Дела, законы, солидарность: тренды года от Центра защиты прав СМИ

Вместе с директором Центра защиты прав СМИ Галиной Араповой обсуждаем изменения, произошедшие в правовом поле журналистики в 2020 году. Нашлись поводы как для сожалений, так и для оптимизма

 

ОТ ТЕРРОРИСТОВ ДО ШПИОНОВ

Эксперты Центра защиты прав СМИ выбрали самые значимые случаи преследования журналистов. Они различаются по масштабу, резонансу и тяжести наказания, но все указывают на одну тенденцию.

 

•   ДЕЛО ИВАНА САФРОНОВА.

В июле бывший журналист «Коммерсанта» и «Ведомостей» был задержан и арестован по обвинению в передаче сведений, составляющих государственную тайну, спецслужбам одной из стран НАТО. До сих пор следствие не обнародовало конкретные обвинения. В СМИ появлялись версии, что уголовное дело Сафронова — месть силовиков за журналистские расследования Ивана.

 

•   ДЕЛО СВЕТЛАНЫ ПРКОПЬЕВОЙ.

Псковскую журналистку обвинили, а затем осудили за оправдание терроризма. Поводом послужила колонка Светланы Прокопьевой, где она размышляла о причинах теракта у дверей архангельского управления ФСБ. В июле суд приговорил журналистку к штрафу в 500 тыс. рублей. Адвокаты Светланы указывают на то, что следствие и суд проходили с многочисленными нарушениями, лингвистическая экспертиза была выполнена некачественно, а приговор вынесен несправедливо.

 

•   ДЕЛО АБДУЛМУМИНА ГАДЖИЕВА.

В октябре в суд направлено уголовное дело дагестанского журналиста независимого издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева. С мая 2019 года он находится под арестом по обвинению в финансировании терроризма. Журналист и его коллеги считают обвинение сфабрикованным.

 

•   ДЕЛО АЛЕКСАНДРА ПИЧУГИНА.

Журналист из Нижегородской области Александр Пичугин по обвинению в нарушении ст. 207.1 УК РФ в ноябре был оштрафован на 300 тыс. рублей. Это первый случай, когда в России уголовное наказание за распространение фейков было использовано по отношению к журналисту. Поводом для возбуждения дела стал пост в телеграме, где автор в фантасмагорическом стиле предупреждал россиян не посещать богослужения в храмах в период пандемии. По мнению адвокатов Александра, суд не учел результаты лингвистической экспертизы, где текст квалифицировался как высказывание личного мнения.

 

•   ДЕЛО РОМАНА ЯНЧЕНКО.

Этим летом в Кемеровской области журналисту-фрилансеру Роману Янченко было вынесено предупреждение за подготовку сюжета для польского СМИ. Местные суды посчитали, что журналист, сотрудничая с зарубежным изданием, должен быть аккредитован при МИД России как иностранный корреспондент. Роману вынесли предупреждение по административной статье, наказывающей за работу без лицензии. Судей не смутило, что журналистская деятельность не лицензируется, а Роман Янченко имеет российское гражданство и постоянно живет в России.

 

ГАЛИНА АРАПОВА: Каждое из этих дел было очередным «пробиванием дна», новой формой ограничений работы журналистов. В каждом из них мы видим новый способ преследования за слова, которые кому-то не понравились. И зачастую обвинения предъявляются журналистам по «тяжелым» статьям Уголовного кодекса. Но даже если наказание не тяжелое, мы видим, что обвинения в нарушении закона и судебные решения выглядят абсурдно. Они очевидно не дают возможности журналистам выполнять свой профессиональный долг, нарушают их права. Например, в случае с Янченко видно, что начались гонения на журналистов, сотрудничающих с иностранными СМИ.

 

ФЕЙКИ И ИНОАГЕНТЫ

Среди новых законов, коснувшихся сферы массмедиа, на первый план выходят:

•   ужесточение наказания за распространение фейков;

•   регулирование деятельности СМИ-иностранных агентов.

 

ГАЛИНА АРАПОВА: Этот год точно можно назвать годом борьбы с «фейкньюс». Здесь не только ужесточение административного наказания за это правонарушение, но и введение в апреле уголовной ответственности. Россия таким образом стала одной из немногих стран, где установлена именно уголовная ответственность за фейки. И дело Александра Пичугина продемонстрировало, как эту статью применяют. Мало того, что сама статья очень «вязкая», плохо и нечетко сформулированная. Ее применение оказалось ее еще более «вязким». Суд не попытался соотнести содержание статьи закона с текстом и здравым смыслом. Борьба с фейк-ньюс больше похожа на кампанию, чем на применение закона для защиты законных интересов граждан.

В этом году вступили в силу поправки о СМИ-иностранных агентах. Они должны были создать до 1 февраля российские юридические лица. И мы видим, к примеру, что одна такая новая организация — ООО «Радио Свобода» — уже оштрафована на 300 тысяч рублей из-за публикации журналистки Татьяны Вольтской на сайте «Радио Свобода».

 
Справка

Весной этого года полиция начала проверку по факту публикации Татьяны Вольтской о ситуации в больницах Санкт-Петербурга. В материале присутствовал анонимный комментарий врача-реаниматолога. Полицейские хотели получить от журналистки фамилию врача, но та отказалась ее сообщать, ссылаясь на охрану конфиденциальности источника информации. В итоге уголовное дело возбуждать не стали, но оштрафовали ООО «Радио Свобода» за административное правонарушение — распространение фейка.

ГАЛИНА АРАПОВА: С юридической точки зрения, это нелогично и неправильно: юрлицо, которое оштрафовали, не является ни редакцией, ни работодателем журналистки. И теперь уже понятно, каким образом этот закон будут применять — штрафовать организации за публикации на площадках иностранных СМИ.

В ноябре Роскомнадзор уточнил правила пометок для СМИ-иностранных агентов. Установленный формат вызывает массу вопросов, он не отвечает принципам, принятым в оформлении журналистских материалов. И до сих пор нет ответа на вопрос, кто должен ставить эту пометку — только СМИ-иноагенты или все, кто ссылается на публикации.

 

СОЛИДАРНОСТЬ КАК ОТВЕТ

После многочисленных акций в поддержку Ивана Голунова в 2019 году журналистское сообщество продолжило активно выражать свой протест против преследований коллег.

•   Акции солидарности с Иваном Сафроновым проходили несколько раз. Журналисты выходили на одиночные пикеты, обращались с открытыми письмами, публиковали материалы в поддержку Ивана.

Возле здания ФСБ России был задержан журналист из Кирова Юрий Литвиненко, который вышел на одиночный пикет. Литвиненко пикетировал в поддержку журналиста, советника «Роскосмоса» Ивана Сафронова, который ранее был задержан по подозрению в госизмене. Кировский журналист при проведении одиночного пикета держал в руках табличку «Кто тут изменник?». Отметим, что сейчас Литвиненко редактирует сайт «Ведомостей». 7 июля 2020 года, Москва
Возле здания ФСБ России был задержан журналист из Кирова Юрий Литвиненко, который вышел на одиночный пикет. Литвиненко пикетировал в поддержку журналиста, советника «Роскосмоса» Ивана Сафронова, который ранее был задержан по подозрению в госизмене. Кировский журналист при проведении одиночного пикета держал в руках табличку «Кто тут изменник?». Отметим, что сейчас Литвиненко редактирует сайт «Ведомостей». 7 июля 2020 года, Москва

•   Выходами журналистов на одиночные пикеты и широкой поддержкой профессионального сообщества сопровождался и судебный процесс над Светланой Прокопьевой. Многие издания перепечатали ее пост в фейсбуке, где журналистка объясняла свою позицию.

•   С призывом освободить из СИЗО Абдулмумина Гаджиева выступил ряд журналистов. Его преследование назвали делом «нового Голунова», известные российские журналисты записали и распространили в социальных сетях ролик в его поддержку.

•   Представители журналистских организаций в октябре потребовали провести проверку по возможному доведению до самоубийства нижегородской журналистки Ирины Славиной.

ЖУРНАЛИСТАМ, КОТОРЫЕ ПОПАДАЮТ В ТЯЖЕЛУЮ СИТУАЦИЮ, ВАЖНО ЗНАТЬ, ЧТО ОНИ НЕ ОДНИ, ЧТО МЕДИАСООБЩЕСТВО ТОЖЕ ПОНИМАЕТ ВСЮ АБСУРДНОСТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО

 

ГАЛИНА АРАПОВА: Резонансные уголовные дела против журналистов были отмечены акциями поддержки и солидарности со стороны медийного сообщества. Это новый тренд, и он тоже очень важен. Журналистам, которые попадают в тяжелую ситуацию, важно знать, что они не одни, что медиасообщество тоже понимает всю абсурдность происходящего, готово поддержать коллег. Но это не только поддержка — это и демонстрация позиции российской журналистики относительно такого рода преследований. Мне кажется, если бы не было избыточных ограничений и таких уголовных дел, журналисты остались бы в рамках СМИ и не стали выходить на улицы. Журналистские пикеты — это признак серьезного непонимания между медиасообществом и государством. Похоже, журналисты уже не видят других способов достучаться до власти, кроме как выйти с плакатом.

Есть еще одна примета возрастающей солидарности журналистов — совместные расследования. Сотрудники различных изданий объединяются в группы, проводят антикоррупционные расследования, а затем результаты их работы публикуются сразу в нескольких СМИ. Это одновременно и защищает журналистов от давления, и делает их работу качественнее, позволяет привлечь внимание большой аудитории.

Фото: shutterstock.com; twitter.com/mewskirov
Сообщить об ошибке
Дек 14, 2020
Прислушиваться к читателям, проявлять гибкость к рекламодателям и отказаться от платного контента о коронавирусе.
Дополненная реальность, «Дом блогера» и семинары для пожилых
ЖУРНАЛИСТ отмечает день рождения и вспоминает свои первые материалы

Вам будет интересно: