Как меняется профессия журналиста

Катализатором каких изменений стала пандемия и где реализовать себя журналисту

То, что пандемия оказала значительное влияние на рынок труда, — уже общее место. Пожалуй, нет ни одной сферы деятельности, где бы после введения ограничений в марте 2020 года не начались изменения в структуре и форме занятости людей.

Цифровизация и новые технологии, которые в допандемический период входили в нашу жизнь эволюционно, стали революционно внедряться на рынок труда. Удаленная и комбинированная работа оказалась нормой жизни для СМИ любых форматов — от крупнейших федеральных холдингов до районных газет. Сокращение штата, офисных площадей, затрат на канцелярию и документооборот, организация удаленного доступа и онлайн-взаимодействия — задачи, которые за последний год решали почти в каждой редакции.

Но СМИ — особенный продукт. Для издания главное не только правильно выстроить «удаленный» рабочий процесс, но и не потерять контакт с читателем, не подорвать его лояльность и не обмануть надежды.

Storytelling, рассказывание историй, — ключевой компонент того, что делает нас людьми. И сегодня у издателей есть множество способов общаться с читателем с помощью контента. Но по мере развития технологий каждый издатель сталкивается с новой проблемой: как адаптироваться к меняющимся ожиданиям, сохранять или увеличивать скорость и объемы выдачи контента, как и где дистрибутировать созданные материалы.

В то время как требования к контенту выросли, рабочие процессы и подход к инструментам зачастую остались прежними.

Еще пару лет назад в ответ на запрос «новые профессии в медиа» интернет относил к таким работу SMM-менеджера, объясняя, что это человек, который занимается продвижением медиа через социальные сети; веб-дизайнера — отвечает за внешний вид онлайн-СМИ или сайта газеты; автора подкастов — ведущий аудио- или видеоэфиров на определенную тему… Уже сегодня эти «объяснялки» вызывают улыбку, ведь все это стало рутиной, а круг обязанностей таких специалистов гораздо шире обозначенного.

Профессии в медиа с каждым днем становятся сложнее и интереснее. Чего стоит хотя бы позиция «продюсер смыслового поля», которая уже сейчас в том или ином виде появляется в редакциях. Это гораздо больше, чем выпускающий редактор или ответсек: человек должен отвечать за формирование общей картины мира у читателя и в соответствии с ней направлять формируемые медиапотоки.

Уходит в прошлое производство контента, в котором отсутствуют структура и четкость. Новый способ мышления: «оркестровка контента» (сontent orchestration). Это люди и инструменты, работающие вместе для планирования, создания, управления и распространения контента, что приводит к повышению эффективности, четкости рабочих процессов, возможности управлять активами, совместно использовать и защищать материалы и ресурсы, а также распространять их по каналам.

Какими навыками, кроме базовых журналистских и так необходимых надпрофессиональных, которые помогают решать жизненные задачи (так называемых soft skills), должен обладать мега-мозг — дирижер оркестра? Учат ли этому в университетах, думают ли об этом методисты в магистратурах? Пока эти профессиональные стандарты вырастают внутри медиахолдингов, из потребностей рынка и вечной гонки за первенство между СМИ. Хотя вузы тоже понимают: профессию журналиста ждет полная трансформация в течение 3–5 лет, и откладывать реформу учебных программ больше нельзя. Иначе все старания профессоров и доцентов уйдут в топку.

Уже сегодня студенты факультетов журналистики не видят себя в традиционных медиа. В прошлом году на семинаре в РГГУ я предложила студентам 4-го курса придумать свой медиапроект, не ограничивая фантазию деньгами или количеством сотрудников… В результате домашней работы на свет появились Telegram- и TikTok-каналы, группа «ВКонтакте» и страница в Instagram. Для поколения Z это действительно вполне себе медиа — охватные, с высоким вовлечением, с большим потенциалом для монетизации. А предыдущим поколениям (к которым часто принадлежат руководители СМИ) до сих пор все это кажется чуждым и странным.

Удаленка и цифровые технологии еще раз дали понять молодому специалисту: ты можешь реализоваться в журналистике без больших СМИ! Поэтому молодежь часто предпочитает коллективному редакционному труду самозанятость с миграцией в смежные профессии: в менеджеров по контенту, в образовательные проекты, в продюсирование сторис и т. п. Это дает свободу и приносит больше денег. Конечно, при наличии самоконтроля, ведь дома над тобой не стоит редактор с дедлайном. И здесь мы возвращаемся к тем самым soft skills, которым молодой специалист должен быть наделен от природы, ибо в вузе такие навыки пока не прививаются.

Журналисты со стажем также гораздо чаще стали уходить в самостоятельные проекты. И это мировая тенденция. Почти все крупные холдинги подсушили штат, но уволенные журналисты просто завели свои медиа. Больше нет смысла держаться за чужое, пусть и крупное, СМИ — проще сделать свое. Вне зависимости от места дислокации самого журналиста.

ЧЕГО СТОИТ ХОТЯ БЫ ПОЗИЦИЯ «ПРОДЮСЕР СМЫСЛОВОГО ПОЛЯ», КОТОРАЯ УЖЕ СЕЙЧАС В ТОМ ИЛИ ИНОМ ВИДЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ В РЕДАКЦИЯХ. ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ОТВЕЧАТЬ ЗА ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕЙ КАРТИНЫ МИРА У ЧИТАТЕЛЯ

В целом удаленная история привела к тому, что в условиях дистанционной работы более активными стали региональные коллеги, теперь они составляют серьезную конкуренцию столичным журналистам, корректируя (увы, в сторону снижения) доходы москвичей и питерцев.

Самыми востребованными в последние годы были и будут IT-специалисты, веб-дизайнеры, тестировщики, интернет-маркетологи, аналитики. Сюда добавляются и новые профессии: архитекторы данных, цифровые лингвисты, дата-аналитики — те, кто владеет технологиями, готов к освоению новых компетенций и постоянному саморазвитию в условиях изменений.

Все так. Слова, существующие в виртуальном мире, можно создавать дистанционно. Управлять ими также можно на удаленке. Но остается большой вопрос — что делать тем, кто до сих пор вынужден трудиться в мире физическом, реальном. Например, типографиям, где все выше и выше спрос на квалифицированный рабочий персонал. На удаленке его не обучишь, печатную машину удаленно (пока) не обслужишь.

Из-за недостатка (или отсутствия) квалифицированных печатников на рынке труда в типографиях на должность «ученик печатника» принимают людей, ранее не связанных с полиграфией, и обучают в процессе работы. Нюансов много: время выхода на тираж, понимание процесса печати, «растискивание» и его компенсация… Все это непросто — действующие печатники и так на разрыв, нужны специальные профессиональные программы, решения и квалифицированные кадры сверху. А то в итоге может случиться как в анекдоте:

Идет директор типографии по печатному цеху. Видит, печатники ковыряются у машины, вместо того чтобы печатать газету. Подходит выяснить, в чем дело:

— Почему не печатаете?

— Приладку делаем…

— Приладку потом сделаете, а сейчас печатайте!!!

А куда пойти киоскерам массово закрывающихся киосков прессы? Видимо, в курьеры. Меняется субкультура, сегодня очередь за газетой у метро — уже анахронизм, растут подписки на печатные СМИ через маркетплейсы, Wildberries, Ozon и другие расширяют линейки изданий.

Еще в 2019 году в докладе Всемирного экономического форума (WEF) было сказано, что до 2022 года роботы уничтожат 75 млн рабочих мест в мире и создадут 133 млн новых. И, похоже, все уже случилось — пандемия послужила катализатором.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Авг 17, 2021

Рассказываем о платформе «Сила слова»
Интервью с автором и редактором издания «Люди Байкала»
Приемы, которые сэкономят медиаменеджерам силы и время

Вам будет интересно: