Медиа, город и горожане – 3

История городского поселения неразрывно связана с историей медиа — как вообще информационного посредника, так и масс-медиа, вещательной, организованной модели коллективных коммуникаций. Серия публикаций, которая продолжает возобновленный PostJournalist, основана на проекте STRELKA Institute, для которого была написана краткая версия этой работы.

Третья часть из шести

Эпоха Гуттенберга

Интересно, что скорость распространения газетной культуры была достаточно велика – в течение 100 лет после того, как типографский набор и механизированная печать Гуттенберга становятся доступными на европейском континенте, в десятках крупных и сотнях небольших городов появляются те или иные формы газет, альманахов, печатных информационных плакатов и т.д. Одновременно с распространением массовой печатной книги резко растет грамотность*. Если средняя грамотность в 15 веке, во Франции оценивается в 3-4% населения, то уже в конце 16 века не менее 25% населения в состоянии читать на французском, и примерно 5-6% – на латыни**.

Снижение стоимости бумаги, вызванное, в свою очередь, освоением и развитием технологии, делает издание массовым.

Рост полиграфической индустрии поразителен: в 1500 году население континента составляет около 90 миллионов человек; в городах – где преимущественно развиваются типографии – в лучшем случае 25% этой численности. При этом за столетие с небольшим от изобретения Гуттенберга до 1600 года, по оценкам исследователей, совокупный тирах только Библии составляет около 1 миллиона экземпляров. Сотни тысяч газет, листовок, прокламаций, других книг становятся способом распространения знаний, информации, культуры.

 

Одновременно, практически во всех странах Северной Европы (и, отчасти, Центральной и Южной) начинаются новые процессы урбанизации, выражающиеся не только в росте численности населения, но и в освоении городами пространства за крепостными стенами. Исторически это связано, с одной стороны, с постепенным отказом от крепостного права или его остатков в деревенском образе жизни, а с другой – с растущим спросом на рабочую силу в городах, где постепенно формируются ранне-индустриальные формы капитализма. Города позднего периода Ганзейского Союза (прежде всего, во Фландрии, Голландии, Северной Германии и Южной Скандинавии), благодаря развитию институтов, религиозной и социальной терпимости становятся центрами притяжения населения. В таких местах, как Амстердам, Копенгаген, Гетеборг, Брюгге городские советы начинают практики планирования и зонирования застройки, вводят инструменты социальной и имущественной стратификации (для того, чтобы предотвратить деградацию богатых районов, например, или, наоборот, улучшить жизнь в бедных кварталах). Мало того, что эти решения создают разнообразные формы внутригородской коммуникации – вместе с растущим уважением к печатному слову они порождают дискуссионные медиа то, что мы сегодня называем «колонками мнений», в которых уважаемые горожане высказываются в поддержку или критикуют решения муниципалитетов.

Важнейшими событиями в медиа-культуре становятся Великие Географические Открытия

Мир, до того почти полностью замкнутый в Европе, расширяется и становится источником информации, соблазнов и огромного богатства. Основание колоний в Америке также становится своего рода «активирующим уколом» для разных процессов развития городов – возможность основания городских поселений «с нуля» в Европе исчерпана, а тут перед конкистадорами и британскими, голландскими и французскими поселенцами открывается незанятая земля с идеальными, с их континентальной точки зрения, пространствами для планирования и строительства городов.

Мало того, люди этой эпохи сразу везут с собой в Новый Свет все достижения цивилизации – им не нужно заново «проходить» все стадии от античного полиса до города XVI-XVII века. В испанской Америке первая книга напечатана уже в 1539 году (47 лет спустя открытия Колумба); между основанием Бостона в 1630-м и первой типографией проходит всего 6 лет. Печать и ее продукция, как физическая, так и культурная становятся обязательным, неотъемлемым компонентом колониальной культуры: пройдет всего несколько десятилетий, и, даже чуть опережая Великую Французскую революцию, отцы-основатели США сформулируют понятие юридической свободы слова и печати. Печатные издания становятся ареной политической борьбы, в том числе – за недобитую абсолютными монархиями автономию городов (в особенности это заметно в Германии, где медиа-культура бывших ганзейских и имперских городов намного быстрее развивается).

Особое влияние и, во многом изменившее развитие медиа во всем мире – оказывает Американская революция 1776 года. Одной из главных причин, которые наполняли переселенцами из Британской Империи американские колонии, как раз являлось отсутствие (правильнее сказать, подавление) религиозных и коммуникационных свобод в Англии времен Реставрации. И Стюарты,  Оранжи и Ганноверы видели в свободе слова и религии огромную опасность. Недовольные – диссентеры – вытеснялись на политическую периферию и преследовались. Не удивительно, что все созданные в Америке колонии отличались от самой Англии намного большим уровнем свободы вероисповедания и печати.

Описывая разницу между ролью газет в городах Америки и городах Европы, социолог Алексис Де Токвиль указывает на органичность массовой информации для соответствующей культуры ***. Европейские СМИ возникали как интерпретаторы слухов – из дворцов королей и дожей, торговых домов и банков; американские газеты возникли как инструмент самовыражения и само-информирования гражданского общества. Соответственно, для европейцев нормально относиться к своим СМИ как к не самому надежному источнику – тогда в фундаменте американского читателя заложено полное доверие к печатному слову.

Продолжение следует...

Публикуется с разрешения автора
* Интересный актуализирующий анализ и удобные для понимания графики роста грамотности с 1400-1500 годов до настоящего времени можно найти в статье Марка Розена и Эстебана Ортиз-Оспина (https://ourworldindata.org/literacy/)
** Вопрос о распространении грамотности в мире прошлого – один из самых интересных компонентов городской социо-антропологии; фактически, с помощью данных об этом можно составить «карту возможностей» по стратегическому изменению образа жизни, потребления, медиа-организации обществ. Если вас заинтересует эта тема, могу рекомендовать выдающуюся книгу о грамотности в античные времена –  Harris, William V. (William Vernon), and Inc ebrary. Ancient Literacy, Harvard University Press, Cambridge, MA, 1989. И читающуюся как детектив книгу Яна Мултона – Moulton, Ian F., 1964, Renaissance Society of America, and Arizona Center for Medieval and Renaissance Studies. Reading and Literacy: In the Middle Ages and Renaissance, vol. 8, Brepols ;Marston, Turnhout :Abingdon, 2004
*** Токвиль, А. де. Демократия в Америке/Алексис де Токвиль;[пер. с франц./предисл. Гарольда Дж. Ласки]. М.: Прогресс (1992)
Фото: chuchotezvous, auction.retrobazar.
Сообщить об ошибке
мая 29, 2017
Словарь-справочник «Медиалингвистика в терминах и понятиях» вышел в издательстве «ФЛИНТА»
Не всякий «фэйспалм» переживет апрельское голосование Совета Европы
Рекомендации экспертов по созданию качественного лонгрида