Я/Мы — Политковская

13 лет назад была убита обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская

Студент четвертого курса Московского Политеха Артём Распопов —постоянный автор «Новой газеты», материалы которого я всегда с нетерпением жду. И не потому, что он мой студент, а потому, что в них есть то, за что мы любим «Новую газету»: подлинность и честность. В дни памяти Анны Политковской Артем сказал, что она по-прежнему живет в текстах «Новой».


В конце сентября прошлого года я писал про ребят из «бессрочки» (помните, той осенью несколько молодых людей после разгона митинга против пенсионной реформы решили ночевать на улице, объявив бессрочный протест действующей власти). Я тогда на Тверской брал интервью у одного парня лет двадцати — он мне рассказывал про свой многолетний протестный опыт. А после интервью он, улыбаясь, спросил: «Ну что, нет у вас там новой Политковской?». И я почему-то улыбнулся в ответ: «Нет».

Политковская на самом деле по-прежнему живет в текстах «Новой»

Но вот прошел год, и я понимаю, что Политковская на самом деле по-прежнему живет в текстах «Новой». Живут ее интонации — самые тонкие и самые верные. Живут вопросы, которые она ставила перед страной — и на которые эта страна испугалась дать ответы. Живет ее суперспособность запросто называть добро — добром, и зло — злом, не размазывая правду по газетной полосе. В этом смысле я/мы — Политковская.

При этом я всего пару раз слышал, чтобы ее имя звучало в редакции. Там и так все напоминает о ней. И это не ее награды, не портрет в углу под потолком в планерочной и не «Анин сад». Это тоскливое чувство, что кого-то не хватает — и что этот кто-то сейчас придет.

Фото: «Новая газета»
Сообщить об ошибке
Окт 8, 2019
Эксперты дали молодым читателям Mediajobs.ru советы по составлению резюме, портфолио и сопроводительного письма
Больше проектов, хороших и разных, — таков девиз «Тихорецких вестей».
Ева Меркачева, обозреватель «МК», автор материалов тюремной тематики и расследований громких уголовных преступлений, — о том, п

Вам будет интересно: