Несколько верных способов прогневать фотобогов

Преступления дизайна против здравого смысла

Фотография — это такой же журналистский материал, как и текст. У него есть содержание, и когда вы в это содержание вмешиваетесь (а любой объект, размещенный поверх фотографии, — это вмешательство), вы должны четко понимать, зачем вы это делаете и какое новое содержание вы в итоге получаете. Представьте, что ваши фото — это полотна художников, где каждая деталь — часть сообщения: решились бы вы проделать с этими картинами то же, что вы так легко проделываете с фотоизображениями?

 

ПОДПИСЬ ПОВЕРХ ФОТО

Газета «Маяк», Киреевский район. 13 ноября 2014. 27×45 см. InDesign CS4, газетная бумага

На примере вверху подпись (бессодержательная) закрывает части сразу двух снимков (тоже не слишком содержательных, кстати).

Но вы же не будете закрывать кусок статьи плашкой, потому что там «нет ничего важного»? Вы просто отрежете этот кусок. Тогда почему можно закрывать плашкой фото? Или подрежьте снимок, или вообще не ставьте его, если он настолько пустой. В фотографии, как и в картине, все является содержанием: в плохих снимках это содержание может быть случайным, в хороших — так же как в картинах внизу — необходимым. Наложение текста на фото возможно, конечно (например для центральных фотографий первой полосы), но только на крупных снимках без мелких деталей. Не лепите буквы на все снимки подряд: иначе они превратятся из подписей в надписи.

Пьер Франческо Мола (стиль). Леда и Лебедь. Предположительно 1650–66. Холст, масло; Винсент Ван Гог. Звездная ночь. 1889. 73,7×92,1 см. Холст, масло

 

Заголовок на изображении

Леонардо да Винчи. Портрет госпожи Лизы Джокондо (Мона Лиза). 1503—1519. 76×53 см. Доска (тополь), масло

Заголовок, оказавшись на фото, начинает с ним взаимодействовать. Он становится частью изображения, и это уже другой снимок, другая иллюстрация. Скорее это уже что-то вроде постера, то есть другая сущность. Постеры возможны и даже в некоторых случаях эффектны, но именно что только в некоторых случаях: например, когда фото специально снято под такую верстку (в композиции есть свободное место для заголовочного комплекса), фото большое и / или оно стоит как своеобразный анонс-«открытка» на первой полосе. В общем случае, избегайте ставить заголовок на фото. А если делаете, то пусть это будет редко и осмысленно, чтобы итоговый «постер» добавлял новые качества материалу, а не вызывал вопрос: «Зачем они прилепили ей буквы на лоб».

 

ПОВОРОТЫ СНИМКОВ

Газета «Московский комсомолец», Москва. Белочка по имени Глюк. 31 марта 2010. Газетная бумага. Коллаж на основе фото Julie Kertesz, Flickr

Первый вопрос, который вы себе должны задать, — зачем? Если вы приходите в музей, а там картины висят наискосок, то первое, о чем вы подумаете: «Ну, наверное, этим что-то хотят сказать, это какое-то художественное послание». А если вам ответят «ну, нам просто кажется, что так как-то покрасивее», то вы в этот музей больше не пойдете. Наверное.

 

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ОБТРАВКОЙ

Газета «За изобилие», Россошанск. 23 мая 2012. 29,7×42 см. Газетная бумага

Запомните, когда вы обтравливаете фотографию, вы ее убиваете как документ и превращаете в элемент оформления: она как бы уже находится вне обстановки, вне пространства и времени. Поэтому (если «недокументальность» — это не тот эффект, которого вы хотите добиться) никогда не используйте этот прием для фото про события, в репортажах, актуальных интервью. Обтравка полезна, а иногда и нужна, когда 1) вам нужно показать какие-то предметы и людей безотносительно обстоятельств их съемки (например, в разного рода каталогах), 2) вы ставите портрет человека только чтобы визуально «назвать» его, идентифицировать для читателя, а ни сама история, ни ее обстоятельства никак с этим изображением не связаны (типичная ситуация: вы публикуете какую-то реплику публичного человека, а фото берете архивное, снятое в ситуации, не имеющей отношения к данной реплике).

 

КОЛЛАЖИ ИЗ СНИМКОВ

Газета «За изобилие», Россошанск. 23 мая 2012. 29,7×42 см. Газетная бумага. Иван Иванович Шишкин Рожь. 1878. 107×187 см. Холст, масло. И Эдвард Мунк. Крик. 1893. 91×73,5 см. Картон, масло, темпера, пастель

Если накладываете фотографию на фотографию, вырезаете одно изображение и ставите его поверх другого, то вы в итоге получаете коллаж. То есть ни один из снимков уже не является документальным, репортерским, а в результате появляется другая сущность, продукт торопливого рукоделия — аппликация. Коллаж как графический метод возможен и в произведениях некоторых художников достигает высот, но вы уверены, что у вас есть этот талант? Одно изображение, наложенное на другое, — это единая иллюстрация. Что нового скажет эта иллюстрация, чего не могли бы сказать фотографии, поставленные по отдельности? 

Заходная иллюстрация: shutterstock.com Примеры: из архива автора
Сообщить об ошибке
Июл 16, 2018
Где и как просить деньги на журналистику
Воспрянут все прочие источники информации
Отечество осталось. А пророка больше нет