Солидарность журналистов: четыре воспоминания и одна победа

История с Иваном Голуновым, которого удалось совместными усилиями журналистов выдрать из лап российского государства, воодушевила, конечно. И заставила вспомнить другое разное 

ПЕРВОЕ ВОСПОМИНАНИЕ

На исходе 99-го года. Путин — еще молодой премьер, только-только вступивший в должность. СМИ задаются вопросом: «Ху из мистер Путин?» Конкурс региональных телекомпаний, проводимый убитой через несколько лет организацией «Интерньюс». Организаторы инициировали круглый стол на тему корпоративной этики. Идея была такая, что региональные журналисты посмотрят федеральные каналы и выскажут мнение о работе коллег. Меня попросили поучаствовать. Посмотреть любимое НТВ. Коллеги другое смотрели.

НТВ на ту пору увлеченно воевало с Березовским. Журналиcтов использовали как инструмент борьбы. Понятное дело, по другую линию бизнес-конфликта было не лучше. Я, помнится, высказался в том духе, что при всем уважении к профессиональным достоинствам коллег эта война не предвещает ничего хорошего никому из участников, а главное — всему цеху, который подрывает доверие аудитории к медиа. Если власть начнет давить СМИ серьезно — мало кто вступится, потому что давление воспримут как очередные внутрицеховые разбирательства.

Коллеги, помнится, тогда эту нехитрую мысль поддержали. Говорили мы друг с другом. Ни одного федерального журналиста в том зале не было. Не пришли.

 

ВТОРОЕ ВОСПОМИНАНИЕ

Не думалось тогда, что прогноз сбудется так быстро. Не прошло и года, как был организован «конфликт хозяйствующих субъектов» на НТВ.

Мы в Томске тогда даже отключали эфир в знак поддержки изничтожаемого властью телеканала. И помню, как иные коллеги даже внутри телекомпании спрашивали: «Ну какое нам дело? Это московские разборки». Как трудно было убеждать, что каков бы ни был владелец телеканала Гусинский, дело не его касается. А каждого из нас. Что механизм, который сегодня обкатывается в Москве, завтра можно будет использовать в любом другом городе.

СОЛИДАРНОСТЬ В ТЕ ДНИ, КОГДА НАС УНИЧТОЖАЛИ, БЫЛА ВАЖНА БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО К РЕЗУЛЬТАТУ. НАМ БЫЛО ВАЖНО ПОНИМАТЬ, ЧТО МЫ НЕ ОДНИ, ЧТО НАС НЕ ЗАДУШАТ ВТИХУЮ

Помню, как чуть позже, уже после того, как старое НТВ было разгромлено, а остатки его коллектива доживали последние дни на ТВ-6, спорил про случившееся с одним региональным медиамагнатом. У того было в ту пору все в порядке, и мои рассуждения на тему «сегодня — они, завтра — мы» он воспринимал со снисходительной усмешкой. Буквально через пару лет местные власти стерли в порошок его телеканал. Посчитали, что мой знакомый слишком активно вмешивается в городскую политику. 

 

ТРЕТЬЕ ВОСПОМИНАНИЕ

Потом в 2007 году убивали «Интерньюс», во многом сформировавший лучшие качества российского регионального ТВ 1990-х — начала 2000-х.

Мы на ТВ2 инициировали тогда письмо в поддержку тех, кого воспринимали как своих учителей в журналистике и медиабизнесе. Соцсетей тогда еще не было, блогосфера только-только зарождалась. Но нам удалось в считанные дни собрать под письмом более 4 тысяч подписей. Это было для того времени много, конечно. Но помню, как многие отказывались: мол, только хуже сделаете.

Особенно впечатляющим был отказ Дмитрия Киселева. Тот не раз преподавал на интерньюсовских семинарах, неизменно выступал с проникновенными речами о либеральных ценностях и величии Джорджа Сороса и Андрея Илларионова. А тут сразу как-то ушел в кусты. Прислал свой вариант письма, из которого следовало, что «Интерньюс», конечно, заслужил свое, но, возможно, Манану Асламазян, руководителя «Интерньюс», «маму российского регионального ТВ», не стоит наказывать слишком строго. А в общем, конечно, — на усмотрение властей!

«Интерньюс» тогда убили, Манана несколько лет была вынуждена провести за границей.

 

ЧЕТВЕРТОЕ ВОСПОМИНАНИЕ

Спустя семь лет, в 2014-м, убивали уже нас, ТВ2. Удивительно, что мы продержались столько времени со своими совершенно неуместными в сложившейся политической ситуации правилами работы. Независимость редакционной политики, достоверность, разные точки зрения в эфире — все это совершенно не соответствовало генеральной линии. И давно. Так что убивали нас, конечно, за дело. За несоответствие духу времени и линии партии. Все было сделано по классическим канонам. РТРС, Роскомнадзор, антимонопольщики, суды, заказная грязь в Сети — все исполнили что велено. Про подробности не рассказываю. Много про это писали. И вот здесь — несколько слов про солидарность. Писали. Многие. И много. Не буду никого называть, потому что перечисление займет слишком много времени и есть опасность кого -то забыть. Просто хочу еще раз сказать, что для нас эта солидарность в те дни, когда нас уничтожали, была важна безотносительно к результату. Для нас было важно понимать, что мы не одни, что нас не задушат втихую. И мы эту солидарность ощутили. И благодарны всем, кто… На самом деле результат не всегда важен. Точнее, он может быть важен не сегодня и не сейчас. Но в конечном счете корпоративная солидарность — важнейшее условие трансформации того неприглядного и убогого российского социального бытия, которое имеем на сегодня, в нечто более благоустроенное и гуманное.

В кейсе с Иваном Голуновым не раз встречал я мнение, что вы-де, журналисты, вступаетесь за своих. Не совсем справедливо. Но при всем том вот с чего нужно нам всем в России начинать. Научиться вступаться хотя бы за своих. Врачам — за врачей, учителям — за учителей, журналистам — за журналистов. Для начала. Как историк по первой профессии, позволю себе еще одну ремарку. Исторического свойства. Современные права и свободы берут начало от одного документа 800-летней давности. Великая хартия вольностей называется. Тогда английские бароны отстаивали и отстояли свои права от притязаний королевской власти. Это была борьба за корпоративные интересы. Но в ходе этой борьбы родился документ, принесший немало пользы всем жителям старой доброй Англии, да и Европейского континента вообще. Нам бы этому для начала научиться. Если научимся, возможно, сумеем дорасти постепенно и до концепции равного права для всех, до идеи «нет налогов без представительства» и разного другого полезного. Пока мы в начале пути. Учитывая ускорившиеся темпы истории, возможно, этот путь мы пройдем быстрее, чем прошла Европа от Великой хартии до Декларации прав человека.

А сегодня на этом пути у нас новый кейс. Неправедный суд угрожает хорошему журналисту Светлане Прокопьевой. Очень хочется, чтобы медиа проявили в этом случае не меньший уровень корпоративной солидарности, чем в случае с Иваном Голуновым. Мы можем, когда захотим! 

Фото: из архива ТВ-2
Сообщить об ошибке
Авг 12, 2019
Главный редактор «МК» о столетнем, но молодом и озорном «Комсомольце»
Почта продает еду и алкоголь. А как же подписка?

Вам будет интересно: