на сайте ведутся технические работы. Пожалуйста, присылайте свои заявки на нашу почту jour-nal@yandex.ru

Как использовать мессенджеры для привлечения читателей

Опыт The Washington Post 

В начале сентября прошлого года The Washington Post объявила, что ее внешнеполитический обозреватель Рик Ноак будет освещать парламентские выборы в Германии через WhatsApp, Facebook Messenger и Telegram. А поскольку при использовании мессенджеров за рубежом редакция сталкивается с языковой проблемой, свободное владение Ноаком немецким языком пришлось весьма кстати.

В течение трех недель, предшествовавших выборам, Ноак ежедневно общался со своими подписчиками. Он рассылал новостные сообщения, но при этом включал туда советы, как собирать информацию, ссылки на релевантные статьи и вопросы о выборах, на которые он просил ответить подписчиков.

 

ПРОВЕРЕНО В ГЕРМАНИИ

Поскольку эксперимент имел успех, его решили возобновить. Теперь он посвящен событиям в Европе вообще: основным каналом стал WhatsApp, а от трансляции через Telegram было решено отказаться.

«Этот проект дает возможность подписчикам заглянуть к нам за кулисы, чему они, как правило, очень рады, — рассказывает Рик Ноак. — В то же время он позволяет читателям почувствовать, что они стали гораздо ближе к СМИ. Они общаются с настоящим журналистом, и это реальная дискуссия между двумя сторонами, а не какой-то пиар».

The Washington Post в прошлом уже экспериментировала с мессенджерами и искала возможность продолжить играть на этом поле. Конкретное событие — выборы в Германии — вкупе с тем, что европейская аудитория весьма активно пользуется WhatsApp, обеспечили идеальную среду для запуска проекта.

Более того, использование провайдера WhatsBroadcast, созданного в 2015 году, позволило The Washington Post обойти некоторые сложности, связанные с использованием мессенджеров для редакционных целей: например, необходимость вручную добавлять подписчиков к спискам рассылки, что раньше мешало провести подобный эксперимент в большом масштабе.

«Мы сначала думали, что начинаем очень необременительный эксперимент, — вспоминает Джессика Шталь, нынешний директор аудиопроектов The Washington Post, ранее возглавлявшая группу по работе со встроенной аудиторией. — Мы думали, что наберем маленькую группу подписчиков, но в итоге получили гораздо лучший результат. Люди действительно увлеклись, и Рику каждый день поступало много сообщений от подписчиков».

Она говорит, что не может назвать точное число подписчиков, но отмечает, что оно значительно превысило те 200 человек, которые «более чем устроили бы» газету. 

 

ЛИЧНЫЙ АККАУНТ, ПРЯМОЙ КОНТАКТ

В предшествующие выборам недели Ноак рассылал одно-два обновления в день. Сейчас число сообщений решили слегка убавить. Но не изменились ни редакционный подход, ни разговорный стиль, в котором эти сообщения пишутся. 

«Мы оттолкнулись от идеи, что если мы что-нибудь сделаем с мессенджерами типа WhatsApp, это должно очень сильно отличаться от таких вещей, как Facebook или Twitter. Люди пользуются этим приложением для совершенно особых целей: чтобы поболтать с друзьями и родственниками, — рассказывает Шталь. — Так что мы знали с самого начала, что не хотим использовать его просто для рассылки ежедневных новостных обновлений или ссылок на наши статьи. Это было бы использование, совершенно не свойственное такой платформе. Поэтому мы решили, что правильный подход — это как бы личный аккаунт Рика, хотя и связанный с The Washington Post».

Главным в проекте стало индивидуальное взаимодействие Ноака с подписчиками. «Неожиданно для меня люди действительно поняли, что могут посылать Рику сообщения, — продолжает Шталь. — Они могли отвечать, он получал их сообщения и с готовностью шел на разговор. Я думаю, читатели действительно радовались возможности наладить с ним такую прямую линию, а Рик радовался возможности прямого контакта с аудиторией».

 

СБОР ПОЛЕЗНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Как правило, Ноак включал в свои сообщения какой-нибудь вопрос или комментарий, подталкивая читателей к высказыванию собственных мыслей и мнений. Учитывая, что многие подписчики жили за пределами Германии, он должен был так формулировать сообщения и вопросы, чтобы они были актуальны и интересны для всех. Активные отклики читателей — иногда Рик получал больше ста сообщений в день — напрямую влияли на некоторые его журналистские решения.

«Было очень здорово иметь возможность таких мозговых штурмов и общения с читателями, которые жили в самых разных уголках Германии и в других странах, и в какой-то степени включить их в процесс поиска идей», — отмечает он.

Например, Ноак поместил отклики читателей в статью, объясняющую процедуру выборов в Германии, после того как  попросил их прислать вопросы. В других случаях вклад читателей использовался не так прямо, например, когда подписчики присылали конкретные истории, статистику или другую информацию, релевантную для темы, которую освещал журналист. 

РИК НОАК: «ОБЩЕНИЕ В МЕССЕНДЖЕРЕ ПОЗВОЛЯЕТ ЧИТАТЕЛЯМ ПОЧУВСТВОВАТЬ, ЧТО ОНИ СТАЛИ ГОРАЗДО БЛИЖЕ К СМИ, ЧТО ЭТО РЕАЛЬНАЯ ДИСКУССИЯ, А НЕ КАКОЙ-ТО ПИАР»

Ноак говорит, что очень многие отклики, которые он получал, оказывались весьма полезными, профессиональными и интересными, чего он на самом деле не ожидал: «Может, так получилось потому, что читателям надо было активно подписываться на  данный сервис, или потому, что их очень интересовала эта тема, или просто потому, что общение на данной платформе носит очень личный и естественный характер. А может, людям было легче участвовать и свободно делиться своими мнениями еще и потому, что такая платформа обеспечивает анонимность и индивидуальность каждого разговора, в отличие от комментариев, где приходится иметь дело с целой группой». 

 

ВЫГОДА И ОБЩЕНИЕ

Шталь советует редакциям, которые хотят заняться вовлечением аудитории с помощью таких приложений, как WhatsApp, осознать, насколько они отличаются от социальных сетей, и как следует продумать, какого рода опыт будет полезнее всего для их подписчиков.

«Несмотря на  то  что  у  мессенджеров огромная аудитория, некоторых технологий, которые облегчают работу на  других платформах, тут просто нет. Я бы сказала, что мессенджеры — это одновременно и огромная возможность, и  огромная проблема, — говорит она. — Но, по-моему, наш эксперимент продемонстрировал, что  мессенджеры способны принести невероятную выгоду, если подходить к ним в соответствии с тем, как люди их на самом деле используют. Если видеть в них способ не рассылки информации, а неформального общения с людьми, они приносят огромную пользу, хотя, конечно, требуют при этом гораздо больше труда и времени».

Материал подготовлен WAN-IFRA и СППИ (ГИПП)

Иллюстрация: shutterstock.com; фото: whatsbroadcast.com; из архива Рика Ноака (tagesspiegel.de)
Сообщить об ошибке
Июн 22, 2018
Кто и как станет определять: достоин ли журналист звания «Заслуженный»?
ЖУРНАЛИСТ вернулся со второй частью отчета Института Рейтер о потреблении