Чего хотят новые императоры информации

Представляют ли угрозу свободе информации «Новые олигархи» СМИ

Они — финансисты, телекоммуникационные магнаты, вундеркинды интернета, сколотившие свои состояния на новых технологиях. Они достаточно богаты для того, чтобы покупать ведущие мировые СМИ. Но для чего? Кто-то говорит — чтобы заработать еще больше денег. Кто-то — что они спасают эти СМИ от разорения. В Европе и Соединенных Штатах эти новые императоры претендуют на старые семейные империи со сбившимся экономическим дыханием и скупают такие жемчужины, как The Washington Times, The Boston Globe или L’Express во Франции.

Эти знаменитые «новые олигархи» СМИ — выходцы из самых разных областей: финансов, промышленности, телекоммуникаций и новых технологий. Но у них есть одна общая черта — они исключительно богаты и не вмешиваются в политику, хотя среди политиков у них есть масса друзей, включая порой и президентов. Представляют ли они угрозу свободе информации?

 

КРЕСТОНОСЦЫ СИНЕРГИИ

Все эти новые владельцы говорят только об экономической рентабельности. Их логика выглядит чисто капиталистической. «Мы всего лишь бизнесмены», — как правило, заявляют они. И объясняют свой интерес к СМИ требованиями синергии, модной стратегии, которая заключается для крупных предпринимателей в том, чтобы владеть одновременно контентом (информационным, а также спортивным, музыкальным, производством фильмов и игр и т. д.) и способами его дистрибуции (газетами, телекоммуникационными компаниями, телеканалами, службами видео по запросу). Основная их амбиция — властвовать над рынком, делая ему комплексное предложение услуг.

Корни этого «крестового похода за синергию» между содержащим и содержимым находятся на другой стороне Атлантики, где пример успеха некоего Джона Малоне (John Malone) стал катализатором для цепной реакции, которая очень быстро дошла до Европы. Малоне удалась в мае 2015 года успешная операция по покупке за 55 миллиардов долларов второго кабельного оператора США Time Warner Cable (TWC). Получив прозвище «короля кабеля», американский магнат теперь контролирует огромную империю по обе стороны Атлантики. Она объединяет СМИ, его группу Liberty (Discovery, Virgin Media, Unity Media) и кабельных операторов (TWC, Charter, Bright House). Эта экономическая модель подразумевает отказ от традиционных схем управления СМИ: «Некоторые предприятия СМИ существуют для того, чтобы контроль над ними передавался из поколения в поколение. Liberty устроено иначе. Мы существуем для того, чтобы вернуть акционерам их инвестиции», — заявил недавно гендиректор Liberty Media Corporation Грэг Маффи (Greig Maffei). В Соединенных Штатах Джон Малоне далеко не единственный, кто вступил в эту гонку в поисках синергии. Все гиганты телекоммуникаций и кабельные операторы (Comcast, AT&T, Verizon) активно скупают СМИ, тратя на это миллиарды долларов.

Джон Малоне стал катализатором цепной реакции, которая очень быстро дошла до Европы
Джон Малоне стал катализатором цепной реакции, которая очень быстро дошла до Европы

Франко-израильского предпринимателя Патрика Драи (Patrick Drahi) часто называют достойным учеником мирового лидера кабельного бизнеса Джона Малоне. И действительно, американец — это одновременно его друг, его наставник, но с некоторых пор и его конкурент на американском рынке, на котором Патрик Драи приобрел кабельных операторов Suddenlink и Cablevision, что превратило его самого в оператора номер четыре в Соединенных Штатах.

Во Франции, путем слияний и поглощений, Патрик Драи всего за два года создал совершенно оригинальную медиаимперию, которая присутствует как в телевидении (BFM-TV, i24news), так в радио (RMC) и печатных СМИ (Libération, Stratégie и группа L’Express). Бизнесмен умело воспользовался резким падением цен на СМИ, купив, к примеру, L’Express‑L’Expansion за десяток миллионов евро. Он потратил всего лишь от 50 до 70 миллионов евро на все французские издания Roularta (L’Expansion, Mieux vivre votre argent, Point de vue, Studio Cinélive, L’Étudiant, Lire…), группы, которая приносит порядка 650 миллионов евро в в год. В 2014 году он стал основным акционером Libération, вложив в газету 18 миллионов евро.

Во Франции Патрик Драи всего за два года создал мощную медиаимперию
Во Франции Патрик Драи всего за два года создал мощную медиаимперию

Но если американская пресса приветствовала его чувство темпа и умение брать на себя риски, то во Франции имя Патрика Драи в первую очередь ассоциируется с его репутацией «cost-киллера». Прикрываясь требованиями синергии, новый медиамагнат открыто избрал стратегию снижения издержек, что выражается в увольнении десятков журналистов. Это то, что профсоюз L’Express называл «редакционной резней» в коллективе, который с некоторых пор живет в ритме вотумов недоверия, общих собраний и забастовок. Порядка 125 человек находится под угрозой увольнения. Приход Патрика Драи в Libération также ознаменовался увольнением трети редакции. Кроме того, работники газет, находящихся под его контролем, обвиняют его в снижении журналистских стандартов, символом чего стал транспарант «L’Еx-presse» («Бывшая пресса». — Прим пер.), который использовался в ходе многочисленных демонстраций протеста против новой редакционной и коммерческой политики группы.

Другой французский «олигарх», бретонский промышленник Венсан Боллоре, стал почти что карикатурой на бесцеремонное вмешательство в информационную независимость. Его приход в группу Vivendi был ознаменован резкой сменой сетки вещания и уходом нескольких журналистов, в том числе с каналов Canal+ и iTÉLÉ. Еще в бытность владельцем бесплатной газеты Direct Matin и телеканала D8 этот богатейший бизнесмен никогда не стыдился вмешиваться в находящиеся под его контролем СМИ, принимая личное участие в выборе и разработке содержания, равно как и выборе спикеров. «Я промышленный инвестор», — утверждает он, открыто говоря, что цель группы Vivendi — создание внутренней синергии и выход на международный рынок. «Единственное, что его интересует в СМИ, это бизнес. Заработать бабло», — объясняет Патрик Эвено (Patrick Eveno).

французский «олигарх» Венсан Боллоре
французский «олигарх» Венсан Боллоре

Для этого французского историка СМИ владельцы подобных новых конгломератов или «медиасетей» представляют угрозу для редакционного содержания в той мере, что критическая и независимая информация часто приносится в жертву погоне за рейтингами. Ее замещают либо «инфотейментом», либо вообще — обыкновенным развлекательным шоу. «Расследования, репортажи, да и вообще информация — это нечто разделяющее людей, а развлечения — нет», — продолжает Эвено.

Первое, что сделал Венсан Боллоре, когда взял под контроль Canal+ и iTÉLÉ, очень хорошо иллюстрирует эту тенденцию «меньше политики, больше развлечений». «Надо ставить акценты на том, что нас объединяет, а не на том, что нас разъединяет, и делать прицел на мировую аудиторию», — объяснял новый президент Vivendi Content Доминик Дельпор (Dominique Delport) авторам программы Guignols de l’Info, c которой когда-то была скопирована программа «Куклы» в России. В результате студией были заказаны куклы Ким Кардашьян и Джастина Бибера, а некоторые политические и религиозные персонажи из шоу удалили.

 

ФИЛАНТРОПЫ, ПОКА НЕ ДОКАЗАНО ОБРАТНОЕ

Хотя они живут по две стороны Атлантики, у Джеффа Безоса (Jeff Bezos) и Кзавье Ньеля (Xavier Niel) есть очень много похожего. Безос — основатель крупнейшей компании онлайн-торговли Amazon, Ньель — глава французского телефонного, кабельного и интернет-оператора Free. Провидцы в том, что касается бизнеса, они занялись интернетом на самой ранней стадии его развития. Это обернулось выигрышем для обоих. Джефф Безос сегодня обладает одним из крупнейших мировых состояний (47,5 миллиарда долларов). Начав свой бизнес в специфической французской телекоммуникационной системе Minitel, Кзавье Ньель со временем переключил свой интерес на интернет и стал «success story» в его французском сегменте за счет последовательного запуска службы Worldnet, а затем и Free. Имея более 10,3 миллиарда долларов на своем счету, сегодня он считается состоянием номер девять во Франции.

Джефф Безос — основатель крупнейшей компании онлайн‑торговли Amazon
Джефф Безос — основатель крупнейшей компании онлайн‑торговли Amazon

Придя к вершине успеха, эти два «технаря», которым едва исполнилось пятьдесят лет, заинтересовались СМИ. Взяв себе в помощники Матьё Пигасса (Matthieu Pigasse) и Пьера Бержэ (Pierre Bergé), Кзавье Ньель начал с покупки группы Le Monde (которая помимо газеты издает также Télérama, Courrier International, La Vieи Huffington Post). Позже, в 2014-м, он приобрел Le Nouvel Observateur. Эта тройка инноваторов владеет также журналом по культуре Les Inrockuptibles и новостным веб-сайтом Rue89. Небольшой изящная империя! Но, похоже, что Кзавье Ньель и его компаньоны не собираются на этом останавливаться. В октябре 2015 года возглавляющий Free банкир Матьё Пигасс и продюсер Пьер-Антуан Каптон (Pierre-Antoine Capton) создали специальный фонд для покупки новых медиа — Media One. В скором времени этот фонд собирается выйти на биржу, где он рассчитывает поднять порядка 500 миллионов евро.

По другую сторону Атлантики Джеф Безос заставил говорить о себе, когда в 2013 году он приобрел за 250 миллионов долларов The Washington Post — одну из основных американских газет, которая десятилетиями принадлежала семейной династии Грэхэмов (Graham). Чем объяснить такой внезапный интерес этих «технарей» к флагманам прессы? Для них это рычаг влияния, проект развития или просто внезапная прихоть богача? Обращаясь 5 августа 2013 года к служащим газеты, которую он купил, Безос решил внести в это ясность: «Ценности, на которых построена Washington Post, останутся неизменными. Газета продолжит служить своим читателям, а не частным интересам ее владельцев. (…) Я не собираюсь вмешиваться в повседневное управление Washington Post. Я счастливо живу «в другом Вашингтоне», в котором у меня есть постоянная работа, которую я люблю. Кстати, у газеты уже есть замечательная команда управленцев, которые куда лучше, чем я, разбираются в вопросах информации. Я признателен им, что они согласились остаться». И добавил, что он счастлив «участвовать в развитии чего-то, что является столпом свободного общества».

«Это не слова беспощадного капиталиста, как можно было бы предполагать, но филантропа, который посвящает свои средства сохранению общественного достояния», — с долей восторга отметил журнал Time. Филантропа? Это слово в американской прессе встречается очень часто, тем более что Джефф Безос, похоже, далеко не единственный миллиардер, который посвящает часть своего состояния тому, чтобы поддержать престижные газеты. Так, Джон Хенри (John Henry), разрушающий шаблоны бостонский бизнесмен, потратил порядка 70 миллионов долларов семейного состояния на то, чтобы приобрести Boston Globe и массу небольших газет Новой Англии. «Я считаю Boston Globe и все, что эта газета олицетворяет, таким же значимым городским институтом, как и другие. И который заслуживает того, чтобы за его выживание бились», — объяснил он. К слову, несколькими годами ранее он же приобрел бостонскую бейсбольную команду Red Sox. «Двигателем этой сделки стала не прибыль, а преемственность. Каждая крупная газета, включая Boston Globe, способна приносить достаточно доходов, чтобы продолжать выполнять свою миссию», — сказал Хенри.

В РЕЗУЛЬТАТЕ СТУДИЕЙ БЫЛИ ЗАКАЗАНЫ КУКЛЫ КИМ КАРДАШЬЯН И ДЖАСТИНА БИБЕРА, А НЕКОТОРЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРСОНАЖИ ИЗ ШОУ БЫЛИ УДАЛЕНЫ

Во Франции новые собственники Le Monde также постарались обнадежить журналистов в том, что касается их намерений. Кзавье Ньель, в частности, в своих неоднократных заявлениях называл газету «общей собственностью», которую он решил поддержать. «Хотя этот институт во многом предназначен для элиты, мы решили вложить в него деньги, так как он необходим. Надо было его спасти от того, чтобы он попал в руки политически ангажированных владельцев», — объяснил он. То есть речь идет о меценатстве? Не только. Его амбицией являются финансовая санация издания, увеличение продаж и более широкое присутствие изданий группы в интернете с целью осуществить проект «би-медиа». Этот проект, в частности, проявляется в обновлении редакции и приходе в нее множества молодых журналистов. Но кроме этого он выразился в доселе неслыханной ситуации для газеты, некогда основанной Юбером БёвэМери (Hubert Beuve-Méry). Журналисты должны теперь научиться освещению множества сюжетов, касающихся СМИ и экономики, главной фигурой в которых является не кто иной как… главный акционер группы миллиардер Кзавье Ньель.

 

WASHINGTON POST И МУКИ РАБОТНИКОВ AMAZON

Злословие, эмоциональное выгорание, жуткие перегрузки на работе, давление и ядовитая атмосфера в коллективе… The New York Times посвятила 15 августа 2015 года длинную статью, посвященную условиям работы «белых воротничков» в компании Amazon. Она стала плодом шестимесячного расследования и сотни интервью с действующими и бывшими работниками компании Джеффа Безоса. Кое-кто не преминул отметить, что эти суровые обвинения исходили от главного конкурента Washington Post на американском рынке. Washington Post, которую Безос купил двумя годами ранее, оказалась в центре идеального шторма: каким образом освещать обвинения в адрес Amazon при том, что этот колосс онлайн-торговли — главный актив ее единоличного владельца? «Сохраняя молчание по поводу этой истории, газета вопиющим образом выпала из дискуссии вокруг одной из главных американских компаний», — возмущалась в октябре 2015 года американская сеть альтернативной информации Alternet.

Газета все же приняла участие в полемике по поводу ситуации в компании. В статье, озаглавленной «Действительно ли в Амазоне так тяжело работать?», Washington Post перечисляет обвинения, сформулированные конкурирующей газетой. История освещается «сбалансированно» и предельно осторожно. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 12, 2019
Газете нет смысла проводить социальные акции в чистом виде, потому что ее выпуск сам по себе и есть социальная работа.
Мелисса Мендес из Globe Content Studio поделилась опытом работы с инфлюенсерами
Разбираем интервью для паблика информационно-образовательного портала «Первая линия»

Вам будет интересно: