Расследования о коррупции больше не интересны

Теги: 

Серафим Романов, «Новая газета»: «Современное расследование — абсолютно не коммерческая история»

Какие проблемы есть у современной расследовательской журналистики, как минимизировать риск при работе с источниками и какими эмоциями заинтересовать аудиторию — об этом на встрече с редакцией студенческого медиа «Развилка» рассказал Серафим Романов, шеф-редактор сайта «Новой газеты» в Санкт-Петербурге.

 

Помимо отдела расследований, который существовал со дня основания издания, в редакции появился дата-отдел. Сотрудников для него набрали с помощью хакатона, который провели в прошлом году для всех желающих. У этого отдела теперь есть даже собственный telegram-канал. И они тоже занимаются расследованиями.

Например, дата-отдел подготовил расследование о том, что в России чиновники склонны к клановости: если одного из них повышают, он подтягивает за собой коллег. Еще одно — «Короли госзаказа». Специально для него журналисты разработали софт, который позволяет находить коррупционные связи в госзаказе. Он прослеживает взаимодействие заказчиков и исполнителей господрядов. Журналистам удалось выяснить, что, как правило, это не незнакомые друг другу люди, а родственники или давние партнеры по бизнесу.

Некоторые тексты выходят с плашкой «при поддержке соучастников». Это означает, что материалы спонсируются читателями. Редакция присылает аудитории форму, в которой можно отметить, какое расследование стоит выпустить за их деньги.

теперь критерий правды для читателя — лояльность изданию

В современных расследовательской журналистике Серафим Романов выделяет несколько проблем:

Расследование ради расследования

Жанр расследования в сознании российского журналиста прочно ассоциируется с коррупцией — отсюда многочисленные, похожие друг на друга публикации про коррупцию во власти. Однако широкой аудитории такие сюжеты становятся интересны все меньше.

 

Аудитории ничего не нужно

Кажется, что в Петербурге так мало СМИ, потому что люди не жаждут информации и не имеют привычки выделять особое время для чтения газет или интернет-изданий. Что с этим делать? Позволить читателю испытать простые эмоции — радость, удивление. Например, если мать ребенка прочитает о том, как в детском саду ее детей травят, то она закономерно разозлится.

 

Долго и дорого

Несколько лет назад «Новая газета» готовила расследование по панамским офшорам. Журналисты, которые были в это вовлечены, специально для него прошли бухгалтерские курсы. И целый год они сидели и вбивали в базу фамилии людей.

Важно понимать, что современное расследование — абсолютно не коммерческая история. Поэтому один из трендов этого года — коллаборации. Это может быть объединение разных СМИ для расследования или сотрудничество редакции с фондами, которые помогают журналистам по всему миру (например, OCCRP или ICIJ).

 

Расследования ничего не меняют

По Закону о СМИ, сообщения в СМИ приравниваются к сообщениям о преступлениях. Получается, сразу после публикации полиция должна расследовать дело, о котором написали журналисты. Но этого почти никогда не происходит.

Все из-за того, что, во-первых, информации стало слишком много, и органам за всем не уследить, хотя это не оправдание. Во-вторых, деградировала система отношений журналиста и власти. Как только кто-то позволил себе не отреагировать на расследование, так стали вести себя и другие. В-третьих, сложно понять, кто говорит правду. Сейчас подделать любой документ просто, поэтому теперь критерий правды для читателя — лояльность изданию.

 

Журналист-расследователь всегда один

Год назад в «Новую газету» пришел Денис Коротков. Спустя какое-то время в редакцию прислали похоронный венок с портретом Короткова, а потом — клетку с живыми баранами с логотипом «Новой газеты». Когда у Дмитрия Муратова спросили, что он собирается с этим делать, тот ответил, что вооружит редакцию. Но понятно, что даже если все будут ходить в бронежилетах, это все равно не поможет.

У Романова есть несколько правил, которые позволят минимизировать риск при работе с источниками.

1.   Тактика лейтенанта Коломбо

Для больших людей мотивация журналистов совершенно непонятна. Им сложно представить, что человек докапывается до вас, потому что выполняет задание редакции, чтобы люди узнали правду. Всегда мысль одна: кто заказал? Это нужно понять и со всеми опасными людьми общаться как с детьми. Изображайте из себя чудика, который почему-то всем интересуется.

 

2.   Записывать все разговоры

Даже если что-то произойдет, у вас хотя бы будет запись.

 

3.   Валите все на редактора

Во время общения с источником у вас, так или иначе, завязываются какие-то отношения. Он преследует свои интересы, вы — свои. И чтобы не ругаться, говорите, что все зависит от главного редактора. Если информатор попросит связать с ним, не делайте этого, скажите, что он в отпуске. В общем, придумайте что-то правдоподобное.

Фото: Елизавета Аксенова
Сообщить об ошибке
мая 24, 2019
Можно активно участвовать в спецпроектах и при этом не уходить от острых оценок действий властей.
Как поменять модель журналистского образования

Вам будет интересно: