Кто на новенького?

Теги: 

О тех, кто приходит учиться на журфаки

В медиаиндустрии я работаю с 2000 года и почти 20 лет преподаю в разных вузах радиожурналистику. До последнего времени принимала вступительные экзамены и поймала себя на мысли, что, сидя в многочисленных комиссиях, не отбираю годных, а стою форпостом, чтобы не пустить в профессию негодных.


Я много лет убеждала себя не смотреть на поступающих как на настоящих полевых журналистов. Мол, они дети, за 4 года все может поменяться, медиавузы — это хорошее гуманитарное образование. Дай бог, 10 % останется в профессии, остальные пойдут в смежные специальности. Вон какой хороший мальчик / девочка, у него свой блог, она хорошо пишет про значение классиков для русской литературы и помогает животным в приюте — пусть учатся. И так думают многие, сидящие в приемных комиссиях. Но какие бы мантры мы ни читали — мы понимаем, что всего перечисленного недостаточно для нашей профессии.

Да, вуз может и обязан дать набор профессиональных навыков (монтаж, владение жанрами и форматами, фото / видео и пр.). Да, вуз даст набор профессиональных знаний (теории и истории). Но что делать с профессиональными «человеческими» качествами, с идеологией профессии, со стандартами, с этикой не как с набором мертвых примеров, а с каркасом внутренних личностных ограничений? Что делать с ответственностью, порядочностью, честностью, достоинством, состраданием, любовью к людям и к своей стране (не путать с квасным патриотизмом)?

Кто-то может сказать, что это устаревшие идеи. Что реальная журналистика — это пот, кровь, предательство, власть денег, цинизм и битва за рейтинг, а человеческие качества журналиста формируются редакционной политикой. Согласна, наша профессия далека от ванильности. Но до того, как молодой журналист станет частью машины по производству денег, ему можно хотя бы задать ориентиры и стандарты чистой профессии. А это — неизбежное проникновение в личное пространство, это воспитание профессиональной и человеческой позиции… И вот тут-то и наступает самое интересное.

Типажи, поступающие в медиавузы, одинаковы из года в год. «Упакованные» дочки / сыночки, уверенные в себе, но, увы, в массе своей примитивные, малообразованные. В профессию идут за славой или потому, что родители велели. Они не хотят напрягаться, меняться, рефлексировать, а зачастую и думать. Им нужна просто «корочка».

«Простые» дети, часто из провинции, знают больше, образованы лучше, цитируют Пушкина и читали Набокова. Открыты миру, в профессию идут с рвением и полным набором иллюзий. Эти в целом готовы работать, но их настолько переполняет гордость за свой прорыв в университет / в столицу, что они очень ревностно оберегают свою самость. Ведь это уже раз принесло им успех. Сундучки с секретом, потому что никогда не знаешь, что из них получится. С равной вероятностью могут оскотиниться, выживая, а могут стать хорошими, честными профи.

Но в последние годы появилась еще одна категория — активные подростки «из соцсетей». Они все разные: состоятельные и из простых семей. Интеллектуалы и примитивы. Объединяет их одно — они, по сути своей, социопаты, а свои комплексы выдают за гражданскую позицию.

Это продукт мутных времен, вечно работающих родителей, непрочитанных книг, ненасмотренных фильмов, непроговоренных проблем. Виртуальные эксгибиционисты — поколение, которое привыкло казаться, а не быть. Соцсети позволяют создать любую реальность. И они самозабвенно путают посты «ВКонтакте» с журналистикой действия. Они видят себя борцами, причем непонятно, за что. Скорее, против чего. Против кровавого режима, против коррупции, за свободу, за место под солнцем, за свое видение. Главное — собственная точка зрения, возведенная в степень: «Я так вижу». Они уверены, что мир ждет их. А современное информационное пространство вполне может стать полем битвы за личное мнение и интересы. Они прикрываются свободой слова и путают ее со вседозволенностью. Каждый, кто самовыразился в комментах и оседлал хайп, — журналист и публицист. И вот такие — самые опасные для профессии.

Мы все знаем, что хорошая журналистика — активная и ответственная. Журналист служит людям и обществу. Но эти служат только себе. А общество, которое просто не успевает справиться с новой цифровой реальностью, им потакает. Впрочем, как и вузы.

до того, как молодой журналист станет частью машины по производству денег, ему можно хотя бы задать ориентиры и стандарты чистой профессии

Высшее образование превратилось в комбинат образовательных услуг. Преподаватель обязан учить всех, кто заплатил деньги. И выпустить всех, кто поступил, стараясь не отчислять студентов, ведь они кормят образовательную машину. Меньше студентов, сложнее программа, выше требования — меньше денег.

Но знание — это ответственность и привилегия. Нельзя давать в руки скальпель, если человек не несет ответственности за свой навык. Нас возмущают недоучки-врачи. Нас пугает, что лет через 10 мы окажемся на столе у циничного подонка в белом халате. Так почему же мы не думаем о том, что через те же 10 лет нравственное здоровье страны окажется в руках закомплексованных недоучек-медийщиков и они будут расставлять акценты и формировать социальный климат в обществе?!

А мы, входящие в аудиторию, ведем себя малодушно, предпочитая не связываться с человеческой природой. Мол, что мы можем сделать, если мама с папой не объяснили… Воспитание не входит в наши обязанности. Вот в редакцию придет, ему там рога пообломают…

Малолетние неофиты прибывают как нескончаемый дождь. А мы от страха, лени или усталости предпочитаем не идти на конфликт и, чтобы получить лайк в закрытых чатах студентов, «поем песни про сосиски вместо уроков русского языка», как делал учитель словесности в повести «Республика ШКИД». Как сказал один из моих коллег: «После третьего варианта текста, который присылает студент, наступает «авторское» видение, и я принимаю его даже с логическими, стилистическими и пр. ошибками». Какое авторское видение, если это халатность, небрежность плюс «Википедия», выданные за личную точку зрения?! Вместо того чтобы из доморощенных интернет-публицистов с раздутым эго делать профессиональных журналистов, закладывать пусть и непопулярные, но все же стандарты, настаивать на объективных требованиях, мы сами опускаемся до их уровня, выдавая это за необходимость учитывать специфику нового поколения и освоение цифровых технологий.

Но к журналистике это не имеет отношения. Нельзя переносить хаос молодой, формирующейся цифровой среды и поколенческую незрелость на профессиональные стандарты. Вузы должны учить не только технологиям, но и сути профессии. Доступ к массовому сознанию в руках беспринципного малообразованного человека — страшное оружие.

Клятву Гиппократа должны приносить не только врачи, но и журналисты. Главный тезис нашей профессии: «Не навреди!» И вторжение в личное пространство закомплексованной юности вторично по сравнению с проблемой, которую мы получим, когда эти люди, уверовав в свою безнаказанность, придут в профессию на руководящие посты. 

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
мая 29, 2018
Все больше людей читают про моду. Но все меньше — в СМИ
Издатели повсеместно начинают торговлю не контентом, а буквально трусами