Как работает расследовательское медиа «Проект»

ЖУРНАЛИСТ поговорил с сотрудниками «Проекта»

 

Российское расследовательское медиа «Проект» появилось в 2018 году и уже успело выпустить расследования о многих высокопоставленных людях. ЖУРНАЛИСТ поговорил с сотрудниками «Проекта» и узнал, как слежка за голубями поможет подготовить материал, почему чем выше должность чиновника, тем безопаснее журналисту, под которого он копает, к чему может привести годовое изучение Росреестра и где записывать подкаст, если нет своей студии, но очень хочется.

 

ФАНОВОЕ ОСУЖДЕНИЕ И ТЕМЫ ПОД НОГАМИ

В 2018 году бывший редактор телеканала «Дождь» Роман Баданин окончил Стэнфордский университет. В  Москву ж урналист вернулся, а к прежней должности — нет. Вместо этого он решил основать собственное медиа, посвященное расследованиям. В редакцию позвал коллег — Марию Жолобову и Михаила Рубина, с которыми работал еще на «Дожде». «И вот мы ушли с  телеканала. Ушли к себе домой, потому что офиса у нас нет. Рома обещал, что это будет расследовательское медиа без привычного всем фона, когда все просто копипастят друг у друга новости. А еще говорил, что появится возможность долго работать над одной темой без погони за инфоповодами. Звучало фантастически. И это правда так», — рассказывает Мария Жолобова, один из главных расследователей «Проекта».

Действительно, позволить себе выпускать по одному материалу в неделю и не создавать новостного контента, на котором можно делать быстрый и дешевый трафик, в современной экономике внимания могут позволить себе лишь издания, у которых есть магистральный владелец или инвестор, который играет вдолгую.

Из-за учебы в Стэнфорде Баданина подозревают в том, что «Проект» финансируется американскими структурами. Например, Федеральное Агентство Новостей (ФАН), которое ряд российских и иностранных изданий связывают с близким к Владимиру Путину предпринимателем Евгением Пригожиным, выпустило целое расследование на эту тему. Там утверждается, что Баданина завербовали спецслужбы США, которые теперь вмешиваются в дела России через «Проект». В редакции «Проекта» о финансировании говорить не захотели. Рекламы на сайте и в соцсетях издания нет (и в ближайшее время не планируется, говорит Жолобова), плату за цифровую подписку оно также не взимает. Медиакита на сайте не нашлось.

За почти два года существования медиа выпустило больше 62 материалов, почти все из них посвящены крупным и не очень чиновникам. При этом, по словам заместителя главного редактора Елизаветы Сурначевой, редакция не ограничивается только ими во время поиска тем: «Это деление условное, но бывают темы трех видов. Первый — это когда происходит что-то, что все сразу же обсуждают. Начинаешь думать, как про это сказать больше, чем остальные. Второй вид я для себя называю «под ногами валяются»: идешь ты по улице и вдруг видишь голубя. Сразу появляются мысли вроде «интересно, а ведь в городе миллион голубей, никто за их разведением и популяцией не следит, а почему так?». Ищешь, копаешь, понимаешь, что есть незанятая ниша, а значит, можно развернуться. Одна из таких тем у нас — про наркотики в Даркнете. О них все слышали, но никто так хорошо и не разобрался. Этот материал, кстати, до сих пор один из самых охватных на сайте. А третий вид — когда в том материале, который уже вышел, находишь еще одну ниточку и тянешь за нее, чтобы добыть новый текст».

 

И ДОЛЬШЕ ВЕКА ДЛИТСЯ ГОД

Подобным клубком для появления новых текстов стала карта расселения рублевских обитателей «Шоссе в никуда», которую подготовили Мария Жолобова, Даниил Сотников и Роман Баданин. «Это была идея Романа. Он давно хотел заняться картой, а я в один момент сдала заметку, а новой темы пока не было. Вот тогда мы и решили, что пора. Весь следующий год изучала публичную кадастровую карту Росреестра: брала выписки на дома, поселки, в которых они расположены. Потом нужно было все выписки обработать и понять, кто собственник, в документах ведь стоят просто фамилии. Изредка попадались говорящие имена, но чаще — родственники, и требовалось выяснить, кто, с кем и как связан. Это было непросто не только из-за того, что Росреестр — вещь ненадежная и постоянно ломается, но и чисто психологически — устаешь от длительной работы над одной и той же темой», — делится Мария.

Но результат себя оправдал — все последние темы Жолобовой строятся на людях, которые упомянуты в карте Рублевки, хотя изначально тот материал не был рассчитан на то, чтобы стать настолько долгоиграющим. Например, во время изучения выписок журналист нашла участок в 250 соток, принадлежащий Марии Амаффи, о которой журналисты раньше ничего не слышали. Из этого получился материал «Запах женщины. Расследование о красивой, но тайной жизни друга Игоря Сечина», подробнее о нем можно прочитать ниже.

 

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я ИЗ «ПРОЕКТА»

Для заместителя главного редактора Елизаветы Сурначевой приход в «Проект» в 2019 году дал понять, что репутация журналиста значит больше, чем репутация медиа: «Я привыкла сотрудничать с крупными СМИ, где бренд работает на тебя, — «Коммерсант», BBC. Было страшно: как же так, новый малоизвестный проект, придется всем спикерам рассказывать, что мы такое. Оказалось, это был лишний страх. Если текст хороший, если журналист вызывает доверие (а у нас работают люди, известные на медиарынке), то цитировать, читать и давать комментарии все равно будут».

Еще одно отличие «Проекта» от крупных СМИ — в небольшом штате. К примеру, во время работы на BBC Елизавета привыкла к тому, что к работе над материалом, упаковке и способам его распространения можно привлечь многих людей. В «Проекте» такой возможности нет — здесь работают всего 11 сотрудников. Каждый журналист должен уметь все то, что в крупных изданиях обычно выполняют несколько специалистов.

 

МАНХЭТТЕН В ПРЕДЕЛАХ САДОВОГО КОЛЬЦА

Одна из таких задач — продумывать, как переупаковать текст в видео (все последние расследования «Проекта» выходят сразу в двух форматах). Если у журналиста это не получается, на помощь зовут коллег из других медиа.

Так, для создания видео «Расследование о том, как связаны «Роснефть» и Amaffi, самые дорогие духи в России» медиа пригласило Ольгу Гладышеву, с которой редакция знакома еще по «Дождю». Получилось видео, которое рассказывает о невероятной щедрости, на которую способен влюбленный чиновник, с аллюзией на «Завтрак у Тиффани» и видами Балашихи. Аудитории работа понравилась — 13 тысяч лайков на 193 дизлайка и почти 260 тысяч просмотров. Как отмечает автор расследования Мария Жолобова, чтение комментариев на YouTube — «guilty pleasure» (постыдное удовольствие), потому что позволяет убедиться в том, что у медиа уже есть свои поклонники, которые ждут новых расследований.

На материалы «Проекта» часто ссылается оппозиционный политик Алексей Навальный, но это не всегда идет на пользу медиа. Иногда редакция получает злобные комментарии пользователей, которые не разобрались, кто кого цитирует. Люди пишут: «А зачем вы крадете темы у Навального?!»

 

ПИСЬМА СЧАСТЬЯ И СОВМЕСТНЫЕ ПРОГУЛКИ

Как заметила Мария Жолобова , чем выше должность у человека, о котором они пишут, тем меньше вероятность, что с автором что-то случится. Скорее всего, такие люди просто не обратят внимания на очередное упоминание своей персоны. Кроме, конечно, главы «Роснефти» Игоря Сечина, который то и дело подает на российские медиа в суд. Но когда журналист берется за нишевую историю вроде похоронного бизнеса, о котором писал Иван Голунов (а потом ненадолго попал в СИЗО по ложному обвинению в распространении наркотиков), вероятность неприятной встречи с участником расследования увеличивается в разы.

Герои материалов «Проекта» тоже ревностно реагируют на публикации о себе. Недавно, например, за петербургским корреспондентом-фрилансером устроили слежку, другим высылали угрозы. Бывали ситуации и хуже — однажды в дом родителей журналиста Михаила Рубина пришли неопознанные люди с камерами и вопросами вроде: «А вам не стыдно, что ваш сын предает родину?» Кто это был, осталось неизвестным, хотя Михаил и написал заявление в полицию.

 

ДОБАВОЧНЫЙ ФОРМАТ

С началом пандемии COVID-19 новую жизнь в «Проекте» получили подкасты. Этот формат и раньше появлялся на сайте — сопровождал тексты наряду с видео и фотографиями. Первым материалом «Проекта» стал рассказ о серийном убийце Валерии Зильберварге, вышедшем на свободу намного быстрее, чем должен был, из-за бюрократических проволочек, связанных с распадом СССР. Материал опубликовали вместе с подкастом на эту же тему. В подкасте Петр Рузавин, один из корреспондентов «Проекта», ищет этого убийцу, находит, а потом берет у него интервью.

Еще один пример — подкаст-путеводитель по тюрьме «Лефортово», составленный по комментариям бывших сидельцев, их родных, адвокатов и правозащитников, который вышел вместе с материалом об истории московского следственного изолятора.

 

ПОДСТОЛЬНЫЙ ВЫПУСК

Команда быстро поняла, что в формате подкаста можно рассказывать истории, которые не связаны напрямую с текстами на сайте. Поэтому когда единственной сотруднице видеоотдела «Проекта» Соне Гройсман пришлось самоизолироваться, та решила запустить подкаст про пандемию: «Когда и у тебя, и у твоих потенциальных героев нет возможности выходить из дома и что-то записывать, на помощь приходит формат подкаста. Его можно записывать и из дома — я, например, забиралась под стол и там включала диктофон. Первое время извинялась перед слушателями за неполадки со звуком, но полу чила много комментариев со словами поддержки».

Подкаст «В эпицентре» Соня посвятила врачам, которым первыми пришлось столкнуться со всеми событиями пандемии. К началу апреля, когда подкаст запустился, в Италии, США и других странах дневники медработников стали новым, но уже устоявшимся жанром, а до России еще не дошли. К тому же открыто говорить обо всех проблемах, которые принес в жизнь специалистов вирус, у нас еще боялись: «В первые недели пандемии единственным спикером от российского здравоохранения был Денис Проценко, хотелось дать высказаться другим врачам», — делится Гройсман.

Сначала эпизоды подкаста выходили раз в неделю. Из-за этого, как отмечает Соня, приходилось сильно спешить. Чтобы не сойти с ума, через четыре выпуска от старта команда «стала нарушать главное правило подкастеров» и публиковать подкаст нерегулярно. Буквально через пару выпусков «Apple подкасты» взяли «Проект» в свою подборку «новое и интересное». Почти сразу после этого его стали рекомендовать и другие платформы: «Яндекс.Музыка» и «ВКонтакте». Цифры последних прослушиваний в редакции еще не проверяли, но у первых выпусков их было около 15 тысяч. Хоть «В эпицентре» и посвящен пандемии, его выпуск пока не собираются прекращать. Даже если, по официальным цифрам, зараженных становится все меньше, для врачей еще ничего не заканчивается, а значит, для подкаста тоже. 

 

Иллюстрации: «Проект»
Сообщить об ошибке
Июл 20, 2020
Нынешний год для газеты «Выксунский рабочий» особенный: в августе она преодолеет вековой рубеж.
Студентка ВШЭ — о работе в журнале DOXA, акциях в поддержку арестованных студентов и помощи во время пандемии
Опыт The New York Times говорит о том, что СМИ может успешно существовать в основном за счет подписки, а не рекламы

Вам будет интересно: