Не журфаком единым

Теги: 

Как добиться успеха в СМИ, окончив химфак МГУ или Академию авиации 

Славой и гордостью журналистики часто оказываются люди, не получившие высшего профессионального образования. Полюбив сначала математику, историю или авиацию, они сделали успешную медийную карьеру.

 

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ, журналист в информационном агентстве EADaily. Окончила факультет сербской филологии Белградского университета.

Стать журналистом меня вынудили натовские бомбардировки Белграда. У меня были другие планы. Лет в 6–7 я уже очень любила читать и мечтала стать писателем или литературным критиком. Родителям я постоянно говорила, что хочу изучать сербскую филологию, и они примирились с тем, что в семье растет литературовед. После школы я целенаправленно поступила на филологический факультет Белградского университета. Второй специальностью нам преподавали русский язык, и я обнаружила, что он мне дается очень легко, и начала им заниматься серьезно. После окончания университета я стала работать в школе. Мне нравилось, дети любили, родители уважали.

Но началась агрессия НАТО против Югославии. Нас бомбили каждую ночь, было очень страшно. Школы не работали. Находиться дома без дела и ждать очередной ночной бомбежки было невыносимо, необходимо было что-то делать, при этом это «что-то» должно было быть значительным, важным, иначе можно просто с ума сойти. И я начала работать на самого крупного сербского провайдера EUnet — переводить новости российского агентства ИТАР-ТАСС. Работа на общественных началах, по четыре часа каждый день. Новости касались позиции России по югославскому кризису.

Именно тогда я поняла смысл выражения: «Если ты не занимаешься политикой, то политика займется тобой». Но так как я не хотела заниматься политикой напрямую, например участвовать в какой-то партии, то решила заняться журналистикой. И поступила на работу в сербскую редакцию «Голоса России» и переехала в Москву. Сначала была только переводчиком, но на иновещании грань между переводческой и журналистской работой очень тонкая. Часто приходилось не просто переводить, но и адаптировать материалы с учетом сербских реалий, потом мне стали поручать интервью с сербскими экспертами, потом пришлось делать репортажи. Сложно не было, потому что, работая над переводами, я досконально изучила и жанровые особенности, и структуру текстов, и специфику языка. Я смотрела, как работают коллеги, и делала то же самое.

А потом я попала под сокращение. Пришлось решать, что делать дальше. Работала по контракту переводчиком в крупной газовой компании, давала уроки сербского языка, но мне была нужна постоянная работа. И тут я осознала, что могу, используя свои знания и связи, писать на балканскую тематику: могу из первых рук получать информацию о том, что происходит в Сербии, лично знаю ведущих российских специалистов по Балканам и экспертов в Сербии и других странах бывшей Югославии.

Сейчас я работаю в информационном агентстве EADaily. И очень довольна тем, чем занимаюсь. Да, у меня были некоторые сомнения: смогу ли? Ведь я сейчас пишу на неродном языке, к тому же мне пришлось переучиваться: текст для радиоэфира пишется по иным критериям, чем для интернет-сайта. Я сильно волновалась, но мне очень помог мой редактор, настоящий профи в интернет-журналистике. Он плотно занимался со мной каждый день в течение месяца: объяснил требования к формату, содержанию… Теперь я работаю совершенно самостоятельно.

Я не сожалею о том, что ушла из школы, приехала в Россию, потому что не только деньги зарабатываю, но занимаюсь тем, что считаю нужным и важным.

 

 

ВЛАДИМИР ТОДРЕС, директор в банке J. Safra Sarasin. Был политобозревателем в «Независимой», «Сегодня», журнале «Итоги» и «Русском телеграфе». Потом работал в Bloomberg — сначала корреспондентом по сырьевым индустриям в Москве и Лондоне, потом шефом бюро в Москве.

Окончил химфак МГУ, в 1988–1989 годах перестройка плюс желание разговаривать с людьми, смотреть вокруг и писать об этом привели в журналистику — тогда она казалась гораздо интереснее химии.

Чтобы систематизировать гуманитарные знания, в 1993-м окончил вечернее спецотделение (второе высшее) журфака МГУ за 2 года — когда систематизация закончилась, а началось обучение ремеслу, стало неинтересно, и я сдал остаток экстерном.

Постепенно дрейфовал от общеполитических тем к экономическим, потом в Bloomberg — к чисто деловым и финансовым. Люблю новости и очерки, а публицистику не уважаю, не верю, что она может существовать в отличном от пропаганды виде.

В какой-то момент подумал, что дорос до потолка и хочу не описывать финансовую индустрию, а сам ею заниматься. Как написал однажды в короткой автобиографии, «вглядывался в мир финансов настолько пристально, что в конце концов провалился внутрь».

Но по-прежнему использую свой журналистский опыт в сборе информации, общении с людьми и структурировании высказывания. И обилие телефонов в записной книжке помогает.

 

СЕРГЕЙ БЕЛОУС, военный корреспондент. Окончил исторический факультет Харьковского университета.

На Балканах и в Донбассе работал для RT / Ruptly, «Россия 1» / «Россия 24», Первый канал, 5 канал (СПб), РенТВ, НТВ, 17 канал (Украина), 112 канал (Украина) — до введения жесткой цензуры. В 2015-м работал внештатным фотокором РИА Новости под псевдонимом Джон Траст, который был и у моего блога на Facebook.

Кроме того, я был корреспондентом сербского еженедельника «Печат» (2014), периодически публикуюсь в шведском еженедельнике Nya Tider, немецком журнале Zuerst!, а с 2015 года сотрудничаю с журналом «Русский Репортер», где иногда выходят мои материалы и интервью, фото.

Как я стал журналистом? В октябре 2013 года я выступил с докладом на конференции «Евразийская Сербия» в Белграде, в котором сравнивал опыт Сербии и Украины в евроинтеграции и их попытки выстраивания отношений с Россией. Тогда меня пригласили написать статью для ведущего сербского журнала «Печат», чтобы объяснить сербской аудитории, почему украинский президент решил отложить подписание ассоциации с Европейским союзом. Материал понравился, сказали: пиши еще. Почти каждую неделю выходила моя колонка о том, что происходит в Украине: Майдан и другие процессы, которые ему сопутствовали. Вот так я стал журналистом. Профессию историка я выбирал осознанно и абсолютно самостоятельно, но занимался при этом современностью. То есть периодом моей специализации был конец ХХ века, а именно — косовский кризис. Кстати, в моем родном Харькове большинство журналистов — выпускники истфака, а не журфака.

Факультет журналистики дает понимание того, как надо работать, но не дает всеобъемлющего багажа знаний. Особенно если пишешь на какую-то конкретную специфическую тему и должен в ней глубоко разбираться. На истфаке меня научили проверять факты, работать с источниками. Учили методологии. Это обеспечило мне определенную фактологическую базу, научило понимать логику исторических событий. Чтобы написать статью в стиле политического обозрения, мне не понадобилось особых дополнительных знаний в принципе. А вот написать репортаж намного сложнее — требуется не только знание журналистского ремесла, но и писательский талант.

Фото- и видеосъемку на достаточном для ТВ и фотовидеоагентств уровне я освоил года за полтора, много труда на это положил, но не уверен, стоит ли начинающему журналисту на это тратить три или четыре года на журфаке, это в первую очередь вопрос самообразования и таланта.

Военным корреспондентом я стал потому, что в моей стране война. Это мой гражданский долг. Кроме того, мне, как историку, интересно наблюдать процесс изнутри, быть его непосредственным свидетелем, даже участником. Ведь, по сути, тот информационный контент, который я сейчас делаю, является в некотором смысле историческим документом для будущих поколений, и важно, чтобы он был качественным и достоверным. Подчеркну: это не поиск приключений, не жажда адреналина, я пока не рвусь ехать снимать в Сирию или Йемен. Сейчас меня больше интересует документалистика, причем не телевизионная, а именно киношная. Хочу освоить съемку «наблюдательных» документальных фильмов. Это, можно сказать, высший пилотаж видеожурналистики. По-моему, это уже скорее не ремесло, а искусство.

 

АЛЕКСАНДР АРТАМОНОВ, шеф‑редактор телеканала «Большая Азия», обозреватель видеоканала «Правда.ру». Доктор социологических наук Католического университета Франции (Universitas Catholica Parisiensis). Изучал аналитику в области гражданской и военной авиации в Высшей дипломатической академии Франции. Изучал экономику и социологию в Католическом университете Франции. Журналистикой занима‑ ется более 10 лет.

Журналистика мной всегда расценивалась как подспорье и приятное времяпрепровождение, своего рода хобби, дающее возможность выразить себя через слово. Вообще желание писать было неким императивом, овладевшим мной с детства, пишу прозу и стихи с 5-6 лет, причем и на русском, и на французском. Но в семье моего деда Иосифа Кузьмина, первого зампреда Совмина СССР и председателя Госплана СССР, считалось, что мужчина должен прежде всего поработать в реальном секторе экономики. Так что моя первая профессия — авиаинженеринг и управление объектами гражданской и военной авиации. Это и дань серьезной семейной традиции (мой отец — авиатор, выпускник МАТИ), и просто романтика неба, которой заболевают на всю жизнь многие мальчишки, так что в течение полутора десятилетий я занимался авиацией как своей основной профессией.

В пользу журналистики выбор был естественным: мне всегда казалось, что так могут все и что это не профессия, а просто образ жизни, для меня писать так же естественно, как и дышать. Можно сказать, в нашей семье это в крови: и сестра, и племянница тоже издаются и печатаются.

Журналистикой я занялся во Франции, готовил эфирные материалы по истории России для радио «НотрДам». Здесь моя первая публикация была в «Московском комсомольце» в сентябре 1997 года, статья называлась «Почему еще не началась Третья мировая?».

Дефицита знаний в области журналистики никогда не ощущал, в жизни мне довелось освоить и поработать (вполне успешно) по двум-трем профессиональным профилям при образовании, полученном во Франции и России. Одна из моих журналистских специализаций — военное обозрение — напрямую сопряжена со знаниями, полученными в Военной академии, а также с моей работой на посту вице-президента крупного оборонного холдинга, а потом и советника министра транспорта РФ. Но и в журналистике я добился многого, поэтому жалеть просто не о чем. Считаю, что полностью реализовал себя.

 

МИХАИЛ КУРАКИН, шеф‑редактор, теле канал «Звезда». Окончил Московский финансово‑экономический институт.

Толчком к смене деятельности стал кризис 1998 года. Компания, в которой работал в тот момент, уверенно шла к краху, и я просто стал обзванивать знакомых в поисках работы. Откликнулся один мой хороший товарищ, который предложил должность в рекламно-информационном агентстве.

С этого и началось: напиши то, напиши это, отредактируй текст… Ну и пошло-поехало. Потом появился совместный проект с «МК» — «Радиоточка». В какой-то момент попросили меня им заняться, через девять месяцев из агентства я ушел в газету, потом на радио, потом опять на радио, ну и так далее.

Признаюсь, что нехватку специальных знаний в области журналистики я ощущал постоянно. Пробелы приходилось восполнять за счет приобретения новых навыков по ходу работы, отрывая коллег от дела и доставая их разными вопросами. Но коллеги оказались терпеливыми учителями и добрыми людьми, популярно объясняли тонкости и нюансы, разжевывали мелочи.

Главным наставником в профессии стал Сергей Корзун. Причем он научил не только профессиональным хитростям, но, что самое главное, отношению к профессии. Журналистика — это образ жизни и состояние души. Ты должен быть готов к работе каждую минуту — днем, ночью, в праздники, в выходные, садиться за компьютер и писать или срываться и ехать куда-то, чтобы выйти в прямой эфир.

Любимый жанр — интервью. Ты должен не просто «отдоить» собеседника, а показать, почему он интересен тебе, твоим читателям или слушателям. Есть категория известных людей, которые живут за определенной маской, образом. Вот заглянуть туда, за этот рубеж, и есть главная задача интервьюера.

Был момент, когда я писал интервью с одним популярным телеведущим. В кадре он был легким и воздушным. В студии на радио он закрылся, отвечал на вопросы односложно. Я крутил его и так и эдак, он молчит. Случайно задал вопрос про машины, и тут его прорвало. Он взахлеб начал рассказывать про автомобили, скорость и свои впечатления от «Формулы-1». Я как лимон был выжат, но материал получился.

Мой самый большой журналистский успех — интервью со знаменитым французским разведчиком русского происхождения Константином Константиновичем Мельником. Он плохо говорил физически, но ясность ума была фантастическая. Легко отвечал на вопросы, помнил потрясающие факты, делал выводы на их основе удивительные. И я совершенно не жалею, что стал журналистом. Мир меняется, и надо успеть рассказать об этом.

 

ЮЛИЯ МИРОНОВА, заместитель главного редактора сайта «Правмир». Окончила экономический факультет Ульяновского государственного университета, стаж работы журналистом 11 лет.

На экономический факультет я поступила, потому что так решили родители, но учиться мне очень нравилось, немного жалела только о том, что не пошла на теоретическую математику.

После окончания университета пару лет работала менед жером в строительной и нефтяной компаниях. Работа меня вполне устраивала, но я искала хобби, чтобы просто занять вечера. И наткнулась на школу журналистики «Известий», годовой курс. Мне тогда было 24 года. Показалось интересным, выполнила задания для поступле ния, и меня приняли. В основном там школьники готовились к поступлению на журфак, но было и несколько моих ровесников. Прямо из школы меня пригласили в отдел экономики и бизнеса «Известий», сначала на стажировку, а затем в штат.

Никаких проблем в профессиональном плане из-за того, что у меня не было профильного высшего образования, не возникало. Например, в отделе политики и экономики газеты «Время новостей», где работала после «Известий», журналистское образование было примерно у трети коллег. Остальные — юристы, историки. По моим наблюдениям, они главные перебежчики в профессию.

Честно, считаю журналистское образование в том виде, в каком оно было еще 10-15 лет назад, достаточно бесполезным. Не понимаю, как можно 5 лет учиться писать, пусть даже в разных форматах и стилях, другое дело более технические специализации — операторы, фотографы. А вот сейчас журналистика сильно изменилась, стала мультимедийной, как бы это определение ни навязло в зубах, и эти форматы, с учетом распространения соцсетей, стоит изучать специально. Так что учиться приходится всем и всегда, вне зависимости от того, какой у тебя диплом.

Я ничуть не жалею, что решила стать журналистом, было время, когда я больше склонялась к корпоративному пиару, такое достаточно естественное и популярное развитие карьеры для журналиста. Но сейчас снова в СМИ. Дальше загадывать не буду.

 

 

АЛЕКСАНДР ГИМЕЛЬШТЕЙН, главный редактор издательской группы «Восточно‑Сибирская правда». Окончил исторический факультет Иркутского университета. Заведующий кафедрой журналистики и медиаменеджмента Иркутского университета, председатель Иркутской областной организации Союза журналистов России, лауреат премии правительства России в области СМИ.

В журналистике я уже 30 лет. Сначала хотел быть химиком, поступил на химфак университета. Собирался продолжить семейную традицию, мой отец имеет ученую степень по химии, преподавал в вузе. Впрочем, он был не в восторге от моего выбора.

В университет поступил в 1985 году, но в 1986-м отменили отсрочку от армии для студентов, и два года служил в армии, попал в Бурятию, в войсковую ПВО. Там было время для размышлений, и, во-первых, понял, что не хочу быть химиком, что я человек сугубо гуманитарный, и, во-вторых, стал писать заметки для окружной газеты «На боевом посту».

Если бы в Иркутске был факультет журналистики, возможно, я продолжил бы учебу там. Но в нашем университете уже 55 лет есть только отделение журналистики на филфаке, а заниматься филологией я решительно не хотел. Поступил на исторический, но писать продолжил, активно публиковался в «Восточно-Сибирской правде». В 1991 году рядом с моей фамилией в газете появилась подпись: «политический обозреватель».

Диссертацию по истории я защитил, уже будучи профессиональным журналистом. У нас в Иркутске вообще наблюдается засилье в СМИ выпускников исторического факультета, и среди людей пишущих, и среди медиаменеджеров. Я лично придерживаюсь мнения, что профессиональные знания весьма полезны. В моей редакции без журналистского образования я один, правда, есть филологи, лингвисты, историки, но они окончили магистратуру уже у меня, на кафедре журналистики.

Сам я не испытывал проблем из-за отсутствия профильного образования, учился на собственных текстах, потому что над ними работали опытные редакторы: они тексты «причесывали», а я делал выводы.

Чуть больше года отвлекался от оперативной работы в медиа, оставшись издателем газеты, — был гендиректором Иркутского художественного музея им. В. П. Сукачёва. Если бы не смена губернатора, я бы там продолжил работать, но из журналистики я никогда не уйду — это достойная и интересная судьба. 

Заходная иллюстрация: shutterstock.com; фото: из архивов
Сообщить об ошибке
мая 22, 2018
Отечество осталось. А пророка больше нет 
СМИ учатся показывать рекламу под настроение, которое сами же и создают
Речевые клопы и СМИ как источник заражения