Мы решили всерьез заняться соцсетями. Пьеса

Типичные ошибки редакций по работе с соцсетями — в формате пьесы

2018 год ознаменовался кризисом взаимоотношений между прессой и Фейсбуком.  Первые считают, что их обделяют аудиторией; второй — что медийщики думают только о себе. Истина, как всегда, где‑то посередине. Представим, какие диалоги происходят в редакции,  которая решила серьезно заняться соцсетями.

Главред: Что-то трафик у нас совсем не растет. А все кругом говорят, что точка роста — в соцсетях. Давайте развивать соцсети!

СММщик: Отличная, свежая идея. Кстати, почему бы нам не нанять еще одного СММщика?

Главред: На это нет денег. Я попрошу журналиста самого придумывать подводки в соцсетях и комментировать свои же посты.

СММщик: 

Журналист: Я вообще-то сюда устраивался тексты писать, а не статьи коллег комментировать. Не буду ничего делать. Кроме того, зачем нам тогда СММщик?

СММщик: Зачем вам я? Ну давай, расскажи, как ты будешь ретеншн повышать через ретаргетинг на бирже.

Журналист: Шуяргетинг. Если ты такой умный, почему у нас сайт не растет?

СММщик: Это не я, а Цукерберг виноват. Он постоянно охваты понижает.

 

Тем временем где-то в Силиконовой долине…

Цукерберг: Ой, почему так уши сильно горят? Джейн, позови моего старшего мастера по массажу лица, пусть захватит безглютеновый лед для моих ушей.

Джейн: Он уже идет. Вы, Марк, в последнее время вообще какой-то нервный. То футболку навыворот наденете, то вот уши горят.

Цукерберг: Да понимаешь, люди проводят все меньше времени в Фейсбуке. Кажется, он им надоел. Но мне надо объяснить инвесторам, что это не люди устали, а я так хитро придумал. Ну, типа чтобы дать им возможность жить нормальной жизнью, а не уткнувшись в телефоны.

Джейн: Они все равно уткнутся в телефоны, просто там будет не Фейсбук.

Цукерберг: Да, но это объяснять надо будет еще только через год… А тут еще эти медийщики. Вечно думают, что мы им что-то должны за то, что они размещают у нас свой контент. А ты видела, что они там размещают, Джейн?

Джейн: Ну да, я же постоянно сижу в Фейсбуке, сэр. Но что конкретно вы имеете в виду?

Цукерберг: Они постят там ссылки! Ссылки на свои чертовы сайты, Джейн. Я создавал Фейсбук, чтобы люди могли сидеть и общаться внутри Фейсбука, чтобы им там было интересно, весело и комфортно. И вот на дворе уже 2018 год, а эти идиоты журналисты все еще думают, что Фейсбук — это такой каталог ссылок на их сайты.

Джейн: Действительно странно, сэр. Ведь вы уже даже открытым текстом говорили, что охват у ссылок на сторонние сайты специально понижается. Что нужно публиковать больше нативного контента — видеороликов, картинок, текстовых публикаций.

Цукерберг: Да им все как с гуся вода. Я им даже Instant Articles сделал, чтобы они свои драгоценные тексты могли у нас на платформе публиковать для моментальной подгрузки из ленты. Представляешь, все равно с опаской пользуются — думают, мы им нечестный процент с рекламы отдаем.

Джейн: А вот и ваш безглютеновый лед, сэр.

 

Переместимся обратно в редакцию…

Главред: Слушайте, а может, а ну их и правда, эти фейсбуки, вконтакте… Один геморрой с ними. Давайте попробуем что-нибудь новенькое. Почему бы нам канал в Телеграме не завести?

СММщик: Здрасьте. Их уже никто не читает, каналы эти. Все ждали, когда Дуров добавит наконец-то группировку этих каналов, а он все силы на борьбу с Роскомнадзором грохнул. У меня этих каналов уже штук сто. Я перестал открывать Телеграм, голова болит.

Журналист: Вы что, забыли? Мы уже запускали телеграм-канал год назад. Но потом вы его перепутали с личными сообщениями и всем нашим тремстам подписчикам отправили такой отборный десятиэтажный мат, что потом пришлось всем делать вид, что это фанатский канал, а не официальный.

Главред: А ты помнишь, кому этот мат предназначался?

Журналист: Ну мне… Что, дедлайн нельзя один раз просрочить?

 

Офис Павла Дурова в Дубаи.

Немая сцена. Павел просто делает селфи с обнаженным торсом, попирая ногой масштабную модель главного офиса Роскомнадзора из папье-маше.

 

И снова мы в редакции.

Главред: Ну а если Инстаграм? Понятно, что у нас нет денег на штатного фотографа, чтобы каждый день постить эксклюзивные красивые фотки. Но я где-то читал, что можно развивать Инстаграм как такое окно в жизнь редакции. Типа чтобы подписчики следили за любимым уникальным журналистским коллективом.

Журналист: Гениальная идея. Уверен, многие люди захотят посмотреть на нашу нищету, пятничное пьянство и ежедневную ругань на планерках. Все, чего им не хватает в серых буднях, будет в нашем долбаном реалити-шоу.

СММщик: Можно, кстати, развести. В основные посты будем выкладывать, например, присланные пользователями лучшие снимки из жизни нашего города. А в сторис — жизнь редакции. Они все равно через 24 часа исчезают, не так стыдно потом будет.

Главред: А куда мы будем постить мемы?

Журналист: Это еще что за ересь?

Главред: Ну мемы, мемчики, мемасики. «Мыш кродеться», «спасибо Собянину за европейскую Москву», вот это все…

СММщик: О боже, а я думал, что дна мы достигли, когда делали конкурс детских хокку про посевную.

Журналист: Это что, эти дегенеративные картинки в интернетах? Если вы хоть одну из них вставите в мой текст — увольняюсь. Это же убийство профессии. Примитивизация. Может, нам еще всем читателям принудительную лоботомию сделать? Уф, что-то я расчувствовался, пойду дописывать свой лонгрид про заседание депутатов.

Главред: (не слышит его): Бугага! «Хочю оливье», «Акинфеев такой ногой хоба!» Вот ржака-то!

 

В этот момент в редакцию влетает Проблеск Разума в виде красивой маленькой феи, чем-то похожей на Маршалла Маклюэна и Руперта Мердока одновременно.

Проблеск разума: А почему бы вам не развивать свои сообщества именно как сообщества? Там  же сидят реальные люди, а не цифры из статистики. У них есть свои информационные потребности, они любят посмеяться над хорошими шутками. Им нравится, когда к их мнению прислушиваются. Вас же не спасут сами по себе ни мемы, ни сторис, ни еще один СММщик. Вы должны к своим читателям в соцсетях относиться с уважением в первую очередь!

 

К сожалению, из-за малых размеров Проблеск Разума остается неуслышанным и тихо угасает в отсветах редакционных мониторов.

Журналист сердито стучит по клавиатуре, СММщик откупоривает коньяк, Главред увлеченно скроллит свежие мемасики в тематических сообществах. На город опускается ночь, мрачная и обволакивающая, как ноль на банковском счету редакции… 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Окт 17, 2018
Эстетические амбиции не должны мешать информативности газеты 
Как федеральные СМИ выбирают громкие инфоповоды из региональной жизни
«Социальная газета» решила реализовать проект «Будем жить, не сверяясь с часами».

Вам будет интересно: