Оперативное мероприятие

Иногда острые темы лежат прямо под ногами

Удивительный случай произошел недавно в московском метро на моих глазах и даже, можно сказать, при моем косвенном участии. Дело было так. Стою на перроне станции «Парк культуры», жду поезда. И вдруг — глазам своим не верю — буквально в двух шагах от меня, трое крепких молодых людей пакуют в наручники интеллигентного человека средних лет. Человек этот — хорошо, но скромно одет, в темном пальто, при галстуке, лицо худощавое, волосы жидкие, очки. Щупловатый такой. Ну, чистый доцент или школьный преподаватель.

Пакуют его тихо, аккуратно, окружили, словно близкие приятели, шепчут что-то с улыбками и при этом защелкивают браслеты.

Конечно, я сразу заинтересовался: что бы это могло значить? Снимают кино? Поймали американского шпиона? (Как раз недавно я прочел, что теперь ловят примерно двух шпионов в день — как в далекие тридцатые годы). А вдруг это бандюки и они берут в заложники честного предпринимателя, сейчас вывезут его в лес, там станут зверски пытать с целью получения выкупа? Ну, как можно было пройти мимо такой выдающейся истории.

А тут и поезд подошел. Вся группа — три качка, очкарик и я — ввалились в вагон и образовали единую кампанию.

— За что это вас? — спросил я «доцента», показав на его скованные железом руки.

— Ни за что, — смиренно ответил он.

Один из трех качков, стоявший слева от меня, самый молодой, наклонился к моему уху и тихо так говорит:

— Товарищ, не мешайте проводить оперативное мероприятие.

— Понятно, — отвечаю. — А вы не мешайте мне исполнять свой гражданский долг. Может, вы рекетиры и разбойники, а моя задача, как честного человека, вывести вас на чистую воду.

Тот, который стоял прямо передо мной, возрастом постарше, лет сорока, но при этом сильно небритый, а потому внушавший самые большие подозрения, сделал удивленное лицо:

— Разве мы похожи на бандитов?

— Вы — да, — подыграл я ему. — Ночью такого встретишь, так и в штаны от страха наложишь.

Небритый достал из куртки красную книжицу, показал мне ее снизу и сразу спрятал обратно. Но я успел заметить, что там, на ксиве, он был с погонами.

— Уголовный розыск?

— Так точно, — с облегчением сказал небритый. А тот, что был слева, опять за свое:

— Товарищ, не мешайте проводить оперативное мероприятие.

Третий качок, круглолицый и самый приветливый из всех, особо не отвлекался, ласково придерживая «доцента».

Чтобы как-то взбодрить наш диалог и придать ему поступательное движение, я прибег к испытанному приему:

— Ага! Значит, уголовный розыск? Оборотни в погонах?

Это сработало.

— Ну, почему сразу — оборотни! — чуть не хором воскликнули все три молодчика, а очкарик зачем- то подмигнул мне.

— Я уже двадцать лет служу и даже на машину не заработал, — с обидой сказал небритый. — Вот на метро преступника везем. За свои, кстати, деньги.

— Ладно, ладно, пошутил, — примирительно сказал я. — А какого рода преступление совершил этот милый доходяга? Ограбил банк? Зарубил топором старушку?

— Нет, обычный карманник.

Тут я опять выпал в осадок, потому что пребывал в полной уверенности, что карманники выглядят не так и что их давным-давно извели. Так и сказал:

— Ребята, а вы ничего не путаете? Карманников мы последний раз видели в фильме «Место встречи изменить нельзя».

Круглолицый и небритый опять разулыбались:

— Э, темнота! Наивные люди! Их полным-полно. Ловить — не переловить. И все норовят украсть: бумажники, телефоны, пластиковые карточки. У нас ведь народ простой: пин-коды пишут прямо на пластике.

— И что же, они вот так под доцентов маскируются?

— Так точно! — по-военному ответил небритый. Им важно, чтобы как можно ближе к вам подойти. Прямо вплотную. А дальше — ловкость рук…

Черт подери! Разговор принимал прямо-таки интригующий характер. Готовый репортаж в газету. Но, увы, поезд неумолимо приближался к той станции, где мне надлежало его покинуть.

— А вот вы кто по профессии? — спросил небритый. То есть явно наступал момент мщения. Ведь признайся я, что журналист, они бы охотно ноги об меня вытерли. И поделом.

— Пенсионер, — почти не соврал я. И уже хотел было попрощаться. Но подумал: какие интересные ребята и какое благое дело они делают, надо бы им что-нибудь подарить. Я открыл портфель в надежде отыскать там подарок. Нет. Бутылка шнапса ушла час назад. Шоколадка была подарена еще утром. Осталась только книжка «Как карта ляжет». Я достал ее и протянул участникам оперативного мероприятия. Все они дружно замахали руками: нам подарков брать не положено.

— Мужики, — сказал я. — Расслабьтесь. Это не подарок. Это служебная инструкция: как себя вести в экстремальных ситуациях. Велено передать вам лично, — я ткнул пальцем в потолок, намекая на министра Колокольцева.

Небритый взял в руки книгу, увидел на обложке мое фото: тяну за узду лошадь в Афганистане.

— Это вы? — изумленно произнес он.

— Так точно!

— И вы были на войне?

Похоже, оперативники могли сейчас забыть про своего карманника, а тот под шумок мог сбежать.

Расставались, едва не обнимаясь. Только «доцент» с тоской смотрел куда-то в сторону.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Окт 29, 2019
Интересная тенденция выявилась: якобы, растет спрос на качественную, не ангажированную журналистику
ЖУРНАЛИСТ выбрал самое важное из выступлений спикеров и самого исследования
Он один из самых главных, из лучших редакторов XX века 

Вам будет интересно: