«Журналист — человек с протянутой рукой». Интервью с военным корреспондентом

Игорь Лапик рассказал, что такое журналистика, можно ли пропускать через себя истории, с которыми работаешь, и есть ли в профессии место творчеству

Гудки на громкой связи телефона. «Алло, здравствуйте! Вы слышите нас?.. Извините за беспокойство, ваш номер телефона указан в описании канала Ютуба. Дело в том, что сегодня с ребятами мы проходили стендапы и смотрели именно ваши выпуски...» — начала разговор наш преподаватель после ответа «Слушаю!» на том конце провода. Так неожиданно и спонтанно случилось мое знакомство с журналистом и корреспондентом телеканала «Звезда» Игорем Лапиком. С того же времени я подписана на его страничку в Instagram и слежу за его журналистской деятельностью.

«Помню, да, тот момент, когда мне звонили — вдохновляет!» — напишет мне спустя два года знакомства Игорь.

Когда обострились отношения двух враждующих стран в Нагорном Карабахе, на территорию непризнанной республики прибыли журналисты с разных стран для освещения событий карабахского конфликта.

По данным министерства иностранных дел Нагорного Карабаха, за время боевых действий с 27 сентября по 10 ноября военные действия освещали более 390 журналистов, из них 190 — представители зарубежных СМИ и около ста армянских журналистов.

Игорь со съемочной группой телеканала «Звезда» прибыли туда уже после заключения мирного соглашения и ввода на территорию российских миротворцев. Первая запись в Instagram у него появилась 10 декабря 2020 года о том, что он приехал в Ереван, оттуда отправился в Нагорный Карабах. Новый год встречал там, в Степанакерте. Как написал журналист: «Первый раз встречаю Новый год в командировке». А следующим постом выложил фотографию с Дед Морозом и Снегурочкой, которые поздравляли всех служащих российских миротворцев. Даже подарок был — торт со сливками на огромную бригаду.

В своих «историях» Игорь снимал весь путь, местных жителей, которых встречал; разрушенные и заброшенные послевоенные здания. А я следила за его серией мини-репортажей с разных мест.

Позже, списалась с ним и взяла интервью.

— Расскажите, какие эмоции и чувства у вас вызывает ваша профессия?

— Моя профессия вызывает у меня каждый раз разные эмоции. Я на ТВ 20 лет. Поэтому за это время было много разных волн восприятия и периодов осмысления моего ремесла. Когда мой первый репортаж показали по городскому каналу, я был на вершине счастья, мне казалось, что я знаменит и успешен и меня все на улице узнают. Мол вон этот парень из «телика». Потом были моменты, когда я получал кайф от своей профессии. От осознания того, что я овладел таким сложным ремеслом. Было время, когда считал свое дело рутиной, несмотря на то, что все вокруг в один голос восхищаются «какая у вас интересная профессия...». Пару раз я хотел уйти с телевидения, но судьба не позволила. 

Безусловно, профессия тележурналиста — это одна из крутейших профессий. Мы даже круче, чем актеры. Они проживают на сцене десятки ролей, а мы сотни и тысячи! Вместе с нашими героями репортажей и во время перевоплощений в стэндапах.

Но журналистика — не только интересная профессия, но и опасная даже для мирных мест. По статистике международной организации «Reporters Without Borders» («Репортеры без границ»), в 2020 году было убито 50 журналистов в связи с их профессиональной деятельностью. Большинство этих случаев произошло в странах, где нет военных конфликтов. Для сравнения, в 2019 году погибло 53 журналиста. При этом в нынешнем году журналисты меньше работали «в поле» из-за пандемии.

Командировка Игоря в Нагорный Карабах длилась 1,5 месяца.

— Сейчас, вы работаете в очень, так сказать, свежем на события месте. Вы пропускаете через себя истории своих героев и все увиденное вами? Или существует внутреннее разделение работы и обычной жизни?

— Истории героев безусловно нужно пропускать через себя и сопереживать или радоваться вместе с ними. Когда ты лично заинтересован в чем-то и сопереживаешь кому-то, то и гораздо проще поймать эмоциональный подъем, чтобы ярче и креативней сделать репортаж. А если тебе пофиг на людей, то материал получится «на отшибись». Но пропускать все через себя не стоит, если ты работаешь, к примеру, в криминальной журналистике (ЧП, Вести ДЧ и т. д.). Здесь журналист должен быть трезв и хладнокровен, как врач или следователь. Если каждый раз принимать все события близко к сердцу, то оно может не выдержать и повышается риск психических расстройств. А находясь в Карабахе, конечно, сопереживаешь людям. Война азартна, интересна и безобидна только в виде компьютерной игры.

Я доверяю его словам. Игорь в своих видео показывает события без специального монтажа и рассказывает открыто о происходящем. Следя за его страничкой в Instagram, получаю больше информации, чем из разных СМИ.

Что для меня быть журналистом? Значит постоянно бежать вверх по эскалатору, который едет вниз.

Всегда считала, что журналистика и творчество — это далекие понятия, особенно когда дело касается военной темы или обостренного конфликта. Игорь поменял мое видение:

— Журналистика творческая профессия. Однозначно. Каждый корреспондент расскажет об одном и том же событии по-разному. И вся разница в творческом подходе. И у всех он разный. Насколько интересно ты «скреативишь» — настолько интересно будет зрителям смотреть это по телевизору. Поверь, даже самые сухие новости и неинтересные события можно подавать зрелищно. В этом и заключается мастерство журналиста.

О мастерстве журналистов и их мужестве я читала в СМИ в течение всего 2020 года. Особенно после начала эпидемии. Владимир Соловьев, председатель Союза журналистов России, еще летом в интервью для «Российской газеты» говорил о журналистах, которые «проявляли профессиональное мужество», заходя в «красные зоны» больниц, и «делая репортажи с больничной койки». Он отмечал, например, работу Антона Верницкого из программы «Время» и прямые эфиры из зоны карантина, которые вел Николай Долгачев с канала «Россия-24».

Игорь Лапик четко и искренне охарактеризовал профессию так:

— Что для меня быть журналистом? Значит постоянно бежать вверх по эскалатору, который едет вниз. То есть в нашей профессии надо постоянно развиваться и снимать что-то новое. Не бывает так — снял сюжет классный и все, почиваешь на лаврах. Утром проснулся, и все с чистого листа. Я в шутку иногда говорю, что журналист — это человек, который всегда стоит с протянутой рукой. В прямом смысле — с микрофоном, и в переносном — все время просит у героев интересных фактов, новостей и ответов.

Какой же он — настоящий журналист?

Актеры в театре всегда на виду, журналисты же часто работают «в тени». Такие журналисты, как Игорь Лапик, Антон Верницкий, Николай Долгачев, выполняют свою работу и не являются такими публичными людьми, но их ценят за профессионализм. Они рискуют, когда заходят в «красные зоны», когда отправляются в командировки в горячие точки.

Знакомство с Игорем и его журналистской деятельностью показало мне, в чем действительно заключается миссия журналиста — это честный труд, который приносит пользу людям, и постоянное движение, совершенствование своих профессиональных навыков.

 
Иллюстрация: shutterstock.com; instagram / @telezhurnalist
Сообщить об ошибке
мая 14, 2021

Зачем в норвежской Amedia собирают у читателей номера их телефонов и используют персонализированную e-mail-рассылку, рассказыва
О «дорожной карте» ЮНЕСКО и других навигаторах в море фейков, вражды и цензуры
Главный редактор «Нового журнала» о литературной традиции и свободе выбора

Вам будет интересно: