Из журналистов в пресс-секретари. Туда и обратно

Обозреватель ЖУРНАЛИСТА вспоминает, как очутился в кресле районного пресс-секретаря

Пишешь себе репортажи в газету, выпытываешь у пресс-служб комментарии — и уверен, что там работают в основном злодеи. Потом попадаешь в кресло пресс-секретаря и понимаешь, что и среди нашего брата журналиста злодеев хватает. Нам иногда нужно оказаться по разные стороны баррикад, чтобы начать уважать друг друга.

 

САНИТАРНЫЙ ДЕНЬ

Это был 2008 год, в газете «Санкт-Петербургский курьер» было интересно, и заодно маленькая зарплата. Пресс-секретарей я чаще встречал тех, у кого был постоянно «санитарный день». Выкручивались, как могли: писали запросы, безрезультатно ждали на них ответа и могли только злобно написать «комитет по охране памятников как всегда отказался от комментариев». И тут прилетело приглашение войти в ряды госслужащих. В пресс-службе администрации Московского района искали «пишущего» пресс-секретаря. Зарплата была, конечно, выше. Я думал: сейчас как стану добрым человеком и как начну круглые сутки отвечать на вопросы корреспондентов.

На землю спустился почти сразу. Оказалось, что не все коллеги понимали, зачем им общаться с журналистами и объяснять причину застройки части парка. Не стоит, конечно, спешить обвинять пиарщика в молчании: иногда он и хотел бы организовать ответ, да «наверху» запрещают. И тут вырисовывается грандиозная и сложная задача — убедить чиновников, что ответ всегда лучше молчания, грамотный комментарий для СМИ поможет выглядеть прилично в глазах общественности. Пресс-секретарь должен воспитывать своих коллег. Если они не поддаются перевоспитанию — надо убегать из конторы.

Я знал несколько одарeнных личностей, которым удавалось выстроить общение чиновников с репортeрами не на традиционных рельсах «не допущу», а на более полезной для всех позиции «давайте попробуем». Это были сотрудники пресс-служб, умеющие стать посредниками между медиа и государством. К сожалению, не все из них готовы к такой роли и порой воспринимают госслужбу как место под солнцем. И никакая газета не сможет усомниться — есть ли на солнце пятна. Помню некоторых коллег, которые умудрялись не показывать главам своих администраций критические материалы в СМИ или жалобы жителей в социальных сетях. Их стратегия — «убрать под сукно». При этом они подставляли своих шефов, ведь те не были предупреждены, не могли вовремя начать решать проблему, а критика всe равно рано или поздно выползала из всех щелей.

Журналисты должны знать о таких подводных камнях и не спешить обвинять пресс-секретаря. Иногда он замечательный человек, просто его начальство не поддаeтся перевоспитанию. Или он не пробовал.

 

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО

Воспитывают детей, а попробуйте к взрослому подойти. Особенно если это корреспондент, которому никто не указ и пресс-служба — это чаще всего «враг № 1». Иногда оправданно — если там боятся звонков от СМИ и при малейшей просьбе начинают тянуть волынку «пишите официальный запрос». Запрос этот две недели лежит на столе, а потом уже материал вышел, ответ не нужен, зарплата капает. Всегда есть плeвые поводы, по которым пресс-секретарь может через десять минут перезвонить и дать редакции нужные цифры. Запрос для этого не нужен, часто это открытая информация из какого-нибудь отчeта отдела здравоохранения, просто в СМИ редко умеют найти этот отчeт, а у пресс-секретаря он должен быть всегда под рукой. И если вы понимаете, что сейчас в газете всe горит перед сдачей, требуется короткий комментарий и вы готовы его дать без запроса — то вам зачтeтся. Вы пойдeте навстречу репортeру — он этого не забудет, и вам тоже «прилетит». Если наладить нормальные рабочие отношения, это может стать выгодно всем сторонам. Сотрудничество лучше вражды.

ИЗ ПРЕСС‑СЕКРЕТАРЕЙ Я ЧЕРЕЗ ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ГОДА СБЕЖАЛ. МНЕ КАЖЕТСЯ, ТАКОЙ РАБОТОЙ ДОЛЖНЫ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ИСКРЕННЕ ЛЮБЯТ СВОE ДЕЛО, КОНТОРУ, НАЧАЛЬСТВО. И ИНОГДА ДАЖЕ ГАЗЕТЧИКОВ С ТЕЛЕВИЗИОНЩИКАМИ

«И вот вы подружились, готовы ответить на мобильный после 21.00, журналисты знают, что вам можно позвонить и получить комментарий быстро, без бюрократической волокиты с запросами. Мир во всeм мире,пока кто-то в СМИ не публикует непроверенную информацию одного источника, согласно которой попавшийся преступник неожиданно начинает якобы работать в администрации района. Громкие заголовки обеспечены — чиновник попался. Позвонить мне на мобильный и перепроверить, точно ли это наш человек, — не удосуживается никто из городских медиа, даже ребята, которые знают, что я отвечу быстро и они благодаря комментарию не сядут в лужу со своей дутой сенсацией.

В тот день я обзванивал многие городские СМИ и просил их убрать упоминание нашей администрации. Единицы извинились. Ещe меньше коллег поняли: после таких историй сложно пресс-секретарю объяснить чиновникам, что в медиа тоже люди и тоже совершают ошибки.

В шкуре корреспондента я никогда не помышлял о масштабах бедствия. Тогда ещe никто не носился с модным словом «фактчекинг» и перепроверка информации была банальным и привычным навыком. Получил пресс-релиз, не поверил, перезвонил в два источника, написал — что может быть проще. Заметно с годами, что этот навык в нашем цехе теряется. Многие начинающие журналисты иногда просто не умеют подойти напрямую к источнику, позвонить ему. Реальный диалог со студентом профильного факультета:

— Я ему написал в социальной сети, он прочитал, но почему-то ничего не ответил…

— А звонили?

— Разве можно позвонить?..

Социальные сети создают миф доступности пресс-служб. Дорваться до них теперь действительно легче, но живого общения стало меньше. Одну информацию можно вытащить от источника, смотря ему в глаза или разговаривая по телефону, — и совсем другую по проводам. Интернет позволяет собеседнику подумать над ответом, сформулировать его, ответить громоздко и витиевато. Но живой диалог — это мечта в то время, когда коллеги порой просто не перепроверяют информацию, верят на слово всему тому, что пишется на бескрайних просторах соцсетей. В вездесущем переписывании пресс-релизов редко когда встретится эксклюзивная информация от «своего» пресс-секретаря.

Для полноты биографии необходимо сказать, что из пресс-секретарей я через три с половиной года сбежал. Мне кажется, такой работой должны заниматься люди, которые искренне любят своe дело, контору, начальство. И иногда даже газетчиков с телевизионщиками. Московский район Петербурга стал для меня малой родиной — в какие только его дворы и медвежьи углы я не забирался. Мы тогда одними из первых в городе завели официальный Twitter-аккаунт района, он до сих пор пишет. Только это уже чужая история. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Апр 7, 2020
Как создать успешный спецпроект для музея
«У меня хотя бы есть работа», — стало мантрой многих российских сотрудников, уставших от удаленки и самоизоляции.
Газете нет смысла проводить социальные акции в чистом виде, потому что ее выпуск сам по себе и есть социальная работа.

Вам будет интересно: