СМИграция: Россия — зона рискованной журналистики

Журналисты и блогеры все чаще покидают Россию. Несколько лет назад отъезды за границу были достаточно редким явлением, однако в 2021 году это стало обыденностью — сотрудники масс-медиа уезжают из страны чуть ли не ежемесячно

 

В уже далеком 2016 году из нашей страны уехали трое журналистов. В феврале это сделал Андрей Пионтковский — Генпрокуратура нашла признаки экстремизма и сепаратизма в его статье «Бомба, готовая взорваться», и журналист переехал из России, опасаясь уголовного преследования. Также под угрозой уголовного преследования покинул страну основатель проекта «Открытая библиотека. Диалоги» журналист Николай Солодников, а Александр Сотник уехал после того, как «количество угроз переросло в качество». «Незнакомый абонент с неопределившимся номером позвонил мне и сообщил, что они готовы потерпеть меня еще до октября, после чего принято решение перевести меня в овощной отдел», — сообщил Сотник перед тем, как перебраться в Грузию. При этом он отметил, что не эмигрирует, уезжает на время.

В сентябре 2017 года Россию покинула обозреватель «Эха Москвы» и «Новой газеты» Юлия Латынина — за несколько дней до отъезда неизвестные подожгли ее автомобиль. А в июле 2017 года неизвестные опрыскали ее дом едким газом неизвестного состава.

В 2018 году уехали уже пятеро. Видеоблогер из Саратова Евгений Ширманов сообщил, что причиной отъезда стали преследования: «Не так давно я подвергся жестокому избиению, мой дом сожгли, затем меня избили представители государственной власти». Из-за угроз покинул страну журналист из Томской области Алексей Шитик. Он принял такое решение после того, как получил анонимную записку, где говорилось, что «если он не заткнется, то его родные будут его хоронить». Кроме того, Шитик получил информацию, что томская прокуратура якобы готовится завести на него уголовное дело по статье 282 УК РФ — якобы он разжигал ненависть к китайцам. «Это стало последней каплей», — рассказал Шитик. Во избежание уголовного преследования за свои публикации из России уехали журналист Сергей Канев, работавший в Центре управления расследованиями, и блогер из Барнаула Мария Мотузная. «Я не готова ставить на себе эксперименты а-ля помилуют/посадят», — написала она на своей странице «ВКонтакте». А ростовский журналист Сергей Резник уехал в Грузию, поскольку в России он не мог вернуться в профессию: кроме трехлетнего срока в колонии общего режима суд назначил ему дополнительное наказание в виде запрета публиковаться в средствах массовой информации.

В 2019 году из России уехали двое — журналист из Омска Виктор Корб, который обвинялся в «оправдании терроризма» за публикацию судебной стенограммы, и блогер из Чеченской Республики Тумсо Абдурахманов (после конфликта с родственником Рамзана Кадырова).

В 2020 году уехали еще двое. Автор Instagram-аккаунта «Улица Каминского», блогер Сергей Пинягин — из-за уголовного преследования по статье 112 УК РФ («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») за якобы избиение неоднократно нападавшего на него водителя мусоровоза. После каждого нападения Пинягин писал заявления в полицию, но так и не получил ответов. А екатеринбургский журналист и политолог Федор Крашенинников отправился за границу после того, как освободился из спецприемника после семи суток административного ареста. «Я не знаю, что бы со мной было, если б я остался в России… Так сложились обстоятельства, что я решил, зачем искушать судьбу? Меньше всего хочется оказаться под следствием, чтобы тебя таскали на допросы и так далее».

А в 2021 году отъезд журналистов из России стал не то чтобы массовым явлением, однако тенденция налицо: уехали более десятка человек.

В апреле пришлось уезжать главному редактору кузбасского издания «Новости Киселевска» Наталье Зубковой. До отъезда киселевские полицейские на протяжении длительного времени не обращали внимания на ее заявления об угрозах. Сначала Зубкова уехала из Кемеровской области — после того, как на нее напали возле подъезда и пригрозили расправой над детьми, если она «еще хоть раз откроет рот». Позднее СК возбудил дело из-за нападения на Зубкову, и следователь из Киселевска приехала к ней на съемную квартиру в Екатеринбурге, адрес которой журналистка не раскрывала, чтобы допросить. «Я не чувствовала себя в безопасности на территории Российской Федерации, а приезд следователя в Екатеринбург показал, что меня могут достать в любом уголке нашей прекрасной страны», — рассказала Зубкова в Facebook.

В июне из-за «политической ситуации в стране» покинул Россию блогер и радиоведущий Майкл Наки. Он уехал в Грузию, а в Россию не приедет до того момента, пока в страну не «вернутся конституционные права», а власть не «перестанет уголовно и физически уничтожать оппонентов».

В июле пришла очередь Романа Баданина*. Это произошло после того, как Генпрокуратура назвала «нежелательной организацией» интернет-издание «Проект», чьим главным редактором он был.

Также в июле о намерении уехать из России заявила журналистка «Ленты.ру» Анастасия Завьялова. Она объяснила это состоянием здоровья вследствие избиения полицейскими и опасениями повторения таких инцидентов.

В конце августа страну покинула Кира Ярмыш, пресс-секретарь Алексея Навального**. Незадолго до отъезда Ярмыш приговорили к полутора годам ограничения свободы в рамках «санитарного дела» — суд признал ее виновной в подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических правил из-за митинга в поддержку Навального**. Защита обжаловала это решение, поэтому приговор еще не вступил в силу.

Тогда же из России была вынуждена уехать журналистка BBC Сара Рейнсфорд — ФСБ назвала ее «угрозой национальной безопасности».

В сентябре за границей оказались Мария Жолобова, журналистка издания «Проект» (признано нежелательной организацией), и адвокат, основатель организации «Команда 29» Иван Павлов*. Ему вменили разглашение данных следствия по делу обвиняемого в госизмене журналиста Ивана Сафронова, которого Павлов* защищал. Тогда же из России уехал калининградский журналист из газеты «Новые колеса» Алексей Малиновский со своей семьей.

В ноябре из России в США эмигрировал красноярский корреспондент «Активатики» Денис Стяжкин. Ранее он работал корреспондентом на митингах и протестных акциях, несколько раз его задерживали и штрафовали. Первоначально журналист планировал уехать на время, но из-за арестов и обысков у его коллег и знакомых решил остаться за океаном. «Мне просто надоело жить в ожидании того, что и ко мне как-нибудь утром постучатся люди в форме, ведь если ты независимый журналист с твердой гражданской позицией, то это неизбежно», — написал он.

Также в ноябре стало известно, что за пределами России находится издатель «Медиазоны»* Петр Верзилов*.

В том же месяце из России уехал журналист издания Readovka Василий Крестьянинов. Как сообщил «Лениздат», это случилось после того, как ФСБ предложила ему «сотрудничество». Все началось с того, что Крестьянинова вызвали свидетелем по какому-то старому ДТП. Однако, по данным издания Sota, вместо следователя его встретила сотрудница спецслужбы. Журналисту предложили доносить на своих коллег бесплатно, в случае отказа пригрозили проблемами у близких. Итогом беседы стал отказ Крестьянинова от сотрудничества и эмиграция.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, В 2021 ГОДУ ПОЯВИЛАСЬ НОВАЯ ТЕНДЕНЦИЯ — ОТЪЕЗД ЖУРНАЛИСТОВ ЗА ГРАНИЦУ. ЛЮДИ УЕЗЖАЮТ ИЗ СТРАНЫ, ОПАСАЯСЬ ЗА СВОЕ БУДУЩЕЕ

Вскоре блогер Дмитрий Ларин, которого допрашивали в качестве свидетеля по делу об оправдании терроризма, заявил, что эмигрирует из России. «Покидать страну, где ты вырос и стал тем, кто ты есть, болезненно. Но в данный момент это решение о переезде вынужденное», — сказал Ларин в интервью изданию «Люди PRO». Он добавил, что отъезд — «не побег, а эмиграция». Блогер заявил, что решение уехать он принял в том числе из-за давления со стороны силовиков: «Из-за некоторых новостей понимаешь, что мы живем в коллективной шизофрении, такой российской действительности. Многое нельзя, но можно. Вроде разрешено, но нет. Когда тебя берут во дворе, везут в СК без повестки, ты оказываешься свидетелем по делу, где все шито белыми нитками, ты задумываешься о том, чтобы уехать».

В декабре переехал в США бывший журналист «МБХ-Медиа» Максим Верников. Он получил 300 часов обязательных работ по уголовной статье о сотрудничестве с нежелательной организацией. По словам Верникова, после окончания срока наказания представители правоохранительных органов предложили ему стать доносчиком: «Небезызвестные органы предложили мне сотрудничество, то бишь слив информации о происходящем в оппозиционных рядах Екатеринбурга и дачу нужных показаний в судах, причем отнюдь не только политических… На мои попытки возразить, отказаться мне было четко сказано, что, если я откажусь, у меня будет арест и потом реальные сроки по новым уголовным делам». Это и побудило Верникова уехать из страны.

Завершился 2021 год отъездом журналиста Русской службы BBC Андрея Захарова*. Он рассказал: «Я заметил за собой беспрецедентную слежку в Москве и был вынужден уехать в Лондон, где сейчас и нахожусь. Пока непонятно, с чем была связана слежка: с тем, что меня признали «иноагентом», или, возможно, с материалом про хакеров из группы Evil Corp, который я делал со своими британскими коллегами».

В наступившем 2022 году, похоже, ничего не изменилось — только в первые две недели из России уехали трое журналистов. Первым был корреспондент агентства УНИАН Роман Цимбалюк. В декабре 2021 года его вызывали на допрос в московскую прокуратуру по поводу разжигания ненависти к россиянам, но затем вызов был отозван. Тем не менее журналист решил не рисковать. «Это не значит, что вызова на допрос не будет снова. Перед этим также было много сигналов, что они взялись за последнего украинского репортера в Москве очень и очень серьезно», — пояснил Цимбалюк.

Вынужден был уехать и российский публицист Виктор Шендерович* — это случилось после того, как суд удовлетворил иск, предъявленный к журналисту бизнесменом Евгением Пригожиным. «Разумеется, отъезд — это именно то, на что мне намекали из Кремля двадцать лет напролет бесконечной и демонстративной уголовщиной в мой адрес. Проникновение в жилище, слежка, телефонное хулиганство, клевета, вторжение в частную жизнь, прямые угрозы самой жизни», — написал журналист в Facebook. Шендерович* объяснил свой отъезд в том числе требованием Пригожина возбудить против на него дело о клевете. «Увы, статья 128.1 УК РФ предусматривает ограничение свободы на время следствия, и у меня почему-то нет особых оснований сомневаться в том, что эта норма может быть применена», — добавил журналист.

Наконец, 12 января главный редактор владимирского издания «Довод» Илья Косыгин эмигрировал на Украину, где получил временный вид на жительство. Ранее он проиграл суд по иску того же бизнесмена Евгения Пригожина. Кроме того, в апреле Косыгина арестовывали на 9 суток за участие в сходе у колонии, где находится Алексей Навальный**.

Можно констатировать, что в 2021 году появилась новая тенденция — отъезд журналистов за границу. Люди уезжают из страны, опасаясь за свое будущее, и одной из главных угроз считают возможность уголовного преследования. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем — сказать трудно, однако есть ощущение, что процесс только начинается…

* Внесены в реестр «иностранных агентов».

**Признан экстремистом и террористом.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Фев 1, 2022
Рассмотрели два основных фактора — монетизацию и экологический след

Вам будет интересно: