Давайте ругаться конструктивно

Кого и о чем заставляет задуматься август 2018 года

Такая уж у России судьба: что ни август — какое-нибудь ЧП. В этом году августовские теплые дни омрачила буча, возникшая в Рунете из-за претензий Алексея Навального к редакции газеты «Ведомости». Прошло уже почти две недели, как он бросил газете жесткий упрек в связи с тем, что она не обнародовала немедленно результаты расследования ФБК о многомиллионной недвижимости престарелой мамы спикера Госдумы Вячеслава Володина, выявляющие его хитрые коррупционные шаги.И все эти две недели социальные сети штормит: идет, мягко говоря, перебранка, в которой про Володина, можно сказать, забыли.Объяснение этому есть. Дело в том, что, по существу, в конфликте столкнулись вовсе не «Ведомости» и Алексей Навальный, а российские СМИ и СММО. И действительная причина конфликта — не промедление с публикацией из-за проверки фактов, а нарастающие различия в позициях по поводу места журналистики в обществе и роли журналистского слова в жизни людей.

Поясним: «социальные сети», которые раскинул по миру интернет, — в принципе вовсе не СМИ, а средства межличностного массового общения. Их так бы и следовало называть —СММО. Они родились у человечества в условиях появления новых коммуникационных возможностей, чтобы сделать универсальной связь человека и общества. Нужен тебе совет? Получи! Нужно высказаться, чтобы душу облегчить или кого-то побудить к действиям, — вешай на сайте свой пост. Хочешь — разговаривай со всем миром, хочешь — замкнись в кругу друзей. И никаких особых правил! Можешь даже «ВКонтакте» написать одним словом. А почему нет? Говорили же в очереди когда-то: «Вас здесь не стояло!»

Так и выглядело все поначалу. Но коммуникация потому и коммуникация, что она позволяет человеку, общаясь с другими, умнеть. Загляните в коридоры Рунета сегодня, и вы увидите: массовое общение обретает новые черты. Нельзя сказать, что люди стали намного грамотней и культурней, но они стали лучше понимать, как многого можно достичь, если действовать сообща. Возникают паблики — сообщества единомышленников, ставящих перед собой общественно важные цели; появляются лидеры мнений в лице блогеров, обладающих публицистическим даром; на форумах обсуждаются проблемы, в решении которых люди кровно заинтересованы.

действительная причина конфликта — нарастающие различия в позициях по поводу места журналистики в обществе и роли журналистского слова в жизни людей

Наверное, если бы в нашей жизни не возник Алексей Навальный, нашелся бы другой блогер, сумевший увидеть, как можно ввязаться в борьбу с коррупцией. Но это выпало ему. Руководство страны заявило о наступлении на коррупцию, да споткнулось о число коррупционеров.Задача оказалась трудно поддающейся решению. А Навальный объявил ее решаемой. Фонд борьбы с коррупцией, который он создал, показал, что действия на этом фронте могут быть эффективными. Аббревиатура «ФБК» стала восприниматься как ядро деятельности, способной объединить людей вокруг идеи противостояния режиму, если тот не в силах коррупцию побороть.

И все-таки едва ли удалось бы Алексею Навальному стать лидером широко известной в стране неформальной оппозиции, если бы он не услышал подсказку истории. Но он услышал. Словами Владимира Ульянова-Ленина история напомнила ему о времени, когда печать — средство массовой информации — проявила себя как коллективный пропагандист, коллективный агитатор и коллективный организатор.В структуре СММО, объединившихся вокруг ФБК Навального, появились сайты, которым предстояло стать неинституциональными конкурентами институциональных СМИ. Оппозиционер Алексей Навальный превратился в лицо медийное и довольно быстро освоил все платформы, с которых можно в современной ситуации вести разговор с людьми.А люди идут на такой разговор с готовностью, даже если видят, что человек, претендующий на лидерство в стране, руководствуется не только общими интересами, но и собственными амбициями.Общие интересы — всегда объединяющее начало.

Наблюдения за интернет-пространством показывают: подобные процессы заявляют о себе и в других пабликах, с другими лидерами. Не так громко, не так амбициозно, не так эффектно и эффективно, но заявляют. Средства массового межличностного общения все чаще берут на себя функции институциональных СМИ. Да, активистам СММО не хватает журналистского профессионализма, не хватает легитимности и ответственности за качество материалов, у них нет институциональных полномочий. Сила их состоит в другом: они чувствуют себя свободными. Независимые от власти и подчас не понимающие до конца ее назначения, они позволяют себе говорить с ней без пиетета, на равных, особо не выбирая выражения в момент нелицеприятной критики. Поэтому их конкурентоспособность растет. А вместе с ней растет их влияние на формирование контента информационного поля страны, снижая доверие к информационным потокам, создаваемым институциональными СМИ. Им, встроенным в систему управления общественной жизнью, в целях спасения репутации остается только все выше поднимать свои хоругви, на которых написаны, как заповеди, профессиональные стандарты, гарантирующие обществу надежность журналистской информации. Увы, поддержать такие гарантии им удается не всегда... Разве можно было в этих условиях избежать конфликта между СМИ и СММО? Рано или поздно он неминуемо должен был разгореться.

Вышло так, как вышло, и это показатель уровня культурного, политического, этического развития участников конфликта

Конечно, конфигурация столкновения могла быть иной.Обладай Алексей Навальный большей дальновидностью, большей выдержкой, большим уважением к профессиональным журналистским стандартам — он бы не стал лихорадочно спешить с наездом на «Ведомости»; не стал бы приплетать политические шашни владельца газеты к критике редакции за невнимание к коррупции в верхних эшелонах власти; не позволил бы себе огульно обозвать профессиональных журналистов трусливыми мурзолоидами. Обладай большим чувством достоинства сотрудники «Ведомостей», не стали бы они беспомощно оправдываться на сайтах в том, что обязаны были делать — и не только по требованию закона и нормативам «Догмы», но и по внутреннему побуждению в силу профессионального долга. Подумай Татьяна Лысова о том, что она для журналистской тусовки не просто руководитель политической службы «Интерфакса», но и недавний главный редактор «Ведомостей», сделавший газету достойнейшим из деловых изданий, она никогда бы не унизилась до того, чтобы бросить Навальному оскорбительное бранное слово. Но вышло так, как вышло, и это показатель уровня культурного, политического, этического развития участников конфликта.

Однако не бывает худа без добра. Неспокойный август 2018 года должен заставить глубоко задуматься представителей власти, СМИ и СММО над проблемами, разводящими их по разные стороны баррикад — и в сфере экономики, и в сфере политики, и в сфере этики коммуникационного пространства.

Иллюстрация: Екатерина Балеевская
Сообщить об ошибке
Авг 29, 2018
О судьбе выпускников журфаков, фактчекинге и проблемах прессы — Елена Варатанова и Анатолий Пую
Marriott выпустил сериал о путешествиях, а Grey Goose — серию телеинтервью со звездами
«Россия сегодня» запустила VR-проект об аутизме