Мы продолжаем работать на удаленке. Пьеса

Теги: 

Одноактная пьеса об удаленной работе

 

Работа на удаленке не проходит бесследно для редакций. Пока одни кайфуют от свалившейся на них свободы и повышают свою продуктивность, другие неуклонно движутся в пучину лени и разгильдяйства. Нюансы новой нормальности — в зум-диалоге выдуманной редакции.

Все действие происходит во время планерки в зуме.

На экране появляется главред. Камера установлена так, что показывает его в самом невыгодном ракурсе: снизу вверх, являя миру каскад подбородков и несколько дырок и пятен кофейного происхождения на линялой майке. Главред небрит, неопрятен, лыс, сонлив, вял. У него дергается глаз.

ГЛАВРЕД: Коллеги… Коллеги, вы здесь? Который сейчас день недели?

К звонку подключается замглавреда. Он стоит на коврике для йоги в сложной асане, за его спиной пасторальный пейзаж: деревянная беседка у воды, берега, поросшие густым камышом, плакучие ивы тянут ветви к водоему.

ЗАМГЛАВРЕДА: Сегодня среда, полдень, а это значит, что я уже сделал пятьдесят отжиманий, сорок берпи, пять кругов вокруг дачи, три скворечника и блестящую карьеру хлебопека — все благодаря онлайн-курсам.

К звонку, сладко потягиваясь, подключается СММщица. Судя по антуражу, она лежит в кровати с ноутбуком, одетая в пижаму, украшенную динозавриками.

СММЩИЦА: Ой, простите, я опоздала.

ГЛАВРЕД: Как ты могла опоздать на онлайн-встречу? Тебе же не надо собираться, куда-то ехать, спешить на поезд. Вон даже одеваться и завтракать не потребовалось.

СММщица спешно отключает камеру.

СММЩИЦА: Ну, я… проспала.

ГЛАВРЕД: Ох уж эта новая этика… Так, коллеги, давайте обсудим темы. Путеводитель по Танзании мы уже составили. Гид по выбору домашних беговых дорожек тоже. Полезная инструкция — как отвоевать и удержать место на сочинском пляже — тоже готова.

СММЩИЦА: Может, напишем про перспективы удаленной работы?

ГЛАВРЕД: Перспективы? В смысле?

СММЩИЦА: Ну, что будет, если вот это все — навсегда.

ГЛАВРЕД (с ужасом в голосе медленно повторяет): Вот это все — навсегда-а-а-а?

ЗАМГЛАВРЕДА: А что такого? Вот Google уже продлил удаленку своим сотрудникам до июля 2021 года. По-моему, отличное решение. К этому времени я уж точно открою свою пекарню и школу фитнеса. 

ГЛАВРЕД: Да. Вы правы. В этом точно надо разобраться. Нам нужно исследование — нет, расследование! Что эта вся порнография — точно не навсегда. Надо сходить «в народ», поговорить с людьми — насколько тяжело им дается удаленка. В общем, нужно расследование с элементами репортажа. А то сколько уже можно брать комментарии друг у друга и писать новости по постам в инстаграме?

ЗАМГЛАВРЕДА: Поговорить с народом — это хорошо. Только у нас редакционный диктофон в редакции остался. Как и моя чашка с недопитым кофе — еще с марта. Представляете, возвращаемся мы в редакцию, а там теперь разумный кофе всем управляет.

СММЩИЦА (хихикает): У нас и раньше разумный кофе всем управлял. Так ведь, Сергей Степаныч? Вы ведь и сейчас без пары кружек день начать не можете?

ГЛАВРЕД: Отставить шуточки. На фига вам диктофон? На телефон, что ли, записать нельзя? Кто это все может сделать? Может быть, корреспондент? Кстати, где она?

К звонку подключается девушка-корреспондент — явно с телефона, изображение вертикальное, камера выхватывает то ее руки на руле велосипеда, то лицо, то постоянно меняющийся зеленый фон за спиной. Корреспондент находится в движении и говорит, борясь с одышкой.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Слушайте, у меня тут ЧП! У меня в деревне в роутер молния попала, он теперь весь такой черненький и не мигает. Еду сейчас на велике на пригорок, только тут мобильный интернет ловит. И то — всего лишь Е-Е-Е-Е-Е… (зависает на одной букве, изображение замирает, в итоге она отключается совсем).

ЗАМГЛАВРЕДА: Кстати, друзья, хочу представить вам нашего стажера. Так как редакция на удаленке, его стажировка тоже будет удаленной.

Стажер камеру не включает, на его аватарке криво ухмыляется в дурацкой шляпе и желтых очках Джонни Депп в образе Хантера Томпсона.

СТАЖЕР: Здравствуйте, уважаемые коллеги. Для меня большая честь пройти стажировку в вашем уважаемом издании. Пусть и удаленную.

СММЩИЦА: Обычная стажировка ограничилась бы пробежками от кофе-машины до кабинета Сергея Степаныча, так что это плюс.

ГЛАВРЕД: Ну-ка, цыц! (Стажеру.) Очень приятно это слышать, молодой человек! А чем бы вы хотели у нас заниматься? Писать материалы? Может, вы нам про удаленку напишете?

СТАЖЕР: Вообще я планировал помогать вам с Тик-Током. По крайней мере, всех моих однокурсников сейчас редакции просят помогать им с Тик-Током. Потому что мы зумеры, а вы — нет.

СММЩИЦА (закатывает глаза): Нет у нас Тик-Тока. Я его еще в прошлом году показала ССу, так лента рекомендаций выдала мужика, который запускал шарики от пинг-понга… эм-м… нетривиальным способом. Главреда чуть удар не хватил. В общем, Тик-Тока у нас нет.

ЗАМГЛАВРЕДА: Простите, коллеги, отлучусь на минутку — у меня обязательный перерыв на детокс-коктейль.

ГЛАВРЕД: Иногда мне кажется, что ты тоже зумер…

ЗАМГЛАВРЕДА: Зато я могу взять на себя это расследование про удаленку. Я тут на днях прошел на «Курсере» курс расследовательской журналистики от Кембриджа.

ГЛАВРЕД: Черт, у нас заканчивается 40 минут бесплатного зума… Сейчас пришлю ссылку на новый звонок в почту, переподключайтесь.

СММЩИЦА: Коллеги, а давайте устроим «штаны-челлендж». Всем надо включить камеры и встать в полный рост перед ней. На ком нет штанов — проиграл. Звонок резко обрывается. 40 минут бесплатного зума закончились.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Сен 14, 2020
В Google Австралии и Новой Зеландии задумались о судьбе печатной рекламы

Вам будет интересно: