, а что-то разузнать-разведать не способны, вы вообще не журналист.
 

— Что нужно, чтобы талантливые люди оставались в журналистике?

— Вопрос надо ставить иначе: какими надо быть самим журналистам. Журналистику создают люди. Не надо стремиться попасть на готовенькое, в некую прекрасную журналистику, где вас встретят благородные друзья и восторженные читатели. План не сработает. Вообще, это касается любой сферы: если вы идете куда-то под воздействием идеалистических порывов, то будете разочарованы. Поступите в медуниверситет, чтобы лечить и спасать людей? Будете разочарованы. Пойдете в полицию, чтобы защищать общество, ловить преступников, помогать хорошим людям? Будете разочарованы. Станете учителем, чтобы учить детей разумному, доброму, вечному? Ну, вы поняли… Действительность умеет вгонять в печаль, она в этом спец. Почему? Потому что ее создают люди, а люди неидеальны. Они могут создавать совершенные произведения искусства, музыку, стихи и т. п. Все, что оторвано от земли, у человечества получается превосходно. А земное выходит у нас не таким хорошим, а иногда просто отвратительным. В этом есть глубинный смысл: нам, то есть человечеству, всегда есть, к чему стремиться. Одни люди, столкнувшись с реальностью, сдаются. А другим удается сохранить свои идеалы. Хорошая новость в том, что у вас есть шанс изменить журналистику к лучшему. У всех вас, молодых журналистов. Правда, легко не будет. Будь менять мир легко и приятно, все бы только этим и занимались. Каждый день. Журналистика существует для людей. Что нужно читателю? Каков он? Необходимо понимать аудиторию. Всегда учитывайте: ваша работа должны быть интересной людям. Если вы писатель или художник, вам легче, можете писать непонятно и рассчитывать на потомков. Журналистика должна быть интересной здесь и сейчас. Не забывайте.

Это не значит, что я предлагаю угождать аудитории. И не значит, что надо гнаться исключительно за кликами и рейтингами. Не отрицаю их важность, но все-таки у журналиста есть и более достойные цели.

Журналист — это профессионал в сфере распространения информации. Для того чтобы профессионально работать с информацией, нужно терпение. Вам должно быть интересно покопаться в чем-то, должны получать удовольствие от того, что узнали что-то новое. В идеале у журналиста на уровне рефлекса должно быть аккуратное отношение к информации: не спешить с оценками, а внимательно изучить, перепроверить, разобраться со всех сторон.

Важное качество для журналиста — умение слушать и слышать собеседника. Люди, как правило, любят говорить, и не любят слушать. Поэтому разговор часто превращается в столкновение монологов. Журналисту мало уметь терпеливо слушать, надо уметь понимать, то есть адекватно воспринимать, что именно хотел сказать человек. Для того, чтобы понять другого, надо прикладывать усилия. Многие из нас в обычной жизни даже не задумываются об этом, в итоге настоящей проблемой часто становится просто верно донести свою мысль до другого человека.

У слов масса оттенков, люди в одни и те же слова вкладывают разные смыслы. Не противоположные, а разные. Кстати, немало громких новостей возникло из-за того, что журналисты неправильно услышали ньюсмейкера и в своей интерпретации исказили смысл сказанного. Конечно, бывает обидно отказываться от яркой новости, потому что разберешься и поймешь, что не все так ярко, и порой, даже не новость. Но через это надо пройти.

Нашу работу физически невозможно делать без интереса к тому, что ты делаешь. Поэтому, наверное, главное профессиональное качество журналиста — умение заинтересоваться темой, которой ему выпало заниматься. Не знаю, профессиональное любопытство — врожденное качество или оно как-то развивается. Я не развивал специально. Мне всегда все было до чертиков любопытно. Но если у вас нет такого, надо развить.

И еще один секрет. Чтобы работа журналиста была интересной, он сам должен быть интересен, как личность. Как стать интересной личностью, не подскажу: универсальных рецептов тут нет. Мог бы дать личные, но не факт, что они вам подойдут

Справка

В апреле ЖУРНАЛИСТ запустил проект «Объединенный журфак» с бесплатным доступом всех желающих к видеолекциям преподавателей факультетов журналистики и практикующих журналистов. Проект вызвал большой интерес среди будущих журналистов, которые захотели  в нем поучаствовать. Так, студенты факультета издательского дела и журналистики Московского Политеха и факультета журналистики Воронежского государственного университета связались с авторами видеолекций и задали им свои вопросы.

В рамках проекта «Объединенный журфак» мы приглашаем к сотрудничеству неравнодушных вузовских преподавателей и действующих журналистов: запишите видеолекцию по журналистике, и мы ее обязательно опубликуем в разделе «Объединенный журфак».

Давайте общими усилиями поможем российским студентам-журналистам продолжить полноценное профессиональное обучение. Отправить видеолекцию можно на почту ccpmiass@mail.ru с темой письма «Объединенный журфак». Не забудьте указать ваши имя, фамилию, должность и тему лекции.

Координаторы проекта: Светлана Распопова, Екатерина Выровцева, Александра Павлова.

Сообщить об ошибке
Авг 27, 2020
Познакомились с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию
Проведение социально значимых проектов — предмет гордости и для их участников, и для самой газеты «Вести чертковские».

Вам будет интересно: