Хроники российского медиавируса

Как российские онлайн-медиа отрабатывают коронавирусную повестку, привлекая в том числе новую аудиторию

 

По данным Минкомсвязи, в марте 2020 года интернет-трафик ведущих российских медиа совокупно увеличился на 65 млн пользователей. Для сравнения — за весь 2019 год прирост по этому показателю составил 50 млн пользователей. Причина — изолировавшиеся пользователи, которые увеличили потребление контента. ЖУРНАЛИСТ оценил, как российские онлайн-медиа отрабатывают коронавирусную повестку, привлекая в том числе новую аудиторию.

Первое упоминание о коронавирусе, предшествующее развернувшейся пандемии, «Яндекс» находит 13 ноября в издании «MK.ru»: «В Дмитрове выясняются обстоятельства смерти 5-летней девочки: был только насморк. Среди родителей поползли слухи о коронавирусе». Кто мог подумать, что уже в марте теме новой заразы будет посвящено более половины всего контента Рунета.

Очевидно, что в ситуации с глобальной проблемой, решать которую предстоит науке, именно научно-популярные медиа должны были выйти на первый план информационной повестки. В условиях тотального дефицита достоверных данных именно такие издания имели бесспорные преимущества — налаженный доступ к пулу экспертов и более подготовленных для работы со столь специфической темой журналистов. Казалось бы. Но пока научно-популярные СМИ России не спешат перехватывать инициативу.

Наибольшее количество материалов по теме COVID-19 публикует «Наука — ТАСС» — в среднем около 15 текстов в час. Специальный раздел появился и на сайтах N+1, Naked Science, «Популярная механика». Издания публикуют материалы об изучении вируса, разработке вакцины, особенностях протекания болезни в различных организмах, переводы статей из научных изданий по теме. В отличие от них ПостНаука работает в «довирусном» информационном режиме. По запросу «коронавирус» поиск находит на сайте шесть материалов (по состоянию на момент сдачи материала), раскрывающих особенности течения заболевания, прогнозы по развитию событий, рекомендации от специалистов для желающих обезопасить себя.

 
СРЕДИ ГЕРОИЧЕСКИХ ОТЧЕТОВ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ О ПОКРАШЕННЫХ ВОЛОНТЕРАМИ ЗАБОРАХ ТЕРЯЮТСЯ МАТЕРИАЛЫ О ПРОБЛЕМАХ И РЕАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ НА МЕСТАХ

Складывается ощущение, что научпоп не спешит смещать акценты в своей работе в пользу COVID-19. Возможно, это связано с тем, что ученые не спешат публично делиться выводами, требующими время на проверку и исследования. Многие общественно-политические издания федерального уровня создали отдельную рубрику, посвященную коронавирусу, а некоторые — как, например, «Коммерсантъ», напротив, выводят отдельным блоком «Новости без вируса». Однако надо признать, что материалов в этом разделе заметно меньше.

Многие материалы в федеральных изданиях посвящены экономическому кризису и тому, как бизнесмены и эксперты пытаются найти выход из сложных ситуаций. В целом преобладает позитивистский взгляд на проблемы — «как мы справляемся с…», без акцентов на текущее положение дел. 

Медиа также включились в дискуссию о «правильном/неправильном» поведении верующих в условиях пандемии (что интересно, внимание приковано исключительно к представителям православия, а что происходит в других конфессиях — остается за рамками).

Региональные медиа пошли по пути развлекательного хайпа. Как сделать маску из трусов? Куда прикладывать подорожник? 100-500 советов, как пережить самоизоляцию. И в этом информационном потоке встречается немало откровенного информационного мусора. Среди героических отчетов местной власти о борьбе с инфекцией, количестве покрашенных волонтерами заборов, готовности медучреждений к развертыванию койко-мест теряются материалы о проблемах и реальном положении дел на местах.

«Инфицированность» российских медиа темой коронавируса усугубила ранее отмечавшиеся экспертами проблемы — вместо качественной информации о том, что происходит, читателю предлагается сосредоточиться на том, что приносит просмотры — скандалы, смерти, предсказания. 

ЧТО УВИДЕЛ ЖУРНАЛИСТ СКВОЗЬ ПОТОКИ НОВОСТЕЙ И СПЕЦВКЛАДОК

1.   Снижается качество работы с информацией — и в прежней жизни (до COVID-19) было к чему придраться, а в условиях усилившейся многозадачности, аврала и лавинообразного потока информации ситуация становится хуже.

2.   Усилилась конкуренция официальных пабликов губернаторов и администраций в социальных сетях со СМИ. В условиях монополии на информацию пресс-службы стараются наращивать количество подписчиков и потихоньку теснят медиа в информационной «песочнице».

3.    Кратно увеличилось количество «мусора». Причем к нему хочется отнести бесконечное количество прогнозов развития ситуаций и бездумно публикуемую статистику. Ну нет смысла в одних лишь цифрах, без качественных и квалифицированных комментариев, что они означают.

4.   Смещается фокус от реального положения дел — с  образованием, экономикой, транспортом, медициной и другими сферами, в сторону онлайн-развлечений и обсуждения способов пережить самоизоляцию.

5.   Дробление информации. Каждый день на аудиторию валятся сотни сообщений «волонтеры сшили 20 тысяч масок», «диетологи разработали систему питания для карантина», «губернатор сказал, что ситуация серьезная», «в регионе обнаружили еще одного больного»… Но из них невозможно сложить общую картину происходящего.

6.   Увеличилось количество кричащих заголовков — медиа ставят на максимальную драматизацию и обострение, что далеко не всегда соответствует действительности.

7.   Выросло количество упоминаний чиновников различного уровня и представителей бизнеса, которые вносят свой посильный вклад в общую борьбу.

8.   В  угоду оперативности страдает достоверность — медиа публикуют непроверенную информацию, а потом ее опровергают.

9.   Заметно снизилось количество публикаций на темы, не связанные с коронавирусом. Как будто жизнь замерла и, кроме борьбы с инфекцией, ничего не происходит.

10.   Возросло количество uncertified experts, так называемых «экспертов без  документов», которые массово делятся своими рекомендациями с аудиторией не  только своих аккаунтов в соцсетях, но и медиа.

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
мая 14, 2020
Как создать успешный спецпроект для музея
«У меня хотя бы есть работа», — стало мантрой многих российских сотрудников, уставших от удаленки и самоизоляции.
Газете нет смысла проводить социальные акции в чистом виде, потому что ее выпуск сам по себе и есть социальная работа.

Вам будет интересно: