Зачем сегодняшним студентам-журналистам читать письмо Белинского Гоголю

Исследовать публицистику В.Г. Белинского, М.Н. Каткова, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского? Литературную критику А.В. Дружинина, Н.А. Добролюбова? Зачем сегодня, к примеру, внимательно читать написанное в 1847 году письмо В.Г. Белинского, адресованное Н.В. Гоголю? Явления, послужившие поводом к написанию письма, казалось бы, давно исчезли. Остались впечатляющая и современного читателя страстность стиля Белинского, резкость его суждений, последовательность изложения фактов, логика и убедительность доводов…

Тем более что согласно новому образовательному стандарту количество часов, отведенное на изучение исторических дисциплин, вновь ощутимо сокращено в пользу «практико-ориентированных».

Сначала о проблемах, с которыми приходится сталкиваться преподавателю исторических дисциплин.

•   Во-первых, сокращение аудиторных часов может привести к тому, что преподавание истории журналистики, как отечественной, так и зарубежной, будет сведено к перечислению названий изданий, имен редакторов и основных сотрудников, дат и тому подобного.

•   Во-вторых, интернет, который все чаще становится единственным источником в процессе подготовки студентов как к семинарским занятиям, так и к экзаменам. Благодаря интернету студенты без особых временных и интеллектуальных затрат находят тот необходимый минимум материала, который позволит благополучно пройти все формы промежуточной и итоговой аттестации.  О том, что многие исследования, статьи, монографии и т.д. существуют исключительно в печатном виде — студенты знают только благодаря списку обязательной (или дополнительной) литературы в учебно-методическом пособии.

•   В-третьих, зачастую конъюнктурный подход к истории в целом и к истории журналистики в частности, который ставит этот предмет в зависимость от идеологических, политических критериев. Так, например, в советский период история отечественной журналистики XIX века заканчивалась на журналистской деятельности А.П. Чехова, а XX век начинался ленинской «Искрой» и плавно «перетекал» в советский период, исключая таким образом богатейший пласт журналистики рубежа XIX-XX веков. Я, например, будучи студенткой журфака МГУ уже в период перестройки, о творчестве Гиляровского, Дорошевича, газете «Русское слово» и т.д. — узнала лишь благодаря спецкурсу Б.И. Есина, а отнюдь не на лекции.

•   В-четвертых, общее снижения уровня подготовки абитуриентов приводит и к снижению уровня требований, к упрощению подачи материала в вузовской аудитории, и существует опасность превратить изучение истории в ее популяризацию, принести академизм в жертву занимательности изложения.

•   И, наконец, прагматизм и сугубо практический подход, установка на немедленный практический результат, характерный для современного студента, который уже со второго-третьего курса совмещает учебу с работой. Темп и стиль работы современной редакции таков, что даже мотивированному на получение фундаментальных знаний студенту остается ориентироваться на скорейшее приобретение навыков журналистской работы, оставляя в небрежении «как ненужный груз» и теоретические основы профессии, и ее историю.  Ситуация усугубляется еще и тем, что многим старшим коллегам сегодняшних студентов — профессионалам со стажем — свойственен нигилистический подход к самой идее журналистского образования («журналистике в аудитории не научишься, главное — практика»), в результате чего для начинающих журналистов главным становится сиюминутный успех и, как следствие —узкопрагматический подход к образованию.

При таком подходе к истории журналистики В.Г. Короленко в лучшем случае будет восприниматься начинающими журналистами как «совесть русской журналистики», автор нечитанной «Сорочинской трагедии», которая наверняка у кого-то будет ассоциироваться с «Сорочинской ярмаркой» Гоголя. На изучение, к примеру, не имевших коммерческого успеха славянофильских изданий И.С. Аксакова, журналистской деятельности «националиста» М.О. Меньшикова или «шовиниста и реакционера» В.П. Буренина — вряд ли студент вообще захочет тратить время.

проблемы, которые приходилось решать нашим предшественникам в предыдущие эпохи, со временем не исчезли

На лекции о журналистской деятельности Пушкина и его фельетонах в адрес Булгарина студенты должны будут на слово поверить преподавателю, что Булгарин был морально нечистоплотный журналист, с помощью доносов пробивавший себе дорогу в профессии, так как на рассмотрение как изданий, так и публицистики самого Булгарина попросту не останется времени. Морально-этическая сторона дискуссии Пушкина с Булгариным, использованные в ней новаторские приемы, — все это останется за пределами занятия.

Остается ответить на вопрос: какие профессиональные качества  сегодня определяющие для журналиста, что включает в себя понятие «профессионализм» применительно к журналистике, и какое место в формировании этого профессионализма может занять история журналистики? Талант (божий дар), без которого раньше не представляли профессии журналиста? Индивидуальность подходов и стиля? Набор навыков, умение писать быстро, грамотно? Журналистика сегодня — творческая профессия, требующая определенного профессионального самоотречения, или ремесло, главное в котором — грамотно воспользоваться профессиональным инструментарием?

 К сожалению, в современной практике обе эти стороны одной профессии, как правило, противопоставляются: сама журналистика стала другой, более прагматичной, даже циничной. От журналиста требуется в первую очередь умение анализировать, грамотно и быстро находить информацию, коммуникабельность, работа в команде, а такие качества, как индивидуальность, сочувствие, соучастие уходят на второй план, воспринимаются как анахронизм. Даже честность, объективность, приобретают относительный характер.

Тогда как совместить изучение истории журналистики, ее традиций с современными тенденциями профессии?

Как представляется, задача истории журналистики как лекционного курса — не только познакомить студентов с набором фактов из истории выбранной ими профессии и в целом с закономерностями развития российских СМИ. Это, прежде всего, — формирование нравственно-этических приоритетов журналистской деятельности, глубокого и вдумчивого взгляда на современный журналистский процесс, повышение уровня культуры студентов в целом, воспитание у начинающих журналистов уважительного отношения к предшественникам, а также развитие способности находить новые, подчас уникальные стилистические и языковые приемы и формы представления факта аудитории.

На мой взгляд, преподавание истории журналистики, не теряя академизма и фундаментальности, присущего этому университетскому курсу, должно приобрести новое содержание, когда исторические факты получают переосмысление, актуализируются с учетом новых реалий или, напротив, явления современной журналистской практики рассматриваются в контексте исторического опыта.

История отечественной журналистики, несмотря на, казалось бы, уже давно ставшие классическими формулировки, дает обширное поле для дискуссии, позволяя проводить аналогии между историческими фактами и современными реалиями. Нравственно-этические, организационные, правовые, творческие проблемы, которые приходилось решать нашим предшественникам в предыдущие эпохи, со временем не исчезли, а лишь приобрели иные формы, трансформировались в новых реалиях.

Классической, например, можно назвать ситуацию в «Современнике» в 1856-1858 годах, когда Н.А. Некрасову, будучи редактором, приходилось делать непростой выбор между, с одной стороны, Тургеневым, Дружининым и, с другой — Чернышевским и Добролюбовым.  Ведь Тургенев и Дружинин были не просто «первым беллетристом» и «первым критиком» того времени, но еще и близкими друзьями Некрасова, давними сотрудниками журнала. Во многом благодаря их поддержке «Современник» сумел сохранить репутацию лучшего журнала в годы «мрачного семилетия». 

Профессиональная и личная трагедия Николая Полевого, вынужденного после закрытия «Московского телеграфа» идти на поклон к Булгарину, его безуспешные попытки сохранить репутацию и лишь посмертное признание его заслуг перед журналистикой Белинским — наверняка в современной журналисткой практике можно найти примеры, когда компромисс с собственной совестью приводит журналиста к трагическому финалу его профессиональной карьеры. Или, например, расцвет политической сатиры в годы первой русской революции, многообразие жанров сатиры тех лет, ее смелость, даже агрессивность невольно заставляют проводить аналогии с политической активностью интернет-пользователей в связи с выборами в Государственную думу 2011 года и президентскими выборами 2012 года. А если внимательно прочитать упомянутое выше письмо Белинского, то окажется, что изложенные в нем мысли не только не устарели, но как нельзя более созвучны событиям и условиям жизни в современной России.

Традиционный семинар на историческую тематику может и даже должен превращаться в дискуссию по актуальным проблемам современной журналистики, построенную на историческом материале

Сравнительный анализ подобных проблемных ситуаций позволит студентам не просто более детально познакомиться с эпизодами из истории избранной профессии, но и вступить словно бы в культурный диалог со своими профессиональными предшественниками. Это заставит будущих журналистов более внимательно наблюдать за тем, что происходит вокруг них в современной профессиональной среде, поможет сконцентрироваться на собственной профессиональной и гражданской позиции, а в дальнейшем — научит находить ответы на самые острые вопросы своей профессиональной деятельности в прошлом.

При этом большее значение приобретает самостоятельная работа студентов на семинарских занятиях. Главная задача семинара — научить студента работать с учебной и научной литературой, с публицистическими текстами, помочь в освоении текстов, включенных в список для обязательного прочтения. Вместе с тем участие в семинарах развивают навыки ведения дискуссии, умение грамотно выражать мысли, отстаивать их, доказывать свою точку зрения.

Традиционный семинар на историческую тематику может и даже должен превращаться в дискуссию по актуальным проблемам журналистики, построенную на историческом материале. В этом случае семинар из диалога по типу «преподаватель — студент» в форме «вопрос — ответ» становится живым диалогом, который преподаватель лишь инициирует, «бросая» в группу вопрос  для обсуждения, и дальше только «направляет» ее ход, привлекая как можно больше число студентов к участию,  давая им возможность не просто высказаться, проявить свои почерпнутые из учебника знания, но и проявить свою позицию,  свое мнение, при этом не «давя» на студента, не навязывая ему общепринятой точки зрения. Именно такая дискуссия может способствовать эффективному усвоению исторического материала и формированию у студентов историзма как принципа понимания мира.

Актуализация истории журналистики, умение связать ее с современностью, осознание нравственных профессиональных ценностей и формирование в соответствии с этими ценностями своей профессиональной позиции — вот, что, на мой взгляд, самый главный результат освоения этого курса.

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Апр 26, 2018
Словарь-справочник «Медиалингвистика в терминах и понятиях» вышел в издательстве «ФЛИНТА»
Не всякий «фэйспалм» переживет апрельское голосование Совета Европы
Рекомендации экспертов по созданию качественного лонгрида