«На одном этаже была редакция газеты, а на другом — офис бандитов». Известные журналисты о начале карьеры

Истории о том, как журналисты стали журналистами

Владимир Познер

Один из самых известных российских журналистов родился во Франции, учился в американской школе, окончил МГУ. Лучше всего свой приход в журналистику он описывал сам изданию РИА Воронеж:

«У меня была замечательная учительница биологии, из-за которой я решил, что хочу стать биологом. Жил я во Франции, а к поступлению в вуз перебрался в Россию. Языком я тогда владел не очень хорошо, но сочинение по Гоголю написал на 5 баллов. Благодаря этому набрал 24 балла из 25. Но в списках на зачисление себя не нашел. Мне объяснили, мол, многие люди набрали 25 баллов, поэтому вы не прошли. Но в коридоре меня догнала женщина и сказала: вас не хотят брать, потому что у вас неправильная фамилия — нерусская. И биография так себе. Так что боритесь. И я стал бороться. И меня взяли. Правда, уже на третьем курсе я стал понимать, что биология — это не мое. И стал думать, что мое — это переводы. Я переводил стихи старинных английских поэтов, после выпуска стал работать литературным секретарем Самуила Маршака. Он платил мне 70 рублей в месяц. А потом меня позвали в создающееся Агентство политических новостей на 190 рублей. Я к тому моменту был молодым отцом, и я согласился. С тех самых пор я в журналистике».

 

Катерина Гордеева

Дудю Гордеева рассказывала, как еще где-то в 13-14 лет работала в издании в Ростове-на-дону. Работа располагалась в здании бывшего института, где на одном этаже была редакция газеты, а на другом — офис бандитов. Время от времени журналистке приходилось ездить с бандитами в одном лифте. Однажды Гордеева написала заметку о том, что место под детскую больницу отобрала преступная группировка и решила организовать там казино.

Накануне выхода заметки Катерина сидела дома и вдруг задумалась, что с людьми, имеющими отношение к будущей больнице, поговорила, а с бандитами — нет. Она взяла телефонный справочник, нашла номер офиса преступников. Позвонила и говорит: «Здравствуйте, меня зовут Катя Гордеева, я журналистка, сейчас печатается газета, в которой будет такой-то материал, я хочу поговорить с кем-то из ваших главных». В трубке возникла тишина. А вскоре донеслось одно слово: «Приезжай». Она приехала. «Ну и зачем ты это написала», — спросили ее. — «Уже ведь не исправишь!». Катя что-то ответила про важность детской больницы и на этом моменте стала разглядывать рыбку в аквариуме. Словно выхода у нее сейчас нет так же, как и у рыбки. Но в ответ услышала: «Будет больница, значит будет больница, будем общаться». Позже Гордеева даже подружилась с бандитом и долгое время с ним общалась. Казино не построили, но и больницу тоже. Сейчас там стоят высотные дома.

 

Леонид Парфенов

Когда-то создателя «Намедни» спросили, мечтал ли он стать журналистом в детстве. «Нет, в детстве меня привлекала профессия водителя мусорных машин». — ответил Парфенов. «Когда водитель приезжал, он был королем бала, указывал, что и куда класть. В журналистику же я пришел совершенно естественно, так как ничего другого делать не умел. Я работал тогда в питерской газете «Смена», первым моим материалом была серьезная работа — рецензия на фильм «Сто дней после детства». Потом меня выгнали из газеты. Так я стал телевизионщиком, хотя никакого журналистского телевизионного образования у меня нет».

Леонид учился в череповецкой школе, получил диплом юнкора «Пионерской правды». Потом поступил на факультет журналистики. В общежитии проживал совместно со студентами из Болгарии, благодаря чему выучил болгарский язык. После окончания вуза Парфенов какое-то время печатался в нескольких журналах и газетах: в«Правде», «Красной звезде», «Огоньке». А затем вернулся на малую родину, где его взяли на должность корреспондента в газету «Вологодский комсомолец». Вскоре его пригласили поработать на местный телеканал. Тот период знаменит тем, что Парфенов познакомился с музыкальным критиком Артемием Троицким. Тот тогда был в опале, его старались не приглашать на телевидение и не писать с ним интервью. Но Леонид уже тогда отличался независимостью взглядов, поэтому не испугался и записал программу с Троицким.

В интервью Дмитрию Гордону Парфенов признавался, что его всегда удивляла советская журналистика. «Мне было 17 лет, когда я начал работать. Тогда в редакциях говорили фразу «вот у тебя получается», это значило — ты попал в то, как принято. Меня ужасно злило это. Ну что вы пишете одно и то же?! У меня есть знакомый, который работал в советское время в газете «Гудок» и утверждает, что он каждое 1 марта публиковал передовицу одну и ту же, она начиналась словами: «Пришла весна — время подсыпки гальки на шпало-рельсовые штыки». И никто не обращал на это внимание. Меня всегда поражало, почему даже газета «Правда» повторяет за западной прессой. И потом я думаю, чем я вообще в журналистике занимаюсь, если я повторяю, как принято». Благодаря желанию сделать все иначе и по-своему, родилась фирменная парфеновская интонация.

 

Алексей Пивоваров

«Я работал в «Пионерской зорьке», а потом мы с друзьями ходили смотреть баррикады. Хорошее было время. Но и сейчас неплохое», — говорил Алексей.

Автор YouTube-канала «Редакции» родился в Москве. С 1981 года в течение десяти лет учился в обычной школе. И уже там понял, что хочет посвятить свою жизнь радио и телевидению. Ему предложили поработать на молодежную организацию «Пионерская зорька». Популярный радиоканал рассказывал о жизни советских детей, их увлечениях и достижениях. Алексею понравилось быть сначала внештатным корреспондентом, а затем и радиоведущим программы.

После школы он подал документы на факультет журналистики МГУ. Ему пришлось выбрать вечернюю форму обучения, так как в это время он являлся штатным ведущим радио «Максимум». Он сам редактировал собственные тексты. Но в какой-то момент понял, что радио не совсем удовлетворяет его потребности и возможности в области журналистики, тогда решил пойти на телевидение.

 

Алексей Венедиктов

Алексей учился на историческом факультете. В студенческие годы работал лаборантом в учебном учреждении и почтальоном. Благодаря работе Венедиктову удавалось читать различные газеты, отечественные и иностранные.

В 1978 Алексей получил диплом учителя и начал преподавать историю в старших классах московской школы. В 1990 сооснователи «Эха Москвы» — приятель Алексея со студенческих времен Сергей Львович Корзун и бывший руководитель театральной студии школы №875 Сергей Александрович Бунтман позвали Венедиктова вести эфир.

Алексей так описывает то, чем он занимался вначале: «Когда я по-дружески пришел к ним закусить и выпить, они сказали: «У нас сейчас эфир. Вот ты сядь под столом, снимай трубку и проверяй. Если есть звонок, показываешь вот так два пальца и мы выводим телефон в эфир». Вот моя первая работа на «Эхе» — это сидение под столом и снимание трубки».

 

Ирина Шихман

Ирина родилась в Томске. Родители развелись, когда Ире было 11, тогда же, по ее словам, у отца появились новые друзья, среди них была известная в городе журналистка. Именно она, однажды услышав, как 13-летняя Ира увлеченно рассказывает о своей однокласснице (поклоннице группы «Иванушки International»), предложила ей сделать репортаж для детской радиопередачи.

Интервью сверстницы, которая, вдохновившись поп-исполнителями, решила создать собственный коллектив «Звездные», стало первым в карьере Шихман. Вскоре она стала ведущей на радиостанции, а еще через несколько лет начала работать в молодежной редакции томского Гостелерадио — снимала сюжеты о проблемах подростков. Поступив на журфак, Шихман устроилась на канал «СТС-Открытое-ТВ».

«Медузе» (признана иностранным агентом) журналистка рассказывала: «То, что мы делали, не было новостями в классическом понимании. Например, когда в городе проходили выборы мэра, вместо того, чтобы рассказывать о кандидатах, мы выдвинули своего — нашего ведущего. Собирали подписи возле университета, ездили к мэру Томска Александру Макарову за советом — как правильно вести кампанию. То есть вскрывали все недочеты системы изнутри».

В середине нулевых, когда Шихман исполнилось 21, она переехала в Санкт-Петербург «за любовью» и прожила там два года. Сейчас она называет это время «самым ужасным периодом в своей жизни». «Не стыдно признаться, но мы с Сережей (возлюбленным) зарабатывали какое-то время тем, что красили окна, укладывали плитку. Потому что те три тысячи, которые получал он, уходили за аренду квартиры, ни на что больше не оставалось», — рассказывала Ирина. А чтобы не растерять форму она снимала маленькие репортажи в Петербурге и отправляла их бесплатно на Томское телевидение.

Сообщить об ошибке
Авг 7, 2021

Рассказываем о платформе «Сила слова»
Интервью с автором и редактором издания «Люди Байкала»
Приемы, которые сэкономят медиаменеджерам силы и время

Вам будет интересно: