Теги: 

К практике студентов надо готовить

Каждый год, провожая студентов на практику, я всей душой надеюсь, что там, в редакции, их ждет счастливая встреча, с которой начнется счастливая профессиональная судьба. Но оправдываются такие надежды редко.

Существуют, конечно, редакции, где студентам-практикантам рады, где ими всерьез занимаются, но это скорее единичные случаи — массовыми их никак не назовешь. Прямо скажем, атмосфера в сегодняшних редакционных коллективах, живущих не просто в постоянной круговерти, что привычно, но и в условиях постоянной экономической борьбы за выживание, не располагает к серьезной работе с начинающими.

«Топи котят, пока слепые, чего ты с ними возишься», — сказал мне как-то знакомый журналист по поводу творческой студии юных корреспондентов, которую я вела при городской газете. Он не был злым или агрессивным, и крови ему вовсе не хотелось. Свое неприятие «молодняка» он объяснял тем, что ребята вечно снуют по редакции, путаются под ногами, мешая работать. В ответ всякий раз мне хотелось сказать: «А Вы что, сразу журналистом родились?».

Оно, конечно, раздражает, когда ребята шатаются без дела по редакции или берут задание, исчезают и появляются лишь под занавес практики. И все-таки подобному разгильдяйству есть свои серьезные объяснения.

Первое из них: вероятно, так мы их учим в университетах, так готовим к практической работе, что не появляется у них желания на деле разобраться, что к чему. 

Второе — так, видимо, встречаем в редакциях, так организуем их работу, что, почувствовав себя никому не нужными, они не стараются приобщиться к делу. 

Есть еще и третье объяснение: расхлябанность, нерадивость от природы и воспитания, неумение чувствовать ответственность. Как правило, такой народ — балласт, те, кто по ошибке идет в профессию. Вот их-то практика и должна отсеять. Но для этого требуется, чтобы отчеты о практиках и характеристики писали в редакциях по совести, не формально.

Прежде всего, по-моему, это понимание того, что практика для студента — не только первый опыт профессиональной работы. Не только способ закрепить полученные на занятиях знания. Это еще и возможность уточнить свое представление о будущей профессии, хорошо присмотреться, примериться к тому делу, которое выбрал (будем честны, — не всегда осознанно). Иногда есть резон, пока не поздно, пересмотреть свою судьбу…

К практике студентов надо готовить. Конечно, каждый из них, приходя в редакцию, должен отдавать себе отчет в том, что здесь не пироги пекут и не рассказы пишут. Еще лучше, если он осознал уже, что журналистский текст — вовсе не школьное сочинение. Для того, чтобы его создать, требуются специальные знания и специальные умения. Но одно дело — мысленно представлять все это, и совсем другое — убедиться в этом на практике. Такую возможность молодым людям необходимо дать.

Что же до самих факультетов журналистики, то особых оснований отмахиваться от упреков со стороны редакций у нас нет. Учим многому, но умение создавать журналистский текст — отнюдь не на первом месте в учебном процессе. А ведь для этого требуется не просто грамотная работа со словом. Не просто умение складно писать. Теория профессиональной деятельности журналиста уже в значительной степени сформировалась. Но в ходе обучения на факультетах будущие журналисты чаще всего получают очень приблизительное представление о ней. Как на деле готовить журналистские материалы, мало кто из них знает — потому и пишут, как пишется.

Чтобы отсеять нерадивых студентов, отчеты о практиках и характеристики в редакциях должны писать по совести, не формально

Много лет назад студенты обратились ко мне с просьбой помочь их сокурснику, который попал в сложную ситуацию. Он написал материал о том, что студентам, приехавшим из Казахстана на учебу в Россию (в частности, в Челябинск — дело происходило там), университет не помогает в получении регистрации. Текст опубликовала университетская газета, и он вызвал широкий общественный резонанс. Но не тот, на который рассчитывал автор. В той же самой газете был опубликован гневный ответ представителя ректората по работе с иностранными студентами с упреками в незнании ситуации, автора материала пригласили на беседу к проректору, — словом, взорвалась бомба. Обеспокоенные ходом дел студенты-журналисты пришли ко мне за советом: какую линию поведения лучше выработать?

Разговор мы начали не с выяснения того, кто прав и кто виноват, а с анализа текста, который вызвал столь негативную реакцию со стороны руководства университета. Попытались определить, является ли этот текст журналистским. В ходе коллективного обсуждения пришли к выводу, что это просто письмо в редакцию. Признакам журналистского материала он не соответствовал, технология работы над ним была далека от технологии создания журналистского произведения.

— А что бы изменилось, если бы я написал журналистский текст? — недоумевал автор.

Ответ на его вопрос мы стали искать вместе. Вывод, к которому коллективно пришли, оказался следующим.

Если бы автор осознанно готовил журналистскую публикацию, он, прежде всего, попытался бы выяснить причины происходящего. Исследуя ситуацию, он рассмотрел бы ее в контексте стоящей за ней общественной проблемы. А для этого ему потребовалось бы изучить нормативные документы, собрать данные, которые бы свидетельствовали о том, что отсутствие регистрации является бедой для многих иностранных студентов. Журналист встретился бы с представителями руководства университета и постарался выяснить истоки сложившейся ситуации, обсудить возможные варианты выхода из нее. Вот тогда материал, появившийся в газете, выглядел бы убедительно и смог бы подсказать студентам, оказавшимся в подобной ситуации, как действовать, а, значит, помог бы им. Да и конфликта с руководством университета удалось бы, скорее всего, избежать.

Сейчас автор злополучного материала и его однокурсники уже закончили университет. Хочу надеяться, что они обрели самостоятельный путь в журналистике. Наверное, многие из них уже сами принимают в редакциях практикантов. Мне очень хочется думать, что урок, который дала нам тогда жизнь, пригодился не только в их работе, но и в отношениях к тем, кто идет за ними.

Заходная иллюстрация — shutterstok.com
Сообщить об ошибке
мая 31, 2018
Отечество осталось. А пророка больше нет 
СМИ учатся показывать рекламу под настроение, которое сами же и создают
Речевые клопы и СМИ как источник заражения