«Переопыление» внутри профессиональной подготовки журналистов

Теги: 

Заметки на полях после интервью с куратором проекта «Сеть».Гражданская журналистика

После публикации интервью с куратором Школы гражданской журналистики Татьяной Рыбаковой я получила многочисленные отклики от коллег, студентов и разных людей, которым не все равно, что происходит в российских СМИ. Но развернутый комментарий к интервью не дал пока никто. Поэтому я хочу продолжить разговор о том, чему и как учат журналистов сегодня.                 

Кто из начинающих журналистов не мечтает о работе в большом серьезном СМИ? Многих сегодняшних старшеклассников и студентов   привлекает, например, «вДудь» — русскоязычное авторское интернет-шоу, которое ведется в формате интервью. Дух захватывает от тех инноваций, которые рождаются сегодня на разных интернет-ресурсах. Но попасть туда  непросто, так как от специалиста требуются определенные компетенции в работе с информацией, которые задаются мировыми стандартами.

Подготовительной площадкой для многих начинающих являлся в свое время журнал «Русский репортер», который был открыт для разного рода  экспериментов. Многие студенты и школьники могли свободно стать полноценными авторами журнала. Еще недавно «Русский репортер» был самым востребованным СМИ для практики и стажировки студентов-журналистов. Его главный редактор Виталий Лейбин как-то сказал, что «РР» — для тех, кто поднял голову, кто уже не думает о хлебе насущном. Это высказывание вызвало дискуссию: таких, как известно, в России немного, тогда откуда бешеная популярность журнала особенно в молодежной среде? Я тогда нашла для себя ответ: в России всегда был повышенный интерес к вопросам, выходящим за пределы собственного «я», особенно у молодых, которые  усиленно ищут свою идентичность, живя в глобальном мире. Именно этим тогда, в 2010-2014 годах, можно было объяснить обостренное внимание аудитории ко всему, что связано с  информацией, коммуникацией, СМИ, журналистикой.

Сегодня я этого сказать не могу, так как  немногие авторы медиатекстов, кто размещает свои тексты, фото, видео в сети, по-настоящему включены в происходящее в мире. Хотя медиа, которые обещают сделать журналистом любого, расплодилось в России много. Школа «Гражданской журналистики» в рамках проекта «Сеть» — одна из таких площадок, о которой я рассказала в своем интервью. Без ложной скромности предположу, что интервью создает  хорошую почву для размышлений о том, как организована практика сегодняшних студентов-журналистов в России. Этот разговор очень важен, так как в системе российского журналистского образования сложился интересный опыт, который сегодня практически забыт.  

Несколько лет назад известный российский журналист, автор блестящих репортажей Дмитрий Соколов-Митрич, сказал мне, что считает первое место работы очень важным для журналиста, так как оно во многом определяет, кем ты будешь  в журналистике и каким ты будешь. Потом было интервью, которое сегодня не менее актуально, чем несколько лет назад:  


— С чего начать путь в журналистику? 

— Вообще многое зависит от того, с чем ты соприкоснулся с самого начала, от первого опыта. Возможно, если бы я сначала пошел работать в какую-нибудь другую газету, мог бы, наверное, разочароваться в профессии. Первое издание оно, ведь, как первая любовь, поэтому нужно стараться попасть туда, куда хочется, пусть даже не в штат. Важно, на какую волну ты встанешь сразу.

— Сегодня труднее или легче состояться в профессии?

С одной стороны, сложнее, с другой — легче. Легче о себе заявить, можно разместить свой текст в блогосфере, но есть другая опасность, опасность кратковременного успеха: «Я самый великий».

— А вы критическое отношение к себе за годы работы не потеряли?

— В журналистике трудно лишится самокритики. Нужно постоянно подтверждать свой статус. Не получается почивать на лаврах. Каждый раз, когда заканчиваю писать репортаж, наступает момент неуверенности. Он длится, пока не прочитает кто-то текст, кому ты доверяешь, и не скажет: «Получилось».


Это  утверждение Дмитрия Соколова-Митрича противоречит высказыванию Татьяны Рыбаковой: «Я стараюсь никогда ни в чем не сомневаться»

должна быть общая забота о тех, кто приходит в профессию, ощущение общего дела

Мое общение с куратором «Гражданской журналистики» и недавней выпускницей факультета журналистики московского вуза натолкнуло меня на мысль о том, что процесс обучения журналистике на факультетах не должен существовать  автономно от процесса  редакционной жизни. Здесь речь не  об экскурсиях студентов в редакции, не о мастер-классах известных журналистов, даже не об их работе  в качестве штатных и внештатных сотрудников факультетов и не о школах, подобных этой. Разговор о другом:  должна быть общая забота о тех, кто приходит в профессию, ощущение общего дела, взаимные обязательства одних перед другими по части создания благоприятных условий для освоения студентами азов профессионального мастерства. Словом, нужно партнерство между журфаками и местами практики.

Можно вспомнить далекий теперь опыт организации  газетной практики  в советский период, когда труд наставника в редакции (он назывался руководитель практики) каким-то образом стимулировался. Сегодня такие возможности тоже можно найти, учитывая, что  факультеты журналистики теперь обучают студентов как на бюджетной, так и на контрактной основе. Тогда сотрудники редакции почувствуют себя причастными к учебному процессу, и в редакции  обязательно  найдется человек, который захочет поделиться своим опытом с молодыми.


Дмитрий Соколов-Митрич и Марина Токарева, известный театральный критик, начинали свой путь в профессию в «Общей газете», о которой сохранили самые теплые воспоминания. Марина Токарева в интервью  журналу «Журналист» сказала:  

Да, первое место работы  бывает главным.  Оно у меня было связано  с Егором Яковлевым, который возглавлял «Общую газету».  Егор был абсолютно судьбообразующим фактором в жизни очень многих журналистов. Он умел так ругать и так хвалить, что, благодаря этому, мы  менялись и воплощались профессионально. Он был крупным и ждал крупности от нас.  Шесть лет я с ним работала, была собкором, потом редактором «Общей газеты» по  Петербургу.  Думаю,  влияние Егора ощутили на себе все.  Для каждого, всерьёз претендующего на профессию,  очень важно  в самом начале встретить личность, команду личностей, какой была  редакция «Общей». Ее иногда называли журналистской сборной...


Возвращаясь  к  разговору с Татьяной Рыбаковой, которая искренне уверена, что практику студентов можно организовать через творческие встречи с известными журналистами и через натаскивание студентов на написание рерайтов, я подумала, что это не вина Татьяны, а, скорее, ее беда. Не встретился ей в профессиональной жизни настоящий мастер! А еще я  подумала об институте  наставничества. Сегодня немногие студенты могут назвать имена тех, кто помог им в их профессиональном и  человеческом взрослении. А это так важно!  В этой связи хочется вспомнить слова известного педагога Дмитрия Ушинского, заложившего традиции нашего отечественного образования: «Только личность может влиять на воспитание, развитие другой личности». 


Интересный опыт наставничества сложился в «Новой газете». Павел Каныгин, отвечая на мой вопрос, с кем он советовался в освещении военных событий, ответил:

Советовался с Микеладзе. Я познакомился с Нугзаром Кобаевичем, когда студентом журфака пришел в «Новую газету» на практику.  Микеладзе был суровым человеком. При первом общении он сразу отсекал тех, кто был не готов к журналистской работе. Это хорошо, потому что, если начинающего журналиста может остановить  суровость редактора, значит, ему стоит подумать о какой-то другой профессии. Нугзар Кобаевич был хорошим редактором, умеющим выхватывать важные темы из общего информационного потока. 


Человек, который помогает молодым совершать свои первые шаги в профессии, должен  обладает  талантом  доверять, находить,  выращивать. В противном случае все превращается в простую формальность или фарс.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Окт 24, 2018
Бильдредакторы рассказывают о профессии и ее современном состоянии
СМИ продолжают искать дополнительные источники дохода
Сразу после школы я пошла работать на ТВ. Возвращалась несколько раз. И сейчас меня многое с ним связывает.