О чем пишут иностранные СМИ в период пандемии: Нидерланды

Как изменяется освещение вируса в голландских медиа отслеживает корреспондент ЖУРНАЛИСТА в Нидерландах Елена Богдан

Почему летучие мыши совсем не при чем, чем сподвигнуть крупного фармацевтического производителя раскрыть рецепт разработки тестов, как голландские журналисты черпают из текущих коронановостей насущные темы и добывают поворотные для коронастратегии данные — в этом тексте.

Проблемы, которые обнажил коронавирус, показывают, в какой стране мы живем. Они связаны с политическим принятием решений, состоянием экономики и здравоохранения. С самого начала распространения вируса в национальных границах Нидерландов стало очевидно, что рапортируемые факты и цифры не успевают за реальным развитием событий. Как справедливо отметила Беатрис де Грааф (Beatrice de Graaf), голландская эсперт в области терроризма, именно в такие моменты истории возникает очевидная потребность в журналистике, с одной стороны, наблюдающей и отслеживающей события, с другой — критически мыслящей и анализирующей, поддерживающей ориентир в период полной неопределенности, помогающей обществу делать нужные выводы для подавления вируса и смягчения кризиса в наиболее затронутых отраслях и для наиболее уязвимых представителей общества.

 

От промедления к сдерживанию

Переход на локдаун происходил в Нидерландах плавно, в несколько этапов, в результате поиска концессий между тревожными сигналами со стороны экспертов и бдительной публики и осторожной, трезвой и оттого достаточно медлительной реакции со стороны власти и уважающей личную свободу широкой публики.

Сначала Нидерланды официально отменили рукопожатие (важный элемент голландских социальных отношений на всех уровнях) и ввели меры обязательного соблюдения гигиены (9 марта). К концу той же недели постепенно отменили все массовые мероприятия более 100 человек, закрыли школы и вузы, кафе и рестораны, и там, где это возможно, голландцы перешли на удаленку, за исключением представителей жизненноважных профессий. Ток-шоу начали выходить с опустевшими залами, и сообщение об отмене Евровидения стало неотвратимой реальностью — фестиваль, который должен был пройти в Роттердаме в середине мая, событие, которого Нидерланды ждали уже с 1976 года и к которому готовились с момента победы, перенесли на следующий год. Во время одной из первых, ставших уже еженедельными пресс-конференций премьер-министр Нидерландов Марк Рютте (Mark Rutte), призвав граждан отказаться от рукопожатий, сразу же по завершении сделал осечку — пожал руку Япу ван Дисселу (Jaap van Dissel), директору Центра по борьбе с инфекционными заболеваниями, председателю ОМТ (the Outbreak Management Team), отшучиваясь словами: «Вот так теперь делать нельзя». Момент знаковый для перехода к сдерживанию.

 

«Интеллигентный локдаун»: реконструкция

Меры борьбы с вирусом приобрели четкий национальный характер. Несмотря на опубликованные еще в феврале китайскими и немецкими врачами предупреждения о том, что носителями заболевания могут быть также пациенты без выраженных симптомов, подход голландского правительства основывался на так называемом диагностическом тестировании, когда тестируют и отслеживают только тех, у кого есть явно выраженные симптомы. Именно поэтому первоначальные усилия локализировать вирус были безуспешными: карантин и исследование контактов распространялись только на тех, кто вернулся из «горячих» точек: Ломбардии (Италия), Ирана или Китая.

Кроме того, отсутствие запрета на проведение ежегодного масштабного празднования католического Карнавала (сравнимого с русской Масленицей), который из-за сильного шторма перенесли в помещения, вызвало сильнейшее распространение вируса в голландской провинции Брабант. Когда вспышка вируса стала явной, газета de Volkskrant писала: «Очевидно, заболевание covid-19 проявляет себя в качестве довольно невинного насморка гораздо чаще, чем мы до сих пор предполагали».

В Нидерландах пакет мер по сдерживанию вируса со слов премьера окрестили «интеллигентным локдауном» (23 марта) по причине их гибкого и относительно нестрогого характера. Он включает в себя продление запрета любых мероприятий до 1 июня, призыв оставаться дома за исключением значимой причины, введение штрафов (400 евро) за нарушения (к примеру, за минувшие Пасхальные выходные полиция выдала порядка 1800 штрафов), введение мер по ограничению числа посетителей в супермаркеты и общественный транспорт и обязательное соблюдение расстояния в 1,5 метра.

В минувшие выходные, когда прошел ровно месяц с момента принятия первых коронамер в Нидерландах, качественные издания выпустили свои обзоры с осмыслением произошедшего. «Потеряный месяц» —  так окрестила газета de Volkskrant февраль, публикуя реконструкцию потока тех событий. «Никто еще не подозревал, но коронавирус уже в феврале разошелся как пожар по Нидерландам. Когда охват эпидемии стал очевиден, было уже поздно. Что же произошло в этот решающий месяц?»

Реконструкция обращает внимание на ряд просчетов: уже 25 января происходит первое заседание the OMT, а 10 февраля голландское правительство отправляет в Китай самолет Suparna Airlines с гуманитарной помощью, включая маски, перчатки и аппараты искусственного дыхания, в то время как ВОЗ уже предупреждает о всемирной нехватке защитных средств, а в середине февраля поступают и первые сигналы о срочной необходимости пополнения этих запасов в самих голландских больницах. Вскоре запоздалая стратегия здравоохранения выявила новую проблему — запасов тестов в стране настолько мало, что их используют только в случае проявления симптомов. 27 февраля был положительно тестирован первый случай заболевания в Нидерландах. Пик госпитализированных пришелся на 31 марта (722 случая в день) и летальных исходов на 7 апреля (234/день). Всего на 14 апреля зарегистрировано 26 551 случаев заражения, из которых 2823 летальных.

«Задним числом мы обнаружили, что вирус ведет себя иначе, чем мы изначально думали. Каждый вирус отличается от других, и в начале эпидемии мы идем вслед за фактами. Неизбежно. Инкубационный период этого вируса 10 дней, по истечении которых мы можем определить заражение и принять меры против распространения». Эти слова представителя совещательной группы GGD (организация здравоохранения Нидерландов) Шака де Гау (Sjaak de Gouw) звучат как оправдание изначальной стратегии неуязвимости в феврале, считает газета и делает вывод: через две недели такой стратегии система здравоохранения уже трещала по швам, а премьер призывал лицезреть горькую правду: «Коронавирус среди нас и в текущий момент среди нас останется»; «Реальность состоит в том, что большинство голландцев в ближайшее время будут заражены вирусом».

 

Курс на контролируемый групповой иммунитет

Правительство на основе советов ученых определило курс на выработку контролируемого группового иммунитета, что значит в ожидании появления вакцины постепенно замедлить распространение вируса вместо его полного подавления, чтобы не переполнить реанимации и не перегрузить систему здравоохранения. Политический курс, выбор, основанный на сводках ученых, выстроен на моделировании человеческого поведения и сопутствующих ожиданиях. Однако медиа фиксируют, что люди ведут себя не всегда так, как предсказывают модели поведения. В частности, количество заражений в домах престарелых после полного запрета на посещение пока только увеличивается, и в медицинских кругах уже идет обсуждение вероятности применения триажа в случае негативного сценария (триаж — медицинская сортировка, определение права на койкоместо в зависимости от тяжести заболевания и состояния пациента (возраст, наличие заболеваний, реальности реабилитации после реанимации). С другой стороны, количество попавших в реанимацию в течение минувшей недели ежедневно снижается, а число коек в реанимации освобождается, что позволяет говорить о вероятности достижении пика кризиса.

 

Жизнь в новом измерении: «полутораметровое общество»

С введением «интеллигентного локдауна» в Нидерландах взаимодействие в голландском обществе (а возможно и во всем мире) переходит в новое измерение. Соблюдение расстояния в полтора-два метра (социальное дистанцирование, social distancing) — главное ограничение по сдерживанию вируса, заставит переосмыслить разные уровни общественных отношений. «Все Нидерланды должны подготовиться к обществу, в котором мы в ближайшее время будем придерживаться расстояния в 1,5 метра», — сказал премьер-министр Марк Рютте в минувший четверг после очередного совещания министров. «Полутораметровое общество», а также экономика и культура — понятие, перехваченное всеми медиа из выступления премьера Марка Рютте во вторник 7 апреля на ставшей уже еженедельной пресс-конференции для телетрансляции принимаемых правительством решений. По самым оптимистичным прогнозам на текущий период, подавление вируса может затянуться на год, а если не будет разработана подходящая вакцина, на все два, поэтому соблюдение расстояния в полтора-два метра станет новой нормой общественного поведения. Причем «полутораметровость» внесет существенные изменения не просто в общение на межличностном уровне, она внесет иную расстановку в экономическое обустройство и функционирование разных секторов от промышленности до культуры. В частности, речь идет об организации рабочего пространства в офисах и на предприятиях, малых и крупных мероприятий от конференций и панихид до матчей и концертов.

 

Общество личной ответственности

Нидерланды — одна из немногих стран Европы, которая, введя ограничения, не ограничила свободу передвижения (за исключением жителей в домах престарелых); по степени ограничения свободы передвижения впереди всех только Скандинавские страны — там все магазины и кафе все еще открыты. По словам Мариолайн ван Эгмонд (Majolein van Egmond), профессора иммунологии Амстердамского исследовательско-медицинского центра, такой выбор курса связан с количеством пожилых в стране и с национальным характером: «Нам, голландцам, нравится поступать по принципу личной ответственности, и мы рады тому, что наше правительство дает нам такую возможность. Поэтому очень важно нам всем одновременно этого принципа придерживаться».

С другой стороны, наблюдая за тем, как общество быстро приспособилось к новым вызовам и ограничениям, социальный психолог Королевского университета Гронингена Том Постмес (Tom Postmes) пришел к выводу, что голландское правительство недооценило своих граждан, проявило к ним укоренившееся недоверие. «Всего за один месяц наше общество радикально изменилось. Люди стали вести себя совершенно иначе. Меня удивляет, что руководство страны не успевало за желанием общества измениться. Наше правительство просчиталось так же, как и в Великобритании. Оно исходило из того, что наше общество не способно на такие изменения. Но оказалось — вполне способно. Вот что любопытно. Поддержка мер невероятная, готовность выдерживать их тоже. Это дело совместных усилий». Цитируя ученого, газета Trouw тем не менее подчеркивает, что недоверие к обществу проявилось и на первых порах кризиса: бдительные граждане упрекали правительство в том, что оно отказывалось принимать нужные меры.

Новый слоган, возникший на заднем фоне пресс-конференций «Только вместе мы возьмем вирус в Нидерландах под контроль», красноречиво говорит о запоздалой реакции сверху: «Как будто они только тогда осознали, что с гражданами можно сотрудничать».

 

Журналистика в период коронавируса

В интервью-подскасте аналитического еженедельника de Groene Amsterdammer научный журналист-биомедик Jop de Vrieze приводит несколько наблюдений, которые можно отнести к осознанию роли журналистики в период коронакризиса. В частности, как журналист, он считает важным ставить под сомнение правительственный курс в подавлении вируса, рассматривать возможные альтернативные сценарии, участвуя при этом в совместном регулировании кризиса; задумываться о том, какой моральный выбор делаешь ты как журналист — в частности, роль сторожевого пса, стараясь при этом не нагнетать панику и отсеивать сомнительные и сенсационные сведения; как осторожно надо вести поиск ориентиров и слов в ситуации неопределенности и постоянно меняющихся сводок, которые невозможно свести в конкретный прогноз. Он признает, что в ситуации данного кризиса новости не успевают за фактами, реальным развитием событий, и поэтому возникает пространство для высказывания мнений, которые люди могут воспринимать как ориентир. При этом он считает важным, что правительство, представленное премьер-министром Рютте, призывает полагаться на официальные, основанные на сводках, знаниях и опыте ученых, сообщения: «компас научного знания и доверительных фактов». Несмотря на различия в аналитике и прогнозах различных экспертов, которые могут подвергать критике подход правительства, эти прогнозы так или иначе привносят свои научнообоснованные видения и влияют на процесс политического дискурса и принятия решений. Принципиально важным в преодолении кризиса журналист считает этот совместно вырабатываемый междисциплинарный комплексный подход и межведомственное принятие решений.

С другой стороны, по признанию одного из главных голландских и всемирно известных вирусологов Рона Фуше (Ron Fouchier), ток-шоу с участием разных экспертов являются по определению плохим средством для передачи научного знания, поскольку факты и мнения во время обсуждения переплетаются друг с другом. Именно поэтому он редко появляется в ток-шоу, однако «для хорошего интервью я всегда доступен» (газета Algemeen Dagblad). Вирусолог руководит командой по тестированию вакцины на животных и является представителем совещательной комиссии для международной базы данных по обмену информацией о covid-19. Среди его критических замечаний о национальном подходе — это неподготовленность здравоохранения к подобным эпидемиям в результате последовательного урезания бюджета, в результате чего и недостаток реанимационных мест; отсутствие инвестиций в разработку вакцины, которую могли были начать уже на примере прежних коронавспышек SARS и MERS; отсутствие политической воли снизить интенсивное животноводство, чрезвычайно опасное в случае пандемий в комбинации с высокой плотностью населения в Нидерландах.

В продолжение темы вакцинации, на страницах аналитического еженедельника De Groene Amsterdammer выходит расследование платформы для расследовательской журналистики Investico. Как выяснилось, как и другие европейские страны, Нидерланды, демонтировали свое учреждение по разрабоке вакцин, не подобрав какую-либо альтернативу на международной арене, в результате чего все наработки по вакцинам были проданы крупным фармацевтическим компаниям, которые на самом деле не заинтересованы в том, чтобы инвестировать в изучение новых вакцин.

Виральное распространение фейков в период коронакризиса

Pointer (KRO-NCRV), отдел дата-журналистики общественной телерадиокомпании, установил счетчик для отслеживания и проверки неправдоподобных сообщений, фейков и кликбейтов. Разоблачения указывают как правило на то, что то или иное исходное видео, изображение или текст сделаны задолго до коронавируса и нацелены на распространение паники. Редакция предупреждает о том, что мисинформация о коронавирусе не просто может ввести уязвимых людей в заблуждение, но и тем самым препятствовать им в получении адекватной помощи. Кроме того, дата-журналисты Pointer (наряду с другими изданиями) предоставляют ежедневную статистику и инфографику о количестве инфицированных и летальных исходов, а также наличии реанимационных мест в сравнении с соседними европейскими странами.

 

Проблемы тестирования и дифференциация стратегий

Проблема выборочного и крайне ограниченного тестирования по сравнению с соседними странами обратила на себя внимание журналистов Ян-Хайна Стропа и Элке ван Арк (Jan-Hein Strop, Eelke van Ark), авторов онлайнплатформы расследовательской журналистики Follow the money (FTM). Отправной точкой для них стало интервью в газете Vokskrant с микробиологом Chantal Reusken, членом ОМТ, которая упомянула проблему нехватки жидкости (lysisbuffer), важной составляющей тестов, разрушающей оболочку вируса и выявляющей тем самым его наличие. После ряда звонков выяснилось, что фармацевтический концерн Рош (Roche), поставляет тесты по всему миру, имеет доминирующую позицию на медицинском рынке Нидерландов, хотя поставляют в голландские медучреждения всего 30% всего запроса. Поэтому авторы и решили выяснить, как сложилась такая зависимость страны от одной компании. Дело в том, что сделать такую жидкость очень просто, однако голландские лаборатории используют преимущественно аппаратуру Рош, к которой подходят только производимые Рош запчасти (vendor lock-in, как картриджи для принтера), в том числе и жидкость lysisbuffer. Журналисты обратились в компанию с вопросом, не хотят ли они опубликовать рецепт жидкости и дать возможность другим производителям обеспечить здравоохранение тестами. Рецепт появился на сайте после журналистского запроса, но выяснилось, что это общее описание процесса производства еще 70-х годов, не решающее проблемы. Публикация вызвала большой резонанс, и под давлением со стороны журналистики (интервью с представителем компании затем вышло в вечернем ток-шоу Jinek), голландских политиков и даже чиновников Европейской Комиссии Рош сообщила о своем намерении опубликовать рецепт. (На сегодняшний день рецепт до сих пор не опубликован.)

Редакция предупреждает о том, что мисинформация о коронавирусе не просто может ввести уязвимых людей в заблуждение, но и тем самым препятствовать им в получении адекватной помощи

Расследование не только встряхнуло рынок производства тестов, но и показало, что медучреждениям совершенно необязательно зависеть от одного производителя, а лучше всего взаимодействовать с несколькими фармацевтическими компаниями. Одновременно авторам удалось выяснить, что одна немецкая компания готова поставлять тесты в Нидерланды и поскольку ей не удалось установить связь с голландской организацией здравоохранения RIVM, она сама вышла на связь с FTM.

Уже упомянутый журналист аналитического еженедельника De Groene Amsterdammer Йоп дэ Фризе (Jop de Vrieze), ведя расследование о тестировании, вышел на новость: гронингенская практика (провинция и город Гронинген на севере Нидерландов) существенно отличается от централизованной (т.е. принятой правительством) стратегии тестирования. Там специалисты выработали свою локальную стратегию, охватывающую провинции Гронинген, Фрисланд, Оверайсел, Дренте: благодаря тому, что здесь производят свои тесты или заказывают их у нескольких производителей - дифференцируют, и у них есть бóльшие возможности для тестирования и сдерживания вируса. «У нас нет проблем с производительной способностью», - сообщил журналу микробиолог Alex Friedrich гронингенского медцентра, после чего его опыт стал предметом то белой, то черной зависти. Тем не менее, до сих пор север Нидерландов наименее всего охвачен эпидемией.

 

Осмысление эпидемии научной журналистикой

«Это не вина летучих мышей» — под этим заголовком основательное расследование в аналитическом еженедельнике De Groene Amsterdammer журналистки Санне Блуминк (Sanne Bloemink) погружает нас в причины возникновения вирусных эпидемий, таких как эбола и корона. Анализируя исследования разных ученых, проводя с ними видео-интервью, она приходит к выводу, что вирусы — это всего лишь предупредительные сигналы природы, и этот вирус создали мы сами своими руками. В результате человеческого внедрения в природу, такого, например, как уничтожение тропического леса, исчезают целые виды организмов, которые являются носителями уникальных вирусов. Теряя привычную среду обитания, находясь в поисках новой, вирусы вынуждены «выживать», поэтому они мутируют, переходят с животного-сорняка с высокой способностью выживания и размножения (летучие мыши, крысы) на человека («species jump») и становятся человеческими вирусами. Кроме того, возникновению эпидемий потворствует наличие теневого рынка охраняемых животных и их нелегальной торговли, налаженой из Африки в Азию через Европу; и присутствие в азиатских странах так называемых “wet markets”, рынков продажи и забоя живых животных. В кругу ученых-вирусологов давно существует консенсус о том, что подобные эпидемии в будущем неизбежны; предметом их дискуссий является скорее тема «The next big one», заставляющая задуматься о текущей пандемии для предотвращения следующей, которая может оказаться более масштабной и менее щадящей, с высоким числом смертности, как эбола, и бóльшей силой распространения, как корона. Одним из подходов в будущем предотвращении подобных эпидемий может стать всемирное научное сотрудничество по систематизации всех вирусов (их порядка трехсот тысяч) и выработке рекомендаций по снижению риска новых вспышек. В частности, до осуществления будущих масштабных проектов по освоению нетронутой природы необходимым будет предварительное исследование территории на наличие угрозы уничтожения тех или иных видов животных, которые могут быть носителями патогенных вирусов.

Важным заключением можно считать фрагмент из интервью автора с научным журналистом Дэвидом Куамменом (David Quammen), который считает, что каждый обладатель мобильного телефона несет ответственность за потенциально новую эпидемию. Колтан (колумбит-танталит, или кровавый минерал), важный элемент любого мобильника, добывают в рудах прежде всего на территории заповедных лесов Демократической Республики Конго. Для беспрерывной добычи колтана уничтожаются не только заповедники, но и редкие виды животных, в результате чего происходит «species jump», перескок патогенных вирусов. Учитывая то, что добычей минерала занимаются беднейшие слои населения, живущие в отсутствии элементарной гигиены и питающиеся мясом диких животных, фактор заражения там очень высокий.

Поэтому, несмотря на то, что Нидерланды, как и любая другая страна, вырабатывает свои национальные меры по погашению эпидемии, проблема распространения патогенных вирусов является глобальной и обсуждение сценариев предотвращения предстоящих пандемий должно происходить на международном уровне.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Апр 17, 2020
О новом успешном проекте журналистов-расследователей
Западные аналитики увидели большие перспективы нишевых СМИ в постковидное время
Подборка малоизвестных, но интересных нишевых интернет-изданий

Вам будет интересно: