Редакции хотят. Журфаки могут?

Теги: 

Как поменять модель журналистского образования

Помните, как раньше редакторы, бравируя, любили на публике признаваться в том, что они с неохотой принимают на работу выпускников факультетов журналистики? И что им лучше взять в штат специалиста-отраслевика, который хотел бы стать журналистом? Эх, где бы сейчас найти таких желающих! 

Интернет расставил все на новые места. Любой активный в социальных сетях человек может легко превратиться в известного на всю страну блогера, «писателя», которым он никогда не станет в газете.

Профессия «журналист» вышла из моды, потеряла в глазах молодежи былой блеск и привлекательность. Редакции испытывают дефицит кадров и снова обращаются на факультеты журналистики. Но вот парадокс: там их не очень ждут. Работать по профессии собираются единицы. Куда идем?

 

НАИВНО И РОМАНТИЧНО

В Подмосковье лет десять назад состоялась памятная встреча: деканы лучших факультетов журналистики страны сели за круглый стол с руководителями относительно передовых оте чественных СМИ с целью понять проблемы друг друга. Жалею и укоряю себя, что не получилось тогда договориться. «Высокие стороны» по старой доброй традиции обменялись взаимными претензиями: «не так готовите» — «не о том пишете».

Нет, конечно, тогда мы не опустили руки, а действовали. Издательский дом «Алтапресс» в начале двухтысячных создал на своей базе Школу практической журналистики. Мы добровольно пошли на родной факультет Алтайского госуниверситета и подняли руки вверх: берите с нас все, что хотите. Университет хотел многого. В лучшие времена наши топ-менеджеры проводили для студентов по 18 часов занятий в неделю. «Техника производства и оформления газеты», «Организация работы редакции», «Этические и правовые основы деятельности СМИ», «Медийный маркетинг, исследования аудитории», «Коммуникационный менеджмент», «Основы экономики СМИ» — о чем только мы студентам не рассказывали. Смиренно соглашаясь с этой нагрузкой, тогда думали об одном. Необходимо было создавать конкурентную среду.
 

Ньюсрум. «Алтапресс»
Ньюсрум. «Алтапресс»

Пусть наши бывшие студенты пойдут работать к конкурентам или вообще окажутся по другую сторону баррикад — в пресс-службах, зато мы будем с ними разговаривать на одном языке. Здоровая конкуренция будет развивать региональный медиарынок, все от этого только выиграют. Наивно и романтично? Неэффективно? Как посмотреть. Тогда мы практически решили кадровую проблему, отбирая лучших студентов со второго и третьего курсов и доучивая их на рабочем месте.

 

ПРОТИВОВЕС АКАДЕМИЧНОСТИ

Но вот за что я сегодня переживаю. Мы, к сожалению, снова отстаем. И это отставание заложено в консервативном учебном процессе, в качестве подготовки и составе преподавателей, в сложившихся связях между высшей школой и СМИ. Мир медиа слишком быстро меняется, как тут успевать? Давайте поразмышляем. Здание издательского дома «Алтапресс» напоминает корабль. Сделали так специально: творческая компания должна иметь соответствующий антураж. Когда мы с главным редактором нашей главной газеты «Свободный курс» Владимиром Овчинниковым оказались в Гамбурге, увидели здание, тоже похожее на корабль. Каким же было наше удивление, когда выяснилось, что это штаб-квартира издательского дома «Gruner + Jahr». Здесь расположена одна из лучших школ журналистики в мире — школа Генри Наннена. Ее выпускники — цвет немецкой журналистики, лучшие редакторы германских газет и журналов. Ответ на вопрос, почему они достигают таких высоких результатов, лежит на поверхности — в противовес академичности и размеренности университетского образования здесь сделан акцент на практике и точечной направленной подготовке кадров.

Издательский дом «Алтапресс»
Издательский дом «Алтапресс»

Научить лучшей журналистике

Поступить в эту школу крайне сложно, хотя попасть туда может любой желающий в возрасте от 18 до 28 лет.

Сначала нужно зарегистрироваться в интернете и написать заметку или репортаж на одну из пяти предложенных тем. Из 1500 претендентов отбирают 60 и приглашают в Гамбург. Здесь отбор продолжается. Помимо проверки знаний, претенденты должны написать за определенное время репортаж — три часа на сбор материала и три на написание. Затем собеседование с жюри, состоящим из двенадцати человек. В результате 20 счастливчиков зачисляются в школу.

Их не просто учат бесплатно, но и выплачивают стипендию в размере 761 евро. Программа включает в себя учебную часть, которая длится 31 неделю, а также большую практику — 39 недель.

Во время учебы слушатели тренируют навыки, необходимые в профессии, и осваивают жанры — новость, репортаж, очерк, аналитическую статью, интервью, колонку. Обучение проходит в форме докладов, дискуссий и ежедневных практических упражнений. Практическая часть проходит в четыре этапа в разных редакциях.

ПУСТЬ НАШИ СТУДЕНТЫ ПОЙДУТ РАБОТАТЬ К КОНКУРЕНТАМ ИЛИ ВООБЩЕ В ПРЕСССЛУЖБЫ, ЗАТО МЫ БУДЕМ С НИМИ РАЗГОВАРИВАТЬ НА ОДНОМ ЯЗЫКЕ

Основателями школы, созданной в 1979 году, были Вольф Шнайдер, ее бессменный руководитель, Генри Наннен, главный редактор журнала Stern, и Мартин Фишер, председатель правления «Gruner + Jahr». А теперь главная мысль от Вольфа Шнайдера, ради чего я вспомнил об этой удивительной школе: «Наннен, Фишер и я быстро пришли к единому мнению: школа должна, во-первых, вводить учеников в реально существующую практику журналистики, чтобы ученики уже на первой практике не попадали бы впросак и ничему не удивлялись. Во-вторых, школа должна попытаться научить лучшей журналистике, чем та, которую мы часто наблюдаем на практике, — а именно той, что могла бы выполнять обе свои высшие задачи: информировать граждан и контролировать сильных мира сего». 

 

ОПИРАТЬСЯ НА НАС МОЖНО

И с той, и с другой задачами журналистики дела у нас обстоят, прямо скажем, не блестяще. Но из этого следует только одно — требования к подготовке специалистов для отрасли возрастают. Правда, что сегодня мало кто из практиков в нашей стране сможет создать нечто подобное. Большая часть из нас сейчас сосредоточена на выживании и сохранении рабочих мест — финансов катастрофически не хватает. Но честные попытки были. Я могу вспомнить замечательную летнюю школу «Русского репортера», интересные форматы вовлечения молодежи в журналистику на «Дожде». Наверное, практики сегодня из-за проб лем, связанных с глобальной трансформацией медиаиндустрии, объективно не смогут стать драйверами перемен в образовании, но опираться на нас можно и нужно. 

Юрий Пургин на занятии со студентами
Юрий Пургин на занятии со студентами

В качестве примера — разработанная нами в этом году совместно с преподавателями Алтайского университета магистерская программа «Журналистика, технологии и менеджмент мультимедийной редакции». Она знакомит магистров с тем, что происходит или должно происходить в современной редакции в журналистике, маркетинге, управлении творческим коллективом. Как сегодня редакции можно взаимодействовать с аудиторией, какие форматы применяются на практике и как ими овладеть. При этом мы не забыли о журналистской этике и праве. Все практические курсы, а их большинство, читают и проводят профессионалы.

Модель журналистского образования должна быстрее меняться в сторону более тесного соприкосновения не только с практикой, стандартами профессии, но и в сторону освоения новых технологий. Там, где сегодня достигают впечатляющих результатов, идут именно этим путем. В качестве примера могу привести факультет коммуникаций, медиа и дизайна, где Анна Качкаева творит со своими студентами чудеса. Мультимедийные и трансмедийные проекты студентов сегодня используют крупнейшие художественные музеи страны. Я убеж ден, что в высшей школе должны появляться творческие лаборатории, где будут рождаться новые форматы, которые потенциально могут найти применение в редакциях. Вопрос заключается в компетентности преподавателей, которые эти лаборатории могут сегодня возглавить. Таких в стране немного. Возможно, к сотрудничеству здесь опять-таки придется пригласить практиков.

 

ХРОМАЕТ НА ОБЕ НОГИ

Еще одно направление развития — научная составляющая процесса. Она, как это ни странно, хромает у нас на обе ноги. Кого из серьезных отечественных исследователей с мировым именем в области медиакоммуникаций вы сможете сегодня назвать? Какие русскоязычные прорывные работы в этой области вспомните? А ведь мы вступили в острую фазу трансформации нашей индустрии. Технологии потрясают фундаментальные основы медиамира. Рухнула традиционная бизнес-модель, веками кормившая СМИ. Социальные сети определяют характер и качество медиапотребления. Меняется все, кроме нас с вами. Анализ и теория должны в такой ситуации выходить на передний план. Этого в университетской среде почему-то не происходит. Там по инерции продолжают описывать и обобщать опыт былых времен.

 

КАК В МЕДИЦИНЕ

Чем отличается образовательный процесс у медиков? Непрерывностью обучения. Врач должен постоянно заниматься своим образованием и заботиться о повышении квалификации. Но информационное здоровье нации сегодня так же важно, как и здоровье физическое. Свое образование нынешние редакторы краевых, городских, районных газет, телерадиокомпаний в большинстве своем получили еще в прошлом веке. Их учили тому, чего сегодня нет. Я убежден, что прогресса в отрасли не достичь, если не запустить систему обязательного дополнительного образования сотрудников СМИ. Даже если система начнет продуцировать продвинутых студентов, они с большой вероятностью рискуют попасть в дремучую, архаичную среду, где добрые дяди и тети от журналистики начнут учить их работе по-старому. Возможно, еще и по этой причине выпускники журфаков не рвутся сегодня работать в местных СМИ.

Семинар в Школе практической журналистики
Семинар в Школе практической журналистики

Курсы повышения квалификации на базе аттестованных для этого университетов действующие редакторы и журналисты должны проходить не реже раза в три года. Им точно будет что изучать.

Аналогично с этим не помешало бы ввести обязательную производственную практику для вузовских преподавателей. Возможно, летом. Стажироваться они должны в передовых эффективных редакциях, список которых легко предоставят наши отраслевые ассоциации. Профессор, который сам поработает над лонгридом в составе творческого коллектива, подежурит на выпуске, позанимается распространением своей информации в соцсетях, будет более чем убедителен, рассказывая об этом студентам. Можете поверить: испытано на себе.

…А пока мы латаем свои кадровые дыры, продолжая тесно сотрудничать с университетом. Взяли этим летом и устроили практику для 20 человек. Разбили группу на три команды: новостники, аналитики, репортеры. Через неделю каждая группа меняла свою функцию. Из двадцати такой ритм выдержали двенадцать ребят. Из двенадцати трое получили приглашение поработать в редакции на договорной основе. Тоже ведь результат. 

Фото: Е.Шахова; А. Зайкова; Дмитрий Лямзин
Сообщить об ошибке
Сен 12, 2019
Интересная тенденция выявилась: якобы, растет спрос на качественную, не ангажированную журналистику
ЖУРНАЛИСТ выбрал самое важное из выступлений спикеров и самого исследования
Он один из самых главных, из лучших редакторов XX века 

Вам будет интересно: