Проект «Сеть». Гражданская журналистика?

Чему учат в Школе гражданской журналистики при патриотической организации «Сеть»

Студенты факультета издательского дела и журналистики Московского Политеха уже не первый год проходят практику в Школе гражданской журналистики проекта «Сеть». Что это за проект и какова его цель рассказала его куратор Татьяна Рыбакова.

 

— Как появилась в проекте направление «журналистика»?   

— Я, будучи студенткой, столкнулась с тем, что не могла устроиться на практику. По окончании университета я начала взаимодействовать с ребятами, которые в тот момент создавали проект «Сеть», в результате чего и появилась впоследствии Школа гражданской журналистики. 

 

 

— Это был ваш первый опыт работы в СМИ?

 — Во время учебы я работала копирайтером в интернет-магазине и занималась тем, что писала рекламные тексты. Конечно, нельзя сказать, что это была журналистика. После окончания университета я попыталась устроиться в пресс-службу правительства Московской области. Поработав там  всего несколько дней, я сразу поняла, что  это скучно, хотя  меня  готовы были взять в штат, так как я делала хорошие материалы.

 

— Получается, что Вы начали работать в пресс-службе фактически с чистого листа?

— Да, фактически с чистого листа.  Они мне объяснили всю технологию, где я должна стоять, что должна делать, какие  у меня должны быть задачи и какой результат должен быть в конце рабочего дня.

 

— С какого года существует проект «Сеть», и кто финансирует его?

— Проект был запущен в 2014 году.  По поводу того, кто его  финансирует, ничего сказать не могу, это закрытая информация.

 

— Но люди же зарплату получают?

— Получает деньги тот, кто обслуживает помещение.

 

— Поговорим о вашей работе. С чего все началось?

— Я пришла в «Сеть» с предложением создать площадку для практики студентов, которые занимаются журналисткой и которым нужна информационная среда.  На тот момент у меня было уже представление о том, что мы для студентов можем сделать.  В то время проект «Сеть» начал выходить на международную прессу, то есть правительство разрешило нам вступать в контакт с иностранными СМИ. Надо сказать, что сегодня западные журналисты у нас частые гости. Они приходят к нам, чтобы поговорить о политике, о том, как мы здесь живем, о Путине и о том, что мы думаем о происходящем в мире.  И в этом разговоре  принимают участие наши студенты, многие из которых первокурсники. А вообще «Сеть» — это проект для людей от 18 до 30 лет.

 

— Татьяна, а почему вам именно разрешают выходить на иностранные СМИ?

— Возможно, потому что мы думаем в верном направлении. Мы стремимся сохранить традиционные ценности, производить идеи и смыслы для мировой арены, а не слепо следовать каким-то правилам Голливуда и верить, что американцы сильнее нас. Если человек, приходящий сюда, мечтает что-то создать, мы ему поможем в этом, так как у нас очень широкая сетка контактов.

мы отвечаем не только за репутацию нашего проекта, но и за репутацию целой страны

— Вы сказали «мы думаем в верном направлении». Это как?

— Наше государство движется к тому, чтобы сделать жизнь человека лучше, чтобы люди были здоровее, чтобы было больше благ у человека.  Наше государство стремится  создавать возможности для людей, оно поддерживает семью, образование, творчество. И мы к этому тоже стремимся.

 

— Сегодня в мире сложилась сложная геополитическая обстановка. Вы как-то между собой обсуждаете этот вопрос?

— Обсуждаем и во всем поддерживаем политику нашей страны.

 

— Студенты, каких вузов к вам приходят на практику?

— Мы занимаемся только со студентами факультета издательского дела и журналистики Московского Политеха.  Кстати, я окончила этот факультет несколько лет назад. У нас, правда, есть группа студентов из других вузов разных специальностей: от авиастроителей до биологов, но она не очень большая.

 

— А почему не приглашаете к себе на практику студентов других факультетов журналистики?

— Ребят, которые учатся в нашем вузе, я знаю. Я также знаю, кто у них преподает, примерно представляю, что это за люди, поэтому я понимаю, что от них можно ждать. С нашими студентами  я могу не устанавливать каких-то рамок в общении, а постоянно экспериментировать.

 

— Расскажите, что студенты у вас делают? Как проходит их практика?

   — Прежде всего, студенты участвуют в серии мастер-классов. Мы зовем к себе  действующих журналистов, именно сотрудников СМИ. Стараемся приглашать имиджевых ведущих. Ребята ходят на мероприятия по 20, 25, 30 человек с учетом их интересов. Назначается какая-то тема, и если человеку не интересен гость, то он на него не пойдет.

 

— К вам приходят профессиональные журналисты только с телевидения?

— Не только. К нам приходят журналисты из разных сфер СМИ.

 

— Они фильтр какой-нибудь проходят?

— Ну, в принципе, проходят. 

 

— Интересно узнать, журналисты «Новой газеты» или «Дождя» могут к вам прийти?

— Конечно, могут. Но дело в том, что  наши студенты никогда про эти СМИ не спрашивали. 

 

— А студенты вообще о чем-то спрашивают, чем-то интересуются?

— Честно? Ни о ком они не спрашивают. Сколько бы мы не прогоняли разных журналистов, всегда среди студентов есть недовольные. Только радиоведущий, шоумен Максим Орлов всем понравился. Он очень красивый мужчина, горячий, зажигательный, поэтому на него  пришло очень много народу. 

 

 — Кроме посещения мастер-классов студенты еще что-то делают?

— У нас есть свой сайт, он делится на несколько разделов, например, происшествия, политика, спорт, экономика и другое.   У каждой рубрики есть свой редактор.  Студенты должны каждый день предоставлять по одному материалу в рубрику, а редактор сайта обязан материал опубликовать.

 

— Это копирайтинг?

— Да, это копирайтинг. Но этому тоже надо учиться. Если ты журналист, тебе сегодня надо уметь  «крутить» текст  как мячик. 

 

— Татьяна, а с текстами студентов вы как-то работаете?

— Да, конечно. Мы с ними можем устраивать какие-то творческие встречи. Когда три года назад они ко мне пришли,  я все четыре группы отрабатывала сама лично.  Я редактировала их тексты до пяти часов утра,  и это все выкладывала в интернет

 

— А они могут у вас попробовать себя в работе над репортажем, интервью? Написать рецензию на фильм, спектакль?  Журналистский текст же начинается не за компьютером.

— У нас есть выход почти во все СМИ, российские и даже мировые. Мы можем помочь студенту  опубликовать  его текст в любом издании, если, конечно, этот текст заслуживает того, чтобы его опубликовали. 

 

— А разве дело только в публикации?  Одно дело опубликоваться, а другое — научиться. 

— Мы учим студентов работать в интернет-СМИ. Сегодня журналист должен укладываться в общие тенденции, в мировые тренды, развивать свой навык работы с социальными сетями. Эти навыки студентов мы в нашей школе развиваем.

 

— У проекта «Сеть», наверное, есть своя идеология? Спрашиваю вас об этом, потому что меня на входе встретил большой портрет Путина.

— Проект «Сеть» был создан для продвижения положительного образа нашего Президента. Но при всем при этом проект школы журналистики является объективным проектом. Мы не двигаем какую-то позицию, каждый участник может придерживаться  той позиции, которую он имеет.

 

— А вы, какой позиции придерживаетесь?

— Как я уже сказала, к нам часто приходят иностранцы. Недавно мы работали в рамках еще одного проекта в Томске. Туда приехали поляки. Они  хотели нарыть там людей интеллигентных, которые будут поливать грязью нашу власть. Они так  мечтали об этом! Но, пообщавшись с нами, уехали недовольные: «Вы даже в Томске такие отформатированные!  Где вас делают?».

 

— Татьяна, откуда у вас такая уверенность, которая, как вы сказали, удивляет иностранцев?  

— Я стараюсь никогда ни в чем не сомневаться.  Власть — это власть, а Президент — это Президент!  Президент  у нас прекрасный человек!  Он делает свою работу. Для меня Путин — это пример человека, который много и постоянно работает!  Я вспоминаю свое детство в маленьком провинциальном городке, где я жила с бабушками. У меня был только телевизор и программа «Новости». Я помню, как все вокруг было плохо, и в какой-то момент появился он. После Ельцина, расплывшегося пельменя, пришел нормальный человек.  В какой-то момент он мне заменил отца. Путин — это человек, который всегда на экране, всегда в твоей жизни. Он всегда ведет себя по формату, всегда строгий и всегда уверенный, никто не смеет ему возразить. Президент Путин  является для меня хорошим  примером по жизни.

 

— Чтобы руководить школой журналистики, надо хорошо ориентироваться в информационном пространстве. Откуда вы берете информацию?

— Беру из Интернета. Это обычно какие-то подборки, больше топовое что-то. Когда-то мой друг мне сказал, не смей читать новости с утра, и он оказался прав. Я работаю с информацией дозированно. Если надо что-то найти, я смотрю поисковую ленту.

 

— Наверное, в проекте есть студенты, которых вы отмечаете как наиболее успешных?

— Мы так хорошо отработали предвыборную гонку, что трое студентов, не считая меня, были приглашены на инаугурацию президента.

 

— В смысле «отработали»?  Писали рерайты?

— Нет, ребята не писали рерайты. Они много разговаривали с иностранными журналистами, у которых есть желание говорить с молодежью о России и о ее президенте. Это хорошо, что они общаются с нами, людьми, которые поддерживает нашего президента. Хуже было бы, если бы они говорили с теми, кто обливает Россию грязью и, тем самым, на весь мир показывает свою глупость. Частенько наши студенты становятся героями фильмов, например, студент третьего курса Андрей Назыров. Он отличный парень, спортсмен и тешит себя надеждой, что в журналистке тоже прорвется. Он уже стал героем двухчасовых фильмов, один из которых снимают немцы.

 

— А что он сделал для того, чтобы о нем снимали фильм?

— Андрей — хороший спикер, который ведет грамотный диалог с иностранцами о политике, но не только. Западные журналисты снимают сюжеты о том, как мы живем, как мы учимся. К нам часто приходят журналисты  New York Times, The Associated Press и других ведущих мировых СМИ.

 

— Но, чтобы разговаривать с иностранными журналистами, надо иметь серьезную мировоззренческую подготовку.

— А наш Андрей имеет. Вы знаете, у иностранцев есть цель вытянуть из человека какую-нибудь мелочь или спровоцировать его на глупость. Например, они задают вопрос: «Россия аннексировала Крым. Как вы к этому относитесь?» Они хотят, чтобы Андрей ответил: «Хорошо отношусь». Но Андрей знает, что надо сказать: «Мы не аннексировали Крым. Там прошел референдум». Все эти моменты мы с ребятами проговариваем, так как мы отвечаем не только за репутацию нашего проекта, но и за репутацию целой страны. Мы не выпускаем неподготовленных спикеров. Спикер должен верить в то, о чем говорит. И Андрей верит.

Иллюстрация: shutterstock.com; proektset.ru
Сообщить об ошибке
Окт 19, 2018
Marriott выпустил сериал о путешествиях, а Grey Goose — серию телеинтервью со звездами
«Россия сегодня» запустила VR-проект об аутизме
Семинар-практикум Глеба Федорова прошел в Москве 13 ноября