Леонид Левин: «Я всегда шел ледоколом»

Теги: 

Памяти Леонида Левина

Сегодня в Якутске простились с генеральным директором ИД «Норд-пресс» Леонидом Левиным. Ирмовичем, как его называли коллеги и друзья. Вспоминали и прощались с ним по всей России, потому что в каждом регионе есть те, кому он близок и дорог.

Большой, могучий человек с положительным зарядом, любил жизнь и умел жить, не изменяя себе. У него получалось все: писать книги и петь песни, издавать газеты и управлять бизнесом. Очень переживал за все, что происходит с журналистикой, печатной прессой.

Несколько лет назад в ЖУРНАЛИСТЕ было интервью с Леонидом Ирмовичем. Сегодня мы вновь его публикуем.

Ирмович, ты с нами!

 


большие санкции — малые уступки

— Леонид Ирмович, каково состояние медийного рынка в России?

— Россия трудно вынашивает свой вариант постиндустриального информационного общества. Я не очень понимаю, какую роль в этом обновлении жизни определено сыграть бумажной прессе. Есть немало ответственных лиц, которые спят и видят смерть прессы. Шанс для нового они усматривают исключительно в том, чтобы как можно быстрее приблизить конец старого, прибрать рекламу и монетизировать свои новомодные усилия. В итоге на разных уровнях вводятся «внутренние санкции»: ужесточается законодательство, ужимаются источники финансирования, закрываются каналы распространения, растут цены на сырьё... Налицо весь джентльменский набор наезда! Я вырос из бумажной прессы. Это мое. С уважением относясь к новым информационным инструментам, я убеждаюсь на примере изданий, к коим имею отношение: газета как способ обращения, диалога с человеком продолжает не просто существовать, она успешно работает.

Дмитрий Медведев, видимо, решил ускоренно двигать страну в информационное будущее. Отсюда родом и идея разгосударствления. Но под премьером есть группа людей, которая, руководствуясь в общем-то верной целью, реализует её с изяществом бульдозера. Они не видят в этом процессе печатную прессу. Напрасно! В ЕС её достойно используют на переходе в новое качество общества. Ей помогают. Заинтересованы в том, чтобы нация оставалась читающей. И пресса, изменяясь, не сдаёт позиций.

 

— Каковы реалии современного издательского бизнеса?

— В нынешнем году стоимость сырья растёт как на дрожжах. Стоимость подписки на «Якутск вечерний», к примеру, в арктических районах выросла в три раза. Килограмм бумаги с учётом доставки, НДС обходится в 42 рубля. Умножьте на полторы тысячи тонн, которые мы ежегодно завозим. Газетная бумага на дальних северах стоит почти как мелованная бумага, что доставляется в центральную Россию из-за рубежа. За краску платим наполовину больше, чем раньше. И это только начало! Чтобы остановить это ценовое безумие, нужна солидарность всех и со всеми. Прав господин Волин, сказавший в одном из интервью, что бумагу изготавливают россияне, на российской земле и из российского сырья. У министерства есть возможность, сказал он, остановить этот ценовой взрыв. Вот только бы «мужик сказал — мужик сделал».

Боюсь, что очередные «взрывы» не за горами, а за ними очередные обнадеживающие слова... Санкции — как ещё назвать беспредел цен, принятых против бумажной прессы, скажем, на уровне «Почты России», — вымывают из бюджета многих СМИ миллионы рублей, «уводят» тысячи подписчиков. Правда, сегодня «Почта России», предоставляя ряд других полезных преференций, возвращает издателям часть былых возможностей. Но, образно говоря, потеряли миллионы, вернули рубли. Впрочем, одну «Почту» винить нельзя. После очередного ужесточения следуют малые уступки. Таковы реалии.

 

— Как вы стартовали?

— Без миллиона в кармане. Но был в теме. Я был главным редактором республиканской молодёжной газеты, секретарём горкома комсомола, директором издательства. Словом, было где проверить себя. Когда пришел в «Молодёжку», там был тираж 11 тысяч, а уходил с тиражом в 23 тысячи.  

«Скелет» здания будущего Дома печати хотели «заморозить». Уходил, там люди работали. В 1982 году вы просил в ЦК КПСС рекламную газету. Убедил. Рискнули. Правда, это было не самостоятельное издание, а приложение к партийной газете. Потом меня уговорили работать секретарём парткома в университете. Я на себе испытал, что есть партийная вертикаль. От меня требовали справок о текущем и будущем райком, горком, обком… Так пролетело четыре года. В 1990-х я зарёкся, что больше никогда не буду работать в государственных структурах. В то время многие уходили в частный бизнес, веря, что в нашей стране можно построить рынок. Я стал одним из них. В 1994 году вместе с женой (она тоже была редактором газеты) начали издавать «Якутск вечерний». Когда встали на ноги, тогда-то всё и началось. Кому нравится, когда гладят против шерсти?

Леонид Левин за чашкой кофе в Доме журналистов отвечает на вопросы Венеры Якуповой
Леонид Левин за чашкой кофе в Доме журналистов отвечает на вопросы Венеры Якуповой

Нас душили грамотно, экономически. Жить бизнесу оставалось месяца два. Подсуетился. Назанимал. В 1994 году купил потрёпанную типографскую машину ПОГ-60 у московских пограничников. Поехал смотреть, а это одна станина. Кирпич лежал там, где электроника, с припиской: «Привет от дембеля!» Всё же машину собрали. Просто не было другого выхода. Машина или смерть фирме. Мини-типографию надо срочно было доставить в Якутск на самолёте. Перевезти по воздуху 13 тонн! Каких денег нам это стоило! Но стоило! Решалась судьба. Печатали в сборном, фактически сарае, на временном фундаменте. Хорошо, что машина была армейского типа. Набрали умельцев из тех, кого за пьянку вытурили из государственной типографии. Народ отомстил за себя. Доказали, что раньше их не понимали. Они сделали невозможное. Газета вышла в двух красках. Словом, в те дни всё создавалось не благодаря, а вопреки. Сегодня у нас семейный бизнес. Жена — редактор газеты, все дети — журналисты. Старший сын — директор газеты «Якутск вечерний», младший — редактор «Добродума», внучка — студентка, тоже корреспондент.

 

— Выходит, российскому издателю нужно ледоколом двигаться на рынке СМИ?

— Я всегда шёл ледоколом. На Севере много льда, надо постоянно сквозь него пробиваться.

 

— В чем ещё секрет вашего успеха?

— Всегда шел на полкрупа вперед. Всегда за собой тащил что-то новое. Потом за мной тянулись другие, брали пример. Когда 70 тысяч экземпляров бесплатной газеты «Вторник» разложили по почтовым ящикам, все удивлялись: «Как можно бесплатно газету раздавать?! Ну, Левин наворовался». В то время новые технологии удивляли. А воровство — нет. Такими были 1990-е для первых издателей. Амбиции власти, полный госмонополизм в полиграфии вынудили создать свою типографию и свою систему распространения. Если за распространение с вас требуют вдвое больше, чем за трудоемкий, многозатратный процесс создания газеты, то просто трудно понять, как такое может быть. Придумали особый вид распространения в городе — временные палатки. Поразительно! Зимой, при 50-градусном морозе в них сидят тетеньки, как луковицы обмотанные платками, и продают газету. Много чего пришлось придумывать на ходу. В общем, чем толще лед, тем сложнее плавание. Чем сложнее плавание, тем радостнее каждый успех на этом пути.

 

деньги в журналистике — не главное

— Каких вы придерживаетесь принципов как издатель газет?

— У коллег есть гордость, что они в хорошей газете работают. Это не четвёртая власть, но они многое могут. Хоть и не хотят, но к нам прислушиваются. Жизнь, она штука сложная, но всегда в ней что-то можно улучшать. Увы, деньги становятся вершиной мотивации и в журналистике. А пиар — мощным средством заработка. Это угрожает профессиональным основам профессии. В Якутске есть несколько «независимых» газет. Их фактически содержит бюджет. Где-то на сайтах прячутся тролли, им платят за то, чтобы они травили людей, которые неугодны. Это стало уже всероссийским явлением — троллинг! Когда люди готовы в интернете делать все что угодно, лишь бы им платили. Что-то подобное есть и в газетах, которые специально выкатывают на рынок перед выборами. Для них есть «священные коровы». И есть «заказ»: на тех, кто у этих «священных коров» путается под ногами. У «НОРД-ПРЕССа» пять газет. Они в работе, в движении, зарабатывают на жизнь и не отступают от своей социальной миссии. На протяжении многих лет мы успешны, тираж для региона рекордный. Например, у «Якутска вечернего» он доходил до 60 тысяч экземпляров, сейчас 44 тысячи. Если учесть, что в Якутске живет до 300 тысяч, а в республике — 956 тысяч человек, то это более чем неплохо.

 

— Самые яркие примеры из вашей газетной практики?

— Почти свежий. На протяжении года перед выборами главы республики «Якутск вечерний» на первой полосе публиковал жирным шрифтом призыв: «Егор Афанасьевич, верните детям реабилитационный центр!» (Борисов Егор Афанасьевич  — глава региона Республика Саха– Якутия. — авт.) Под видом реабилитационного центра, обещанного детям, чиновники втихую начали созидать для себя и своих гостей дом приёмов. В России нет прецедента, чтобы глава региона, которому предстоит избираться на новый срок, терпел так долго журналистскую осаду. Отдаем ему должное. Правда, резко усилились анонимные информационные наскоки.

 

— Чем же все закончилось?

— Главу избрали. Чиновников допекли. Не сразу, но вмешалась прокуратура, вынесла решение. Теперь ждём, когда реабилитационный центр вернут детям. Долго ждем… Согласитесь, такие решения нечасты. Упоения достигнутым или злорадства по отношению к нынешнему главе у нас, газетчиков, нет. Как человек я даже радуюсь, что глава достойно, а не с пожарников, санитарных врачей или других служивых людей, насылаемых на газету, начал свой новый срок. В своё время редакция «Якутска вечернего» помогла читателям отсудить у мэрии 60 млн рублей для горожан. Это были деньги, незаконно собранные чиновниками за коммунальные услуги. И таких акций немало.

Я Всегда шел на полкрупа вперед. Всегда за собой тащил что-то новое

Вслед за томскими коллегами мы зажглись идеей «Бессмертного полка». Через газету объяснили гражданам суть акции. Были названы адреса мастерских, где увеличивали фотографии и делали портреты фронтовиков. Не скажу, что все сразу бросились делать портреты. Тогда редакция приняла расходы людей на себя, и дело двинулось. В День Победы «вечёркинцы» очень волновались: не застесняются ли горожане? Непривычно как-то. Приучали нести вождей и героев. Когда в праздник я пришёл посмотреть, как будут развиваться события, то глазам своим не поверил. В колонне стояло более 2000 человек! Все с портретами. Таких светлых лиц я давно не видел. Потрясающее по силе эмоций зрелище! И это сделала газета. В редакции «Якутска вечернего» собрались люди, которые верят в то, что они занимаются праведным делом. Так не везде. За примерами «крепостного права» далеко ходить не надо. 

 

выход есть!

— Чем должна заниматься современная журналистика?

— Я пессимист. Вот поговорил на фестивале в Дагомысе с одним редактором. Она в районной газете упомянула о том, что глава уделяет недостаточно внимания школе. У нее тут же крупные неприятности начались! Сегодня в стране редакция газеты, которая пытается анализировать современные процессы, не терпит несправедливости, отзывается на любые факты коррупции, с кем бы они ни были связаны, должна быть готова ко всему. К любым последствиям. Сколько их, считающих главным контентом портреты своих начальников на первой-второй-десятой полосе!

 

— Как  вы считаете, каковы требования общества к журналистике?

— Гражданское общество только складывается. Трудно складывается. Когда оно сложится, тогда, надеюсь, будет легче и газетам. Они  — его главная трибуна. Со стороны государства нужна определённая поддержка СМИ во имя того, чтобы народ совершенно не разучился читать. Ради того, чтобы люди продолжали читать, нужны газеты. Газетного рынка у нас в стране нет. Но есть целый ряд районных, городских газет, которые зарабатывают себе на жизнь. Почему бы не дать им возможность существовать самостоятельно? Это был бы верный шаг к разгосударствлению.

 

— Есть ли выход из сложившейся ситуации?

— Есть один. Солидарность. В единой технологической цепочке — журналисты, полиграфисты, сырьевики, производители оборудования, распространители прессы — тысячи предприятий, сотни тысяч людей. Сегодня всем плохо. А смежники утопают во взаимных претензиях. У каждого своя жизнь, свои интересы, каждый добивается преференций для себя. Солидарность в защите основополагающих принципов существования отрасли — это единственное, что может помочь нам решить годами не решаемые вопросы. До сих пор договориться не получалось. Да, живем мы врозь, а «тонуть» будем вместе. Добиваться лучшей доли надо для всей отрасли, а не только для себя. Так будет легче договариваться с властью.

 

— Так наступит ли завтрашний день для бумажной прессы?

— А куда он денется?

Беседовала Венера Якупова, главный редактор газеты «казанские ведомости»

Фото: Лии Загидуллиной
Сообщить об ошибке
Янв 9, 2019
Соцсети для расследований — гораздо больше, чем площадка для общения.
Один из десяти лучших молодых журналистов России 2019 по
Редакции позволяют брендам диктовать стоп-листы тем

Вам будет интересно: