О сатирических зарубежных СМИ, которые вошли в историю

Сатира в медиа балансирует, как канатоходец над пропастью: она бывает глубоко оскорбительной или действительно смешной. В общем, кому смех, а для кого — грех

СМЕХ НА БАРРИКАДАХ

Сатира — часть свято чтимой традиции французской журналистики, уходящей корнями во времена Марии Антуанетты, которую высмеивали в листовках накануне Французской революции, рассказывает доцент СПбГУ и эксперт по франкоязычным СМИ Юлия Данилова. Сатира присутствовала в произведениях многих французских авторов, однако именно о появлении сатирической журналистики и карикатур можно говорить как раз со времен Великой французской революции. Весь XIX век во Франции велась борьба за свободу слова, а реакция сменялась оттепелью. А к концу века Франция стала мировым лидером по количеству сатирических изданий. 

«Моя конституция» (1791). Неизвестный автор. Гравюра
«Моя конституция» (1791). Неизвестный автор. Гравюра

Появилась ли сатира именно во Франции? Сложно сказать. Заслуга французов скорее в том, что они сохранили эту традицию по сей день, порой довольно агрессивно ее отстаивая. 

«Король рабов или подданные короли: женский патриотизм» (1789). Исаак Крукшенк. Эстамп
«Король рабов или подданные короли: женский патриотизм» (1789). Исаак Крукшенк. Эстамп

 

JE SUIS CHARLIE

Когда говорят о французском юморе и сатире, чаще всего вспоминают «Шарли Эбдо». «Однако нужно понимать специфику издания Charlie Hebdo и людей, работающих в нем. Тогда вопрос о качестве юмора отпадает сам собой», — говорит Юлия Данилова.

Сегодня Charlie Hebdo продается во всех газетных киосках. Популярность газеты связана с традиционной любовью французов к карикатурам и комиксам. Издание позиционирует себя как абсолютно анархистское, отвергающее любые сакральные ценности и всегда оставалось в этом смысле маргинальным. Солидарность общественности с сатирой журналистов возникает не на почве разделяемых ценностей, а на фоне поддержки свободы слова и права на выражение своей позиции.

С момента публикации карикатур на пророка Мухаммеда издание значительно улучшило свои экономические показатели, аудитория выросла, а узкоспециализированное издание стало восприниматься многими как общественно-политическое. В этой традиции причудливо сочетаются левый радикализм и провокационная сатира, часто граничащая с непристойностью. 

Обложка номера Charlie Hebdo от 14 января 2015 года, вышедшего через неделю после нападения на редакцию
Обложка номера Charlie Hebdo от 14 января 2015 года, вышедшего через неделю после нападения на редакцию

Сам журнал стал реинкарнацией сатирического издания под названием Hara-Kiri, популярного в 1960-е годы. События, приведшие к появлению Charlie Hebdo, произошли в 1970-м. Два трагических события — пожар на дискотеке, где погибло более ста человек, и кончина бывшего президента Франции генерала Шарля де Голля у него дома в деревне Коломбэ. Hara-Kiri вывел на обложку заголовок, высмеивающий смерть генерала: «Трагедия на танцах в Коломбэ: один мертв» («Baltragique a Colombey — un mort»). В результате последовавшего скандала журнал Hara-Kiri закрыли. Но журналисты очень скоро начали выпуск нового еженедельника, назвав его Charlie Hebdo. В названии журнала некоторые увидели намек на Шарля де Голля, однако редакция объяснила, что оно было частично позаимствовано у американского комикса «Чарли Браун».
 

 

С 9‑Й АВЕНЮ ДАЛЕКО ВИДНО

С 1925 года журнал The New Yorker реагирует карикатурами на все, что происходит в мире и о чем только могут подумать люди. Ориентированный на публику с развитым художественным вкусом, The New Yorker установил новые стандарты журнальной литературы — с мастерски написанными рассказами, блестящими эссе, интеллигентным юмором, самодостаточными карикатурами, рецензиями на незаурядные книги, спектакли, фильмы. «Взгляд на мир с 9-й авеню» — одна из наиболее известных обложек журнала, выполненная Солом Стейнбергом для выпус ка 29 марта 1976 года. На ней в сатирической форме обыгрывается мировоззрение ньюйоркцев, поглощенных своими внутренними делами настолько, что остальной мир для них похож на декорации.

Журнал во многом популярен благодаря сатирической колонке Borowitz Report («Отчет Боровица»). Ее автор Энди Боровиц, юморист и автор книги, ставшей бестселлером по версии The New York Times, публикуется в журнале с 1998 года. В 2001 году он начал писать сатирическую колонку, которую сегодня читают миллионы людей по всему миру. За нее он получил первую в истории Национального пресс-клуба премию в номинации «Юмор». Боровиц также автор двух бестселлеров: книга «50 самых смешных американских писателей» («The 50 Funniest American Writers»), которая попала в список бест селлеров The New York Times, и автобиографическая работа «Неожиданный поворот» («An Unexpected Twist»), ставшая главным бестселлером Amazon в 2012 году. На его аккаунт в Twitter @BorowitzReport подписано более полумиллиона человек. По результатам опроса, проведенного журналом Time, он был признан лучшим автором Twitter 2011 года, а The New York Times назвала его «самым смешным человеком в Twitter». И это — при живом Дональде Трампе.

 

MAD

Сексуальная революция, война во Вьетнаме, уотер гейтский скандал и беременная Мадонна в иллюстрациях сатирического журнала, сформировавшего современную американскую культуру. Mad — американский журнал, который выходит с 1952 года и до сегодняшнего дня выпускается одним из крупнейших издательств комиксов DCComics. Его первые номера публиковались как книги комиксов. В 1955-м он получил статус полноценного журнала и начал выходить ежемесячно.

По мнению Билла Шелли, автора биографической книги о Куртцмане (главном редакторе Mad), узнаваемый пародийный стиль, который высмеивал актуальные социокультурные явления в США, «оказал влияние на целый пласт американской культуры, включая шоу Saturday Night Live и «Симпсонов». В 1977 году, на 25-летний юбилей журнала, автор The New York Times писал: «Поколение детей, способных скептически относиться к окружающим процессам, которое сформировал журнал в 1950-х, — это люди, которые выступали против войны в 1960-х и не сожалели, когда США впервые проиграли; это люди, которые в 1970-х добились отставки администрации президента, нисколько не жалея и об этом». Один из авторов комик-шоу «Монти Пайтон», режиссер Терри Гиллиам, писал: «Mad стал библией для меня и всего моего поколения». 

Обложка Mad Magazine № 498 (февраль 2009 г.)
Обложка Mad Magazine № 498 (февраль 2009 г.)

Юмор помогает обращаться к власть имущим, призывая их к ответу в забавной форме.

Сатира убивает двух зайцев: она и развлекает аудиторию, и наводит на мысли. Она как бы напоминает, что один из способов побороть проблему — злобно посмеяться над ней. Как еще объяснить рост популярности таких журналов, как Time, который радует нас очередными красочными обложками про Трампа? И кстати, про Трампа. Теперь карикатуры с лицом президента уже давно не табу. Как еще рассказать о вмешательстве России в выборы США, о скандале с порноактрисой Шторми Дэниелс, чтобы на это обратили внимание?

Это показывает, что по той или иной причине существует спрос на сатирическую журналистику. Хорошо известным примером является популярное в США шоу Daily Show с Джоном Стюартом, а потом и с Тревором Нойем. Такие шоу могут быть востребованы просто ради развлечения и комедии, но есть и вероятность того, что некоторая часть публики принимает такую сатиру в качестве любимой дозы глобальной политики и новостей. Это приводит к яростным дебатам («Je suis Charlie» или давайте все-таки немного притормозим) о развитии журналистской индустрии и ее возможном слиянии с индустрией развлечений. 

Фото: newyorker.com; cnn.com; savetheflower-1967.tumblr.com; ranker.com
Сообщить об ошибке
Апр 30, 2019
Опыт общественно-политической газеты «Победа»
Исследование провела выпускница журфака
Интервью о благотворительности на телевидении, конкуренции с YouTube и студенческом опыте

Вам будет интересно: