«Мы были не готовы к отключению интернета»: казахстанское информагентство о работе во время блокировок

Теги: 

ЖУРНАЛИСТ поговорил с главным редактором регионального информационного агентства в Казахстане «Петропавловск News» Екатериной Назаренко о том, как работали журналисты в ситуации отключения интернета, какие извлекли уроки и как собираются работать дальше

 

Если говорить о хронологии событий, произошедших в Казахстане в начале января, то как региональное информационное агентство Петропавловска мы их не касались. Мы видели, что начались митинги на западе Казахстана еще 2-го числа. Скажем так, там митингуют не редко — требуют то повышения зарплат, то еще чего-нибудь, и обычно все заканчивается довольно быстро и мирно. Это больше похоже на трудовые митинги. А тут причиной стало повышение цен на газ. В принципе об этом повышении мы знали, писали об этом и знали все причины, про электронные торговые площадки. Все наши министерства и бизнесмены уже не раз говорили, что газ подорожает. То есть причины нам были понятны, как и то, что это уже невозможно исправить. В Министерстве говорили: привыкайте, это рынок.

Неожиданно мы узнали, что цены на газ все-таки снизили. В принципе все ожидали, что демонстранты разойдутся. И тут началось — причем не на западе Казахстана, а в Алма-Ате. Так как мы поддерживаем связь с алматинскими журналистами, мы видели, что там мирный протест переходит в нечто большее, и что уже не Актау стал центром событий, а именно южная столица. Тем не менее эти события мы все еще не описывали на сайте, а просто отслеживали ситуацию. Но она развивалась достаточно быстро, а мы не думали, что у нас могут отключить интернет. Когда в Алма-Ате начались взрывы светошумовых гранат, то есть власти предприняли те меры, которые редко идут в ход, мы подумали, что скоро все закончится. Но оказалось, что ни гранаты, ни слезоточивый газ не остановили тех людей, которые уже были на площади, потому что они были под воздействием всяких одурманивающих веществ. Им было все равно, и они просто шли дальше, убивали и громили. Мы знали об этом не из новостей, а от блогеров, Telegram-каналов и непосредственно журналистов, которые были в Алма-Ате. Все понимали, что происходит что-то нетипичное и гораздо больших масштабов, чем ожидалось сначала.

Потом мы думали, что на утро все рассосется и наконец-то введут войска — не ОДКБ, а местную нацгвардию, которая все это остановят, так как было очевидно, что полиция не справляется. Ведущие журналисты в Актау и Алма-Ате как раз между собой в чатах обсуждали, почему же не вводят нацгвардию: сколько можно ждать, когда вот-вот дойдет до мародерства. Утром стало ясно, что либо войска не ввели, либо они не помогли — очевидно, что произошли погромы и ситуация разворачивается не в лучшую сторону и достигла таких масштабов, каких мы не помним. И потом нам отключили интернет.

Инстаграм «Петропавловск News»
Инстаграм «Петропавловск News»

Мы к этому были не готовы. Накануне я поговорила со своей журналистской, которая на новогодние каникулы уехала в Новосибирск, и сказала ей, чтобы она пока оставалась там. А также с заместителем главного редактора, который ведет ленту новостей, он находился с женой в Омске и собирался вернуться в Казахстан. Мы их тормознули, хотя еще не знали про отключение интернета, просто ждали перебоев со связью. Но связь, кстати, долго была достаточно стабильной. Когда уже в Петропавловске прошел небольшой митинг (небольшой по сравнению с Алма-Атой, а для Петропавловска это было много людей — задержали больше ста человек, раньше у нас ничего подобного не было), стало понятно, что это подготовленные люди. Начались такие же вспышки во всех городах Казахстана, просто Петропавловск был одним из последних и малочисленных, и очень быстро людей убрали с улицы. Эти видео мы получили от читателей, а официальной информации от полиции не было, поэтому мы их не ставили.

Потом отключили интернет, и мы остались в информационном вакууме. Впервые его именно не глушили, а отключили абсолютно на всех операторах. Не было ни проводного, ни мобильного интернета ни у кого. Мы поняли, что остается телефонная связь, тоже не на всех операторах, и выборочно SMS. У меня связь работала хорошо, но я не могла дозвониться в Россию сотрудникам. Мы понимали, что наш сайт недоступен для всех казахстанцев, хотя он работал, потому что расположен не на казахстанском хостинге. Тем не менее читать его было некому. Мы обсуждали с коллегами по телефону, что происходит. У кого был телевизор, смотрели его и рассказывали новости тем, у кого телевизора нет, чтобы хотя бы знать официальные новости.

На следующий день после отключения связи я дозвонилась до России. Заместитель редактора продолжал ставить новости на сайт — только перепечатку, своих новостей у нас быть не могло. Он тоже был расстроен, что посещаемость резко снизилась, и мы с ним обсудили, как сделать так, чтобы она выросла. Дело в том, что на мой мобильный начали звонить люди из России и спрашивали у меня, как дела в Казахстане, потому что не могли дозвониться до своих родных в Петропавловске. Я поняла, что в приграничном регионе родных из России очень волнует, что происходит с их близкими. Мы обсудили, как правильно расписывать поисковые слова, чтобы нашу информацию могли найти. И тогда мы начали ставить новости не только по Петропавловску, но и по стране в целом. И поскольку большинство казахстанских сайтов не работали, мы оказались на коне.

Нас уже не волновал доход, важно было дать информацию людям и успокоить их

Потом интернет включили на некоторое время и снова отключили, но уже как-то иначе, то есть начали глушить, оставляя доступ только для определенных сайтов. К сожалению, наш сайт по-прежнему оставался недоступным. Естественно, в эти дни мы не получили свой обычный доход, и никто это компенсировать не будет. Мало того что в январе и так мало рекламы, мы решили ее не ставить, потому что никто ее не увидит, и перенесли на другие дни. Соответственно, сократился срок размещения, так что мы почувствовали сильный убыток, поскольку не получаем никаких субсидий. Посещаемость упала в 4 раза, осталась российская аудитория, которую мы нарастили. Потом, конечно, все восстановилось и частично компенсировалось то, что мы недополучали, за счет резкого роста посещаемости. Мы даже не ожидали, что люди настолько соскучились по интернету, что будут читать больше, чем обычно в январе.

Журналисты, конечно, общались между собой. Дошло даже до того, что пресс-службы предлагали прислать факс или привезти материалы на флешке, чтобы в короткие часы доступа в интернет, мы могли выставлять новости. Например, у нас пострадали газетчики в соседнем городе, потому что напечатать тираж они могли, но дизайнеры у них располагались в Петропавловске и не могли прислать файлы на печать. Не вышли и некоторые республиканские издания. Мы читали Telegram-каналы и звонили по телефону источникам в Алма-Ате, которым можно доверять, чтобы получать хоть какие-то новости. Мы понимали, что ситуация плохая, если ввели режим чрезвычайного положения и контртеррористической операции, но что конкретно происходит, мы не понимали. Алма-Ата долгое время оставалась без интернета, даже когда у нас его включили. Уже потом мы получили официальную информацию по митингу, опубликовали видео. Мы были почти единственными, кто об этом писал, потому что многие побоялись освещать митинги. Даже в Петропавловске одного блогера посадили на 30 суток административного ареста за репост из Instagram, который был расценен как призыв к митингам — инструкция, куда именно и как выходить. Многие журналисты сегодня опасаются за свою свободу, несколько независимых сайтов заблокировали. Так как мы тоже независимые и в политику в принципе стараемся не лезть, пишем больше о социальных проблемах, то писали аккуратно. Но по сравнению со СМИ, которые работают с госзаказом, мы были самыми смелыми в регионе. В сборе этих новостей нам помогали журналисты других редакций, которые в своих СМИ не могли рассказывать такие новости.

Телеграм «Петропавловск News»
Телеграм «Петропавловск News»

Одна из проблем, с которой столкнулись наши читатели, было отсутствие наличных денег — они просто не могли оплатить товары на кассе. Люди уже отвыкли делать продовольственные запасы, поэтому у многих просто не было еды. Мне звонили читатели и спрашивали, что делать. Я им советовала бежать в банкоматы, пока они работали, и сама стояла в этих очередях. Вот здесь люди остались без помощи: кто-то занимал наличку, кто-то просил в магазинах у дома продукты в долг. В Алма-Ате было даже хуже — там магазины обстреливались и товары туда не поставлялись. Слава Богу, что это продлилось недолго, иначе ситуация могла бы быть критичной. Думаю, теперь люди не будут хранить деньги на картах, как раньше, и начнут запасать продукты. Поэтому аудитория хорошо читала наши новости о проблемах с наличкой, о проблемах со связью с родственниками из России, о происходящем в Петропавловске. Все это делал наш заместитель главного редактора, сидя в Омске. Нас уже не волновал доход, важно было дать информацию людям и успокоить их.

Какие выводы мы сделали для себя как медиа? Мы не будем ни в коем случае переходить на казахстанский хостинг, потому что он в принципе неконкурентоспособен. И в данном случае мы не нарушаем закон, потому что сайт имеет расширение info и у нас есть дублирующий сайт на kz. Также мы решили, что будем теперь делать новости приграничных городов для той аудитории, которую мы получили во время этих событий, чтобы удержать ее — наращивать новости Омска, Тюмени, Кургана.

Дошло даже до того, что пресс-службы предлагали прислать факс или привезти материалы на флешке

Что мы можем посоветовать другим медиа? Конечно, развивать Telegram-каналы. Когда начали глушить интернет, люди пользовались VPN и читали новости там. Казахстанские каналы очень сильно нарастили свою аудиторию. Так же поступала и наша аудитория. Несколько месяцев назад мы приняли решение не давать ссылку на новость, а дать возможность открывать ее прямо в канале, и это оказалось правильным. Люди не могли попасть на сайты, но могли читать новости в канале. Люди не ушли из Telegram и после включения интернета, а аудитория даже продолжает расти. Выросла аудитория и в Instagram.

Для казахстанских СМИ, которые не развивали свои социальные сети, а занимались только сайтом, это стало большой проблемой при отключении интернета, они потеряли связь с читателями. Тем более что постепенно появляются независимые агентства. Многие люди скачивали бесплатный VPN, прокси или мессенджеры типа Viber. Мы тоже подумали снова вернуться к рассылке через WhatsApp. В этот период также появилась интересная функция у государства — они начали отправлять нам SMS-новости. На период блокировки интернета это может стать каналом дистрибуции, если собирать базу телефонов читателей. Мы будем думать об этом, потому что очевидно, что ситуация еще не закончилась, а причина, по которой начались митинги, не исчезла.

Владельцам пабликов я бы посоветовала развивать правовую грамотность. Многие пытались защитить блогера, которого посадили на 30 суток, но на самом деле он был не прав: мы как журналисты такой пост бы не разместили. У нас многие паблики размещают все подряд, не проверяя информацию и подставляя других людей. Это нарушение закона, за которое раньше не было никаких последствий, а сейчас появились. Журналисты привыкли существовать в рамках ограничений, а блогеры нет. Многие журналисты были задержаны за то, что снимали несанкционированные митинги, и им вменили участие в них. Сейчас мы будем разбирать с правозащитными организациями, как быть в таких ситуациях. Мы будем снова освещать митинги, если они произойдут в Петропавловске, потому что это событие, которое заслуживает внимания, но, естественно, нам будут нужны жилеты и инструкции, как себя вести. Раньше нам этого не требовалось. Сейчас мы исследуем кейсы, за что задерживали журналистов, и в этом году планируем обучать коллег поведению на митингах.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 21, 2022

Вам будет интересно: