Польза и вред перфекционизма в журналистике

Журналисты «Ножа», «Бумаги» и «Эха Москвы» рассказали о вреде и пользе перфекционизма в работе на собственном опыте

 

Оттягивать сдачу материала до последней минуты, полируя словоформы, пока клавиши не сотрутся и ноутбук не начнет дымиться, вычитывать текст по сотому кругу, выискивая каждую соринку, совершенствовать, совершенствоваться и так до бесконечности… Или до первого нервного срыва. Как усыпить в себе внутреннего улучшайзера, чтобы спастись от выгорания? Или, может, его напротив нужно пробуждать? Но зачем? А как у других? Рассказывают журналисты «Ножа», «Бумаги» и «Эха Москвы».

 

Анастасия Травкина, редакционный директор «Ножа»

На мой взгляд, есть два не вполне тождественных явления, которые называют одним словом «перфекционизм». Чаще всего мы слышим о перфекционизме в психологическом дискурсе: это убежденность человека в том, что совершенство и идеал достижимы, а несовершенный результат работы не имеет права на существование. Такого человека мы называем перфекционистом — чаще всего, сочувственно, поскольку его безжалостность к себе приводит к страху начинать и пробовать, невозможности закончить работу вовремя, а после — к разрушительному самоуничижению и обесцениванию своего труда.

Поскольку я работаю с авторами интеллектуальных лонгридов, часто с академическим образованием в своей сфере, с творческими или популяризаторскими (порой тайными) амбициями, такой перфекционизм встречается мне нередко. Он, конечно же, вредит многому:

•   качеству работы — потому что автор не может сконцентрироваться на конкретных задачах, а впадает в тревожность по поводу своей ценности в целом;

•   срокам — перфекционисты долго не могут взяться за работу, сталкиваясь с классической проблемой любого творца: реализация всегда хуже идеи (просто потому что мир несовершенен в принципе);

•   своим нервам — они начинают пылать совестью ближе к дедлайну, перенапрягаются, затем долго себя корят и посыпают голову пеплом;

•   нервам редактора — если он не понимает причин молчания, пропажи автора или срыва дедлайнов;

•   редакционному плану — если риски ущерба от перфекционизма не заложены в планирование.

Я помогаю своим авторам избавляться от подобного напряжения и тревожности, разделяя с ними ответственность за несовершенства текста и сотрудничая в команде. С такими авторами мы работаем поэтапно, с промежуточными дедлайнами, которые учат их высылать редактору черновые наброски и обнаруживать, что мир не рушится, когда кто-то видит их материал несовершенным. А еще учу их концепции «достаточно хороший» (по аналогии с «достаточно хорошей матерью» Винникота, который изобрел ее, чтобы снять перфекционистское напряжение с матерей).

Можно спросить: «А зачем вообще нянчиться с такими людьми?» У меня есть на это ответ: к сожалению, подобным неврозам подвержены часто наиболее умные и интеллектуальные люди. Я вижу своей задачей помогать им находить свой голос и становиться достаточно крепкими психологически, чтобы звучать громче в информационной среде. Это нужно не только им — но и читателям.

Есть другой смысл слова перфекционист: философский. В философском контексте перфекционизм — это убежденность в важности ориентации на идеал, в необходимости совершенствования себя как человека и профессионала. В предельном варианте это вера в стремление к совершенству как в смысл жизни — как личной (например, у философской школы стоиков), так и общественной (вспомним Аристотеля с его общественным благом). Отличие этого толкования перфекционизма от психологического в том, что философ принимает несовершенство человека и мира, осознает недостижимость совершенства — и тем не менее смиренно старается сделать что-то сегодня лучше, чем вчера.

Я вижу своей задачей помогать им находить свой голос и становиться достаточно крепкими психологически, чтобы звучать громче в информационной среде

Такой подход к работе над текстом и своими авторскими компетенциями я считаю не только полезным, но и необходимым. Впрочем, на мой взгляд, это касается любой деятельности и жизни в целом.

В своей работе я наблюдаю поразительную силу философского перфекционизма. Благодаря такому подходу видными авторами и экспертами становятся люди, которые на начальных этапах не были профессионалами и пробивались сквозь тексты, как сквозь терновый куст!

Для такого роста, конечно, необходимо руководство грамотного редактора или издателя. Важны доверительные отношения в работе: редактор должен действовать во благо своего издания и с прицелом на рост автора (каким бы хорошим он ни был, нет предела совершенству); а автор — доверять авторитету редактора и знать, что его замечания помогут ему развиваться.

Как я советую бороться с психологическим авторским перфекционизмом редакторам:

•   давать качественную и внимательную обратную связь (даже если тексту, по их мнению, не нужны правки или их обсуждение);

•   применять принцип конструктивной критики (сначала — о хорошем и удавшемся, затем — о том, что можно сделать лучше);

•   работать поэтапно.

Как советую бороться самим авторам:

•   работая с идеей, проводить проверку реальностью: не чересчур ли грандиозная задумка, не слишком ли общая тема, объем, уровень дискурса и так далее;

•   пробовать снижать масштабы планов — сужать, упрощать, разбивать;

•   просить редакторов смотреть готовый черновик, если чувствуете, что начинаете тонуть в улучшаторстве.

Как развивать философский перфекционизм в работе? Размышлять о том, чему служит ваш перфекционизм. Если вашему эго — то это бездонная ловушка. Попробуйте больше думать о тех, для кого вы это делаете: им не нужен ваш идеальный, безупречный опус, им нужна помощь, информирование, просвещение. Такое упражнение поможет понять, когда вы — уже «достаточно хороший» автор для своих читателей. И переведет фокус со своего «я» на потребности других.

 

Елизавета Ивантей, новостной редактор «Бумаги»

Я хотела бы развести понятия перфекционизма командного (редакционного) и внутреннего — стремления конкретного журналиста к идеалу в своей профессии.

В работе редакции такая вещь, как перфекционизм, в большей степени хороша, поскольку всегда напрямую связана с качеством того, что публикует издание. Когда сотрудники проверяют факты, добиваются подтверждения информации несколькими источниками, дожидаются ответа второй стороны, предпочитают не опубликовать текст поскорее, а потратить время на то, чтобы провести ресерч, наполнить материал ценностью для читателя, объяснить какие-то вещи, которые другие коллеги еще не объяснили, подобрать хорошую картинку — все это и есть перфекционизм, который делает издание качественным, и здесь он очень полезен.

На другой чаше весов зачастую лежит трафик, а, следовательно, аудитория и деньги, и нередко медиа вынуждены отказываться от перфекционизма в пользу оперативности и публиковать неподтвержденные, неуточненные, не вычитанные корректором материалы, стремясь не упустить эксклюзивный инфоповод. Иногда это может быть оправдано срочностью, масштабностью и значимостью события, но в целом подобная практика плоха. Резюмируя: для редакции перфекционизм действительно важен, но в экстренных случаях можно и закрыть глаза на неидеальность и небольшие ошибки.

В работе редакции такая вещь, как перфекционизм, в большей степени хороша, поскольку всегда напрямую связана с качеством того, что публикует издание

С другой стороны, внутренний перфекционизм отдельного журналиста — наверное, не самая положительная черта характера, близкая синдрому отличника. За ним зачастую скрываются излишнее напряжение, тревожность, нежелание дать себе отдых, стремление непрерывно работать, становиться лучше, желание кого-то обойти, переживания за то, что у коллеги вышел классный материал, а ты еще такого уровня не достиг. Все это может привести человека в не самое лучшее состояние и сбить с нужного пути. А наша профессия сама по себе очень сильно влияет на психику — практически все мои знакомые журналисты ходят или ходили к психологам, потому что работать действительно тяжело.

Я тоже хорошо знакома с проблемами внутреннего перфекционизма — у меня с детства был синдром отличника, желание быть лучшей во всем, всегда добиваться идеала. В студенческие годы в процессе поиска работы оно помогало, подталкивало меня. Так, между третьим и четвертым курсом я все лето напролет стажировалась в трех изданиях практически одновременно. Это было очень тяжело, но не напрасно — в итоге меня взяли на работу в одно из них. Там я столкнулась уже с негативным влиянием перфекционизма. Как профильному корреспонденту, отвечающему за одну узкую тематику, мне ежедневно нужно было искать свежий инфоповод и в течение дня подготавливать по нему текст, который выходил тем же вечером. А на следующее утро — очередная планерка, и с тебя опять спросят новую тему. Поэтому я работала с утра до ночи и, придя из редакции, сидела уже дома допоздна, копаясь в «Госзакупках», в «СПАРКе» — везде, чтобы найти какой-нибудь крючок для следующего материала, и очень сильно переживала, когда не получалось. У меня не оставалось свободного времени не то что на увлечения и саморазвитие — даже на поиск другой работы. В таком режиме ты не только перетруждаешься, но и начинаешь грызть себя мыслями о том, что не успеваешь сдать материал в срок, что ты неудачник, никому в этой редакции не нужный, обуза, от которой хотят избавиться, потому что не приносишь столько тем и текстов, сколько другие коллеги. Все это очень быстро приводит к выгоранию, в результате которого ты больше никуда не можешь двигаться, вязнешь в одной колее и попадаешь в зависимость от сторонней похвалы, оценки руководителей, а в редакциях часто не принято особо хвалить, поэтому твоих достижений могут просто не заметить. Со мной и моими коллегами по одному из медиа, в которых я раньше работала, такое периодически бывало: ты понимаешь, что преодолел себя и сделал просто потрясающий эксклюзив, но тебя не отметили на планерке, и это сильно расстраивает и дезориентирует.

В конце концов я поняла, что не могу работать так и оставаться при этом счастливым, адекватным, психически стабильным человеком, сменила издание и начала искать способы борьбы со своим внутренним перфекционизмом. Из тех, что мне помогают, могу выделить следующие:

•   стараюсь сравнивать себя не с какими-то идеалами, другими журналистами и чужими достижениями, а с тем человеком, которым была год назад, — с тем, что этот человек писал, чего добивался, где работал, как себя чувствовал. Это помогает понять, что ты тоже развиваешься, не стоишь на месте, и почувствовать, что не нуждаешься в том, чтобы быть совершенным, — достаточно быть хорошим специалистом;

•   время от времени сажусь и думаю о том человеке, которым хочу видеть себя через пять, десять лет, пытаюсь материализовать его. Проговариваю, расписываю пошагово, какие, как мне кажется, задачи нужно выполнить, чтобы дойти до этой цели. Как только ты погружаешься в свои личные цели и планы, визуализируешь их на бумаге, разбиваешь на маленькие составные части, сразу видишь, что можешь эти легкие задачки постепенно выполнять и рано или поздно дойдешь к своей цели.

 

Иван Штейнерт, корреспондент»Эха Москвы» в Петербурге

Я считаю, что перфекционизм для журналиста не просто полезен, он ему крайне необходим. Тут, правда, как и во всем остальном, важно знать меру — понимать, когда стоит остановиться. Невозможно переписывать свой текст до бесконечности, но довести его до того состояния, которое максимально удовлетворит тебя самого, — это священный долг хорошего журналиста перед читателем.

Мне не кажется, что перфекционизм — это то, что можно воспитать. Он либо есть, либо его нет. Если ты как журналист уважаешь своих читателей, то, очевидно, сделаешь все возможное, чтобы дать им точную и объективную информацию. Если уважения к читателям нет, то лучшим решением будет смена редакции, а в крайнем случае профессии.

Мне представляется, что это закономерная эволюция журналиста как профессионала — сидеть до последнего перед сдачей номера или выходом программы в эфир

Ситуаций, при которых я сталкивался с перфекционизмом в своей работе, полно, но я не назвал бы их проблемами. Мне представляется, что это закономерная эволюция журналиста как профессионала — сидеть до последнего перед сдачей номера или выходом программы в эфир и бесконечно что-то исправлять, менять местами, формулировать заново. Я не встречал настоящих журналистов, которые бы добились чего-то без такого напряженного и нервного процесса: только так, кажется, и можно приобрести бесценный опыт. Думаю, что работать с внутренним перфекционизмом лучше всего с кем-то из бывалых коллег: круто, когда рядом есть опытный редактор, который может окинуть материал своим свежим взглядом и сказать, что уже стоит остановиться.

 

Агата Коровина, специальный корреспондент «Ножа»

Перфекционизм в некотором смысле журналисту необходим. Проверка источников, фактов, ссылок, проработка вопросов, плана материала, оценка логики повествования, вычитка — это обычная журналистская работа, которая требует усидчивости. Если на всех этих этапах забыть о перфекционизме, материал просто развалится.

Другое дело — сам текст, журналистский стиль. Иногда важно найти правильный тон, найти структуру, которая в данном случае подойдет больше, но зачастую можно обойтись и без этого. Иногда можно просто написать хороший нейтральный текст, чередуя прямые цитаты и косвенные.

Что я могу сказать точно: у каждого журналиста в какой-то момент буквально щелкает, что вот теперь текст достойный. И обычно в этот же момент он с чистой совестью отдает его редактору. Наверное, если после такого щелчка журналист захочет что-то доработать, то это будет уже излишний перфекционизм.

Нужно ли от него избавляться или, наоборот, воспитывать его в себе? Зависит от того, какие тексты человек пишет. Если работа превращается в конвейер, а такое случается, то излишний перфекционизм будет мешать — он приведет журналиста к отчаянию.

Я перестала превращать свою работу в каждодневный чемпионат, на котором я должна брать призовое место

Если же работа журналиста проходит в более спокойном ритме, то можно и зависнуть с текстом. Здорово, когда текст можно отложить, а потом вернуться к нему и посмотреть свежим взглядом. Возможно, автор из него что-то уберет, потому что сначала в перфекционистском порыве закидывал в документ все, чтобы ничего не упустить, а потом понял, что это «все» на самом деле мешает понимать текст — читатель материал просто закроет. Получается, журналист продолжит создавать идеальный текст, только будет делать это иначе. Ничего плохого в этом не вижу.

Но если перфекционизм все же мешает, то ставьте дедлайны. Дедлайн — лучшее лекарство от перфекционизма. Иногда и хочется что-то поправить, но текст уже надо сдавать.

Раньше мне было важно, чтобы каждое мое интервью было невероятно сильным: чтобы и тема была заковыристая, и герой интересный, и мои вопросы поражали воображение. Но это невозможно. Тогда я позволила себе временами делать просто хорошие интервью, необязательно сложные. Я перестала превращать свою работу в каждодневный чемпионат, на котором я должна брать призовое место.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Дек 13, 2021
Познакомились с научными исследованиями психологических проблем, с которыми столкнулись журналисты в пандемию
Проведение социально значимых проектов — предмет гордости и для их участников, и для самой газеты «Вести чертковские».

Вам будет интересно: