на сайте ведутся технические работы. Пожалуйста, присылайте свои заявки на нашу почту jour-nal@yandex.ru

Как живется маленькому фотокору в Большой Балашихе

Если человек семьянин, то работа фотожурналиста не для него?

Куда ни приедешь и с кем ни поговоришь, картина вырисовывается схожая: пишущие со своими мобилками задавили, аура фоторепортерства почти исчезла, профессия не кормит. Кризис фотожурналистики? Или ее смерть?

Вопрос больше теоретический, а практики-фотокоры решают его по-своему, как умеют: в столичных СМИ одни проблемы, в газете райцентра — свои. Мне стало интересно: а как работают люди не в Москве и не на самой окраине, а в СМИ тех городов, которые, так сказать, находятся в тени монстров нашей прессы?

Ирина Зубарева, моя коллега, живет и работает в Балашихе. Это всего восемь километров от Кремля, город начинается прямо от границ Москвы. Он уже сросся с Москвой, но формально это Подмосковье. И Балашиха сейчас, после слияния с Железнодорожным, стала крупнейшим городом Подмосковья, в нем около полумиллиона жителей! Мы поговорили с Ириной про ее житье-бытье…

«Работаю почти 11 лет в Балашихинском информагентстве. И свою работу люблю! Что мне в ней нравится? Общение с людьми! На всяких городских мероприятиях, на заводах, в школах и детсадах… За эти одиннадцать лет меня узнали очень многие, и я узнала множество интересных людей. Мне интересно их снимать, и в начале своей карьеры фотокора я делала множество дублей для надежности последующего отбора, сейчас наработался профессиональный навык, и рутинную работу делаю почти на автомате. С одной стороны, это хорошо, с другой — все острее становится необходимость думать на съемке и искать что-то новое. И это для меня мощная мотивация в профессиональном смысле.

Мои обязанности? Основные — съемка мероприятий, обработка снимков и работа с фотоархивом. Очень часто выполняю обязанности фоторедактора, впрочем, любой фотограф всю жизнь занимается редактированием своих снимков и поддержанием порядка в своем архиве, иначе никак!

Разумеется, у меня ненормированный рабочий день. Всеобщие выходные для меня железно рабочие. Если нет утренних съемок, то встаю не раньше полдесятого — для меня это спасение, не могу ложиться рано, я «сова». Если вдруг есть утренняя съемка в шесть-семь утра, то тогда вообще не сплю. Как и у всякого журналиста, отсутствует привычка к размеренной жизни. Журналистская жизнь — она не для тех, кто привык к монотонности существования!

В последние годы профессиональный темп сильно ускорился — раньше всегда было время для относительно неспешной обработки снимков. Сейчас все по-другому. Конечно, это не ритм фотокоров мировых агентств на Олимпиадах или саммитах, но счет у нас идет на минуты — фото нужны сразу после мероприятия. Приоритет за снимками для соцсетей, их надо сбрасывать сразу. Обычно делаю это через вайфай на камере. Конечно, хорошо бы иметь ноутбук для быстрого удобного отбора снимков и передачи их в редакцию!

Техникой пользуюсь своей. Та, на которую хватило денег у редакции, мне не подходит. Снимаю полнокадровой камерой, основной объектив зум 28–300, он, конечно, «тусклый», но очень удобный в репортаже. Разумеется, хочется стандартный репортерский набор из зумов 24–70 / 2,8 и 70–200 / 2,8, но пока это в проекте. Иногда использую светосильный 35-миллиметровый объектив, когда света совсем мало. 

У нас сейчас информагентство — мы делаем газету, сайт и аккаунты в соцсетях. Десять лет тому назад я пришла в газету «Факт», потом все превратилось в информагентство, но для меня практически ничего не изменилось, перемены только в юридическом плане. Когда объединили два города — Балашиху и Железнодорожный — в Большую Балашиху, то произошла реорганизация и структура стала сегодняшней — одна газета (еженедельная), сайт и соцсети.

Да, верно, на зарплату фотокора в наших условиях прожить трудно. Как и всем фотографам, приходится искать другие съемки, но часто отказываюсь из-за режима работы — если, например, свадьба, то надо за несколько месяцев подтвердить, а как я могу, когда часто не знаешь, что у тебя будет завтра?!

Сейчас в нашем информагентстве четыре фотографа, мы распределяемся по мероприятиям — и за работу. Фотографии надо делать очень быстро.

В агентстве очень хорошая, почти семейная атмосфера, мы все как родственники. Почти всегда работаем парой — пишущий и фотокор. Точнее, тройкой — пишущий корреспондент, снимающий и телевизионщик, мы дружим со всеми!

Если что-то надо снять чисто фотографическое, то снимаю одна. Основные съемки — по разделу культуры. У нас очень много культурных проектов — 3–5 проектов по 3–5 мероприятий в каждом, работы хватает.

Спрашиваешь про влияние Москвы? Не особо-то и заметно, мы как-то в теньке стоим, у Москвы своя жизнь, у Подмосковья — своя. Наш город теперь самый большой в Подмосковье, жизнь кипит, событий много.

Вот как-то так…

И да — журналистика (и фотожурналистика) это не профессия, это призвание, это образ жизни. Если человек семьянин, то журналистика не для него, я считаю…» 

 

Иллюстрация: shutterstock.com; фото: Ирина Зубарева
Сообщить об ошибке
Июл 2, 2018
Кто и как станет определять: достоин ли журналист звания «Заслуженный»?
ЖУРНАЛИСТ вернулся со второй частью отчета Института Рейтер о потреблении