Красный крест: делать и/или говорить?

Рассказываем, как в результате успешной PR-кампании появилось Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца

Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца, которое за почти 160 лет своего существования охватило практически все страны мира и насчитывает почти 100 миллионов сотрудников и добровольцев, возникло в результате, наверное, самой успешной в истории PR-кампании, развернутой одним человеком — швейцарским бизнесменом Анри Дюнаном.

Случайно оказавшись в июне 1859 г. в окрестностях ломбардской деревушки Сольферино, он своими глазами увидел ужасающие последствия одного из крупнейших сражений австро-итало-французской войны: усеянное трупами поле боя и тысячи брошенных на произвол судьбы раненых.  Представьте, на 9 тысяч раненых приходилось всего 6 французских военных врачей! Анри Дюнан не только сам поспешил на помощь, пытаясь накладывать повязки и как-то еще облегчить страдания несчастных, но смог убедить присоединиться к этим усилиям местных жителей.

Анри Дюнан (1828-1910)
Анри Дюнан (1828-1910)

Об этой страшной оборотной стороне войны Анри Дюнан рассказал в своей изданной в 1862 г. книге «Воспоминание о битве при Сольферино», которая встретила широкий отклик в Европе и о которой братья Гонкуры написали: «Эти страницы наполнили душу волнением… Эта книга заставляет проклясть войну». Однако Дюнан смог не только вызвать у читателей неприятие войны и сочувствие к тем, кто от нее страдает, но и заразить очень многих своей идеей повсеместного создания добровольных медицинских обществ, которые могли бы оказывать помощь раненым во время войн, пользуясь при этом нейтральным статусом. Вокруг Дюнана собралась группа соратников, образовав комитет, который со временем был преобразован в Международный Комитет Красного Креста (МККК).

Анри Дюнан продвигал свои идеи с прямо-таки фантастической энергией: рассылал письма влиятельным и авторитетным людям того времени, правительствам разных стран, лично встречался с официальным лицами и представителями королевских семей. Результат был впечатляющим: Дюнану и его комитету удалось собрать на международную конференцию в Женеве 29 октября 1863 г. 39 делегатов из 16 стран, которые подписали договор, известный как Женевская конвенция и положивший начало созданию Красного Креста.

 

Нарисованный огурец

А что же преемники Дюнана? Как они продолжают защищать и распространять гуманистические идеалы и добиваться того, чтобы люди, пострадавшие во время войн и конфликтов, получали защиту и помощь? Насколько эффективна их PR-работа? Речь идет, прежде всего, о Международном Комитете Красного Креста, который продолжает проводить гуманитарные операции во многих странах мира и содействовать соблюдению международного гуманитарного права. Нужно ли тратить большие усилия и ресурсы на PR-работу, когда они нужны для срочного оказания помощи? О чем может и должна публично говорить такая нейтральная организация, не подвергая опасности получателей помощи и своих сотрудников? 

Когда-то главным принципом МККК в коммуникационной работе было: «Мы говорим о том, что мы делаем. Мы не говорим о том, что мы видим». Но невозможно молчать о страданиях людей, оказавшихся в горниле войны, и порой только сотрудники МККК могут об этом рассказать. Я вспоминаю видеоинтервью в 2017 году Марианны Гассер, тогда главы делегации МККК в Сирии. Она говорила о том, как МККК удалось доставить гуманитарную помощь в находившейся в блокаде район Риф-Дамаск, где ее ждали множество голодных, больных, измученных людей. Они месяцами жили в подвалах, прячась от обстрелов, практически не выходя наружу. Марианна рассказала том, что видела сама, и в память почему-то врезался один маленький эпизод: «Женщина познакомила меня со своей двухлетней дочерью. Она показывала девочки картинки из книжки с изображением овощей: помидоров, салата, огурцов. Ребенок никогда не видел их вживую».

Используя все имеющиеся современные каналы для коммуникации — традиционные и социальные СМИ — МККК, как и другие гуманитарные организации, говорит и том, что он делает для людей в зонах конфликтов и постконфликтных ситуациях, на какие принципы и критерии опирается в своей работе. Это необходимо, прежде всего, потенциальным получателям помощи, чтобы они знали, как, когда и где могут ее получить.

главный принцип деятельности МККК — это нейтральность, а основа мандата — не правозащитная деятельность, а помощь жертвам конфликтов.

МККК также апеллирует ко всем участникам конфликтов, правительствам, дипломатам, широкой общественности для того, чтобы о его работе знали и чтобы ее принимали и понимали власти и население. Иначе невозможно получить безопасный доступ в зоны конфликта, добраться к тем людям, которым срочно нужна помощь. Не последнюю роль играет необходимость достоверно и максимально точно информировать государства, общественность, бизнес-круги о гуманитарной ситуации в зонах конфликтов, о том, в какой конкретно помощи нуждаются люди, чтобы заручиться политической, дипломатической и финансовой поддержкой для гуманитарных операций.

 

Помогут только живые

Журналисты, сталкивающиеся с сотрудниками МККК «в поле», да и обращающиеся в представительства МККК в мировых столицах, порой спрашивают, иногда даже с возмущением, почему МККК, который является хранителем Женевских конвенций и бывает очевидцем жестоких и преступных действий сторон в конфликтах, не свидетельствует о них перед всем миром. Мы же слышим разоблачения, с которыми выступают другие организации, в том числе международные.

Глава делегации МККК В Сирии Марианна Гассер беседует с местными жителями, Сирия, Мадайя, 2016 год
Глава делегации МККК В Сирии Марианна Гассер беседует с местными жителями, Сирия, Мадайя, 2016 год

Не будем забывать, что главный принцип деятельности МККК — это нейтральность, а основа мандата — не правозащитная деятельность, а помощь жертвам конфликтов. Не будешь соблюдать нейтральность — потеряешь доверие сторон и не сможешь доставить помощь тем, кому она жизненно необходима. «Как же так? — не раз спрашивали меня и моих коллег журналисты. — Вы ведете переговоры с вооруженными группировками, которых во всем мире считают террористическими». Отвечая на подобный вопрос корреспондента газеты «Коммерсантъ», Марианна Гассер объясняла: «В Сирии огромное количество оппозиционных групп, они очень разрозненны. Разумеется, мы контактировали с ними, в том числе с «Джебхат ан-Нусрой» (организация запрещена в России). Если бы мы не делали этого, мы бы не смогли добраться до тысяч людей, которым нужна помощь. Более того, эвакуация Алеппо была невозможной без таких договоренностей».

Уникальность МККК состоит не только в его приверженности принципам нейтральности и независимости, но и в соблюдении конфиденциальности в таких крайне чувствительных вопросах, как, например, работа по оказанию помощи и защиты задержанным в связи с вооруженными конфликтами. Этот подход порой вызывает критику и призывы, в том числе в СМИ, раскрыть информацию об условиях содержания таких людей и обращении с ними. Однако опыт МККК показывает, что закрытый и прямой диалог с властями, со структурами, во власти которых находятся задержанные, обеспечивает доступ к ним и дает больше шансов облегчить их судьбу.

МККК говорит открыто о многом и, в первую очередь, о гуманитарной ситуации в странах, охваченных конфликтом. Однако когда речь идет о том, чтобы фиксировать возможные нарушения международного гуманитарного права и противодействовать им, организация должна иметь возможность делать это, соблюдая конфиденциальность, и в форме прямого диалога со сторонами конфликта. Например, в своих пресс-релизах МККК напоминает о правах задержанных, гуманитарных последствиях вооруженных столкновений и положении беженцев, но не выступает публично с конкретными обвинениями в нарушении международного гуманитарного права.

Почему? Потому, что во многих местах, где работает организация, критика и вмешательство извне не приветствуются. Соблюдение конфиденциальности укрепляет доверие, позволяет МККК открывать двери там, где в противном случае они были бы закрыты, и получать доступ к нуждающимся в помощи в местах, куда не могут попасть другие организации.

И такой подход, в том числе во внешних коммуникациях Комитета, работает, и работает достаточно эффективно. Он обеспечивает МККК достаточно широкую поддержку на разных уровнях, в том числе со стороны доноров. Только в 2021 году его бюджет составил более 2,5 миллиарда долларов, что позволило продолжать программы гуманитарной помощи более чем в 100 странах мира.

В заключение хочется еще раз вспомнить замечательную книгу Анри Дюнана, предлагавшего создать общества помощи, которые «получали бы во время войны от враждующих правителей разрешения, облегчающие выполнение их благого дела». В наше время гуманитарным работникам необходима такая же поддержка, в том числе со стороны журналистов. И не только с точки зрения информирования широкой общественности о гуманитарных проблемах, нуждах людей и гуманитарных программах. От журналистов может зависеть и их безопасность: то, насколько все стороны, все государства осознают и выполняют свою обязанность содействовать работе таких организаций, как Красный Крест и Красный Полумесяц, обеспечивать им доступ к нуждающимся в помощи и безопасность, не подвергать неоправданному риску. 

Задача этих организаций — спасать жизни. А мертвый гуманитарный работник не поможет уже никому.


Источник фото: Pawel Krzysiek. Nadia Shira Cohen / MKKK

Сообщить об ошибке
мая 4, 2022

Вам будет интересно: