Светлана Свистунова: «Сегодня акции в защиту коллег — нормальное явление»

Член правления клуба «Журналистка», представитель Глобального альянса «Медиа и гендер» в России — о профессиональной солидарности

7 октября 2006 года в подъезде своего дома в Москве была убита журналистка «Новой газеты» Анна Политковская. Для нас, ее коллег, это было шоком. Хорошо помню, как мы собрались в Мраморном зале ЦДЖ, совершенно подавленные. Вика Ивлева, чуть опоздавшая, поделилась самым свежим впечатлением: сын-школьник ее спросил, не собирается ли она в Чечню. Узнав, что нет, облегченно вздохнул: «Значит, тебя не убьют!»

Эта фраза ребенка нас сразила и буквально взорвала — мы очень быстро решили, что нужно немедленно призвать всех объединиться и не допустить следующего насилия. Решили организовать шествие от Дома журналиста к Пушкинской площади, непременно в воскресенье, чтобы журналисты шли с детьми, с портретами убитых журналистов, напоминая о том, что большинство трагедий не расследовано, чтобы к ним могли присоединиться прохожие. Придумали лозунг «Не стреляйте в мою маму!».

Кто-то насчитал не менее четырехсот уже изрядно замерзших стражей порядка по периметру сквера. Журналистов и сочувствующих собралось примерно столько же, если не меньше. Мы зажгли на подиуме свечи. Митинг начался минутой молчания, после чего организаторы вслух прочитали составленный Фондом защиты гласности список погибших коллег начиная с 1991 года — имя, фамилия, СМИ, когда погиб, расследовано ли дело. Это чтение заняло 40 минут. Свечи догорели. Мы разошлись. Никаких призывов и речей не было. Удивительно, что пришли многие коллеги, писатели, зарубежные корреспонденты, некоторые, как мы и предлагали, с детьми.

Кто-то насчитал не менее четырехсот уже изрядно замерзших стражей порядка по периметру сквера. Журналистов и сочувствующих собралось примерно столько же, если не меньше

Наш марш стал первой после длительного перерыва (после убийства Димы Холодова и нашего однокурсника Влада Листьева) акцией профессиональной солидарности. Это было очень важно и для нас, и для наших детей, и для нашей журналистики в целом. Потом митинги в защиту журналистов стали проходить чаще, по самым разным поводам. Когда выпускницу ВГИКа, первую узбекскую женщину- оператора Умиду Ахмедову власти обвинили в оскорблении узбекского народа, мы не стали молчать. На призыв выйти в защиту Умиды Ахмедовой откликнулись около 30 фотожурналистов Москвы. Мы увеличили фотографии Умиды, чтобы было видно, как художественно и мастерски они сделаны. И написали плакаты: «Узбекистан, гордись Умидой». Говорят, телерепортаж посмотрели власти — и это сыграло роль в том, что Ахмедову освободили в зале суда.

Сегодня акции в защиту коллег — нормальное явление. Так и должно быть. К сожалению, они не всегда привлекают внимание большинства коллег. В бойкоте против Леонида Слуцкого, оскорбившего не только молодых сотрудниц нескольких изданий, но всех журналистов вне зависимости от пола, назвав «обслугой», приняли участие не все. А жаль — глядишь, и депутаты изменили бы мнение о коллеге и признали очевидное. Впрочем, все еще впереди. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Авг 23, 2019
Можно активно участвовать в спецпроектах и при этом не уходить от острых оценок действий властей.
Как поменять модель журналистского образования

Вам будет интересно: