Проектное обучение журналистов буксует в России

Сравниваем работу над проектами студентов в России и за рубежом

В прошедшем учебном году мне обостренно захотелось так организовать процесс обучения, чтобы будущие журналисты не просто получили сумму знаний по предмету, а освоили дисциплину черед проектирование своей деятельности. Первокурсникам я предложила сделать лонгрид об истории здания на Садово-Спасской улице в Москве, где расположен факультет издательского дела и журналистики Московского политехнического университета.

В ходе работы студенты разделились на группы: одни должны были собирать информацию, другие делать запрос в архивы и искать фотографии, третьи проводить интервью и опросы на улице, четвертые писать сценарий и редактировать тексты. Планов было громадье, но работа не спорилась. Ребята сетовали на то, что не могут договориться друг с другом об обязанностях или хотя бы просто встретиться и обговорить задачи. У всех было что-то важнее, чем обсуждения, что уж говорить про сам проект.

Когда зачет был уже не за горами, мои студенты заметно активизировались.  Работая над лонгридом, они стали открывать интересные факты из истории здания, которое до революции 1917 года принадлежало Савве Мамонтову. «Мы онемели. Перед нами был флигель конца 19 века, такой же значимый, как и все здание», — делились они своими находками.

кому-то был нужен зачет, а кому-то лонгрид

После доработки и технической поддержки лонгрид был опубликован на сайте ЖУРНАЛИСТА. И хотя в анонсе первокурсники написали, что это был бесценный опыт их совместной работы, единой командой они не стали. Я говорю об этом, потому что после получения долгожданного зачета по предмету, студенты практически всей группой «отвалились». Завершали работу над лонгридом Маргарита Хасанова и Дарья Ганс, которые из солидарности с группой постеснялись даже написать свои фамилии в анонсе.

Готовность лонгрида к публикации на сайте журнала мы с девчонками обсуждали уже после сессии, летом. Я хвалила своих молодых коллег за их отношение к будущей профессии и ставила их в пример всей группе, а они, немножко смутившись, сказали: «У каждого были свои интересы: кому-то был нужен зачет, а кому-то лонгрид».

В этом сентябре судьба продолжила испытывать меня на готовность заниматься проектами. Приехала со стажировки Дарья Перкокуева, которая весь весенний семестр проучилась в Штутгартском университете медиатехнологий (Германия). Она поделилась своим опытом работы над проектом «LivableCities» («Города для Жизни»).

 


Суть проекта — предложить варианты создания комфортной, безопасной и благоприятной городской среды для человека без ущерба для экологии и бюджета. Удобные, безопасные, экологичные — вот какими должны быть города будущего.

Инфраструктура, культура, безопасность, здравоохранение, образование — пять основных тем, данных студентам для работы над проектом. Самое сложное — придумать идею, которая не будет похожа ни на что другое. А по теме безопасности это особенно трудно, когда, казалось бы, придумано уже все возможное, чтобы человек не боялся выходить на улицу или, например, садиться в самолет.

Для того чтобы нам, студентам, было проще собраться с мыслями, был организован семичасовой семинар. Мы рисовали схемы, открыто высказывали свое мнение, дополняли идеи друг друга, задавали вопросы. Мы были предоставлены сами себе, но имели рядом человека, который в любой момент мог помочь и направить.

Преподаватель поставил перед нами четкие задачи — определить целевую аудиторию (начиная с возраста, и заканчивая их одеждой) и их нужды, разобраться, какие необходимо применить методы исследования, выявить предполагаемое место и время, где и когда наш продукт, то есть результат проекта, будет полезен и актуален.

Постепенно отвечая на все эти вопросы, углубляясь в тему, мы все больше понимали, что и, главное, для кого хотим сделать. То есть мы работали, словно по схеме: по порядку отвечая на простые вопросы, в итоге получаешь полноценный ответ на сложный вопрос. Результат такого мозгового штурма перерос в идею, разработку которой мы и представили как проект.

Наш продукт — прототип мобильного приложения «MOFE» (от «move» — двигаться + «safe» — безопасный), предназначенный для безопасного пути домой в темное время суток. Много студентов, путешественников вынуждены добираться домой ночью в одиночестве, простаивать на остановках в ожидании транспорта, тратить большие суммы денег на такси. MOFE — это возможность найти компанию, чтобы путь домой превратился из оглядывания по сторонам в приятную прогулку или поездку на такси.

Если кратко и без подробностей, то люди находят друг друга в приложении, договариваются о встрече — и вот, идти вдвоем домой уже не так страшно. Регистрация производится по паспортным данным, никто другой не может отслеживать ваше местоположение, а в случае опасности — всегда можно послать сигнал в полицию или родным с помощью кнопки «Panic». Вторая основная функция — это такси, которые включены в систему городского транспорта. Так называемый «CabSharing», работающий по принципу Uber. Только в машину садится не один человек, а несколько, и они делят стоимость поездки между собой. Это экономит деньги, и пассажир не остается один на один с водителем. Актуально, например, для ребят, возвращающихся домой с вечеринки.

Приложение содержит множество других добавочных функций, обеспечивающих безопасность и удобство использования. Например, есть карта, профиль, оплата-онлайн такси и так далее. Но мало было просто придумать, необходимо было еще реализовать. Первое, что мы сделали, это провели наблюдение: ночью отправились на одну из остановок, где сосредоточены все виды общественного транспорта: метро, трамвай, автобус и такси. Считали количество людей, которые ждут свой транспорт по 30-40 минут, определяли их примерный возраст и цель поездки в позднее время. Это наблюдение помогло нам понять, что наш проект будет актуален в Штутгарте, потому что не один и даже не десять человек провели на остановке достаточно много времени в ожидании.

Следующим этапом было проведение групповой дискуссии. Мы собрали в здании университета восемь человек, которые подходили под наши определения целевой аудитории: это были студенты от 17 до 30 лет, живущие не в центре города и вынужденные долго добираться до дома от вуза или от места работы. Необходимо было определить, нужен ли будет наш проект потенциальным клиентам. Большинство из присутствующих, оценив прототип и послушав про возможности приложения, согласились с тем, что такой продукт облегчит жизнь тем, кто действительно боится находиться на улице ночью в одиночестве.

Мы даже рисовали идею своего проекта на салфетках, чтобы научиться кратко выражать свои мысли

С помощью опроса они поделились своими мыслями о проекте, предложили добавить и новые функции. Обработав результаты наблюдения и групповой дискуссии, мы приступили к подготовке презентации для инвесторов. На занятиях нам подробно рассказали, как должна выглядеть бизнес-презентация проекта, как привлечь покупателей и как продать свой продукт. Мы даже рисовали идею своего проекта на салфетках, чтобы научиться кратко выражать свои мысли, отсекать побочные детали и делать упор на то, что может заинтересовать. Преподаватель просил отчетность каждого шага и давал обратную связь, направлял и предлагал свои идеи, если это было необходимо.

Нам дали задание, дали возможности и инструменты для его выполнения. Мы самостоятельно проводили все исследования, постоянно обсуждали и корректировали уже готовые части проекта. С нас требовалось соблюдений четких дедлайнов, которые мы сами устанавливали, и дисциплина в группе. Преподаватель каждую неделю просил краткую устную отчетность о проделанной работе. Как ни странно, работали мы быстро, потому что все были заинтересованы в этом. В течение месяца мы готовили финальную презентацию, постоянно что-то меняли и в итоге получили продукт, который было не стыдно представить.

Были и минусы: контакт с группой из Амстердама, которая работала по той же теме, налажен не был. Инвесторы выслушали нас, указали на недоработки и предложили варианты решения проблем. Это был только первый шаг к реализации нашей идеи. К сожалению, дальнейшая судьба проекта мне пока не известна, так как я уже покинула Штутгарт.


 

Выслушав рассказ Даши, я поделилась с ней своим опытом работы со студентами над лонгридом. Мне было важно найти ответ на вопрос, почему у нас не получилось, как у немецких студентов. Ответ Даши прозвучал как приговор: «Для немецких студентов учеба — это настоящая мотивация к дальнейшей работе и к личностному развитию». Получается, что успех слаженной работы немецких студентов был в том, что им, прежде всего, нужен был не зачет, а проект.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Сен 16, 2019
5 декабря в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь» состоялась церемония открытия «Артдокфеста».
О своем отношении к самоцензуре — Леонид Никитинский
«Я не участвую в войне. Война участвует во мне»

Вам будет интересно: