Студенты журфака о будущем профессии, СМИ и своем собственном

Спросили у студентов об обучении онлайн, месте журналистики в жизни общества и их планах

Обучение онлайн: за и против

Эрна А.: Учиться онлайн – круто, ты не тратишь время на дорогу, быстро можешь перекусить или вообще не вылезать с ноутбуком из постели. Тем не менее есть весомые «но»: ухудшается психоэмоциональное состояние, да и зрение портится, все-таки сидишь целый день в компьютере.

Мария Т.: Появилось больше возможностей для использования мультимедийных средств и разных видов коммуникации, но живое общение между однокурсниками или между преподавателем и студентами очень сильно пострадало.

Ольга С.: У меня впервые за все годы обучения появилась стипендия!!! Учиться онлайн для меня максимально комфортно, и я думаю, что за этим – будущее. Даже на пары я стала «ходить» больше. Появилось больше свободного времени, я начала учить четвертый язык, занялась спортом, нашла работу.

Елена Б.: Гибридный формат обучения позволяет не просто выйти на работу во время обучения, но и выстроить work-life balance, или, правильнее сказать, education-life balance, более осознанно, ориентируясь на себя, а не на какие-то академические достижения. Это очень большой плюс.

Марина Б.: Легче освоить иностранные языки, намного удобнее слушать лекции онлайн, потому что в большой аудитории преподавателя часто не было слышно. В отличие от семинаров, где зачастую необходима дискуссия.

Мария Н.: В период пандемии изменилось не только обучение, но и вся жизнь. Я начала понимать, что студенческая атмосфера и возможность прямого общения с друзьями очень важны и монитор ноутбука никогда этого не заменит. Кроме того, дистанционка очень расхолаживает.

Александра К.: Университет оказался не готов к дистанционному формату. Но удобство в удаленном обучении есть, некоторые записанные лекции, особенно если они выложены на YouTube, ты можешь и ускорять, и останавливать, и перематывать, и что-то записывать.

Саша Ф.: У меня на дорогу каждый день уходило по четыре часа, что довольно много. Но, с другой стороны, сильно упало качество обучения, и я, как «платник», из-за этого особенно переживаю. Деньги мы платим те же, а качество явно ниже, теряется эмоциональный контакт преподавателя и студента, это очень грустно.

 

Место журналиста и СМИ в жизни общества

Эрна А.: Когда ты сидишь в домашнем бункере и выходишь пару раз на балкон подышать воздухом – начинаешь больше интересоваться внешним миром. СМИ стали новым всадником пандемии: ты смотришь, изучаешь и не особо тупеешь. Пандемия показала нам, что ты можешь быть настоящим журналистом даже сидя дома и проводя эфиры с новостями в Instagram.

Мария Т.: Ничего не изменилось, так как журналисты продолжают работать, стараются объективно освещать события, в том числе связанные с коронавирусом. Разве что в начале пандемии появилось больше простора для креатива, когда эфиры приходилось вести буквально из дома.

Ольга С.: Роль СМИ в жизни общества стала более ощутимой, особенно на первом карантине, когда мы ждали новых сведений о ситуации и инструкций о том, как жить дальше. Высветилась главная задача журналиста – быть честным! Не уменьшать цифры, не «продаваться» государству, а иметь смелость сказать все так, как есть.

Елена Б.: Возросла ответственность, потому что, с одной стороны, нельзя наводить панику, а с другой стороны, нужно обязательно информировать людей о реальной ситуации.

Марина Б.: Люди научились сравнивать источники информации, у многих остается недоверие как к федеральным каналам, так и к оппозиционным. Журналистика становится более свободной, в интернете можно читать, писать и слушать самые разные каналы, хоть их сейчас и признают «иноагентами» и закрывают. Сейчас, на мой взгляд, роль журналиста гораздо выше, чем, допустим, 10 лет назад, я думаю, что это из-за развития интернета.

Александра К.: Было очень много фейков. Возможно, они не все были намеренно созданы. В последнее время происходит ужасная катастрофа с независимыми изданиями и проектами, их закрывают не из-за пандемии, но, возможно, она способствует этому. Пандемия стала оружием власти.

Саша Ф.: Пандемия – это очередная кризисная ситуация, в которой СМИ каждой страны ведет себя как обычно, я не вижу глобальных изменений и в нашем случае. Если раньше кризисные ситуации были, условно, локальные, то сейчас он глобальный.

Вероника Д.:. Мне кажется, сейчас появилось больше гонзо-журналистов. Мы стали более толерантны, терпимее к другим.

Елена Б.: Журналистика стала для многих людей, для всех людей непосредственным медиатором с внешним миром, и, несмотря на то что журналистика выполняет эту функцию и в обычное время, сейчас это действительно источник связи с миром, вестей от мира, жизненно важной информации.

Марина Б.: Журналистика стала более деятельной. Отходят на задний план «желтые» издания, выше ценятся серьезные расследования.

Мария Н.: Профессия становится тотально цифровой, читатели отдают предпочтение коротким формам материалов и упрощенной подаче, а журналистская работа все больше политизируется.

 

Собственные жизненные планы

Эрна А.: Я хочу стать телеведущей и исследовать медиаландшафт Италии. В планах – аспирантура журфака МГУ и преподавание.

Мария Т.: Предполагаю работать не в журналистике, но в медиасфере, например, в PR, SMM или копирайтинге.

Ольга С.: Пока что я разрываюсь между PR и журналистикой и не знаю, к какому берегу меня прибьет.

Вероника Д.: Сегодня я хочу быть корреспондентом, который бежит освещать ЧП, а завтра –брать интервью у звезд и высоких чиновников, принимающих решения… Еще не определилась.

Елена Б.: Планирую доучиться, потому что все-таки четвертый курс. Но если бы я была на третьем, я бы обязательно устроилась на работу.

Марина Б.:В классической журналистике я работать не собираюсь, я хочу работать в сфере PR. Но для себя я хотела бы сделать несколько серьезных работ: с одногруппницами я  уже сделала лонгрид про чеченскую войну, мы работали очень долго, кропотливо работали с источниками и архивами, для нас это было очень важно. Наш лонгрид опубликовали, и я предполагаю продолжать разрабатывать эту тему, но это для себя.

Мария Н.: Мне нравится писать, и, возможно, я бы с удовольствием работала в области культурной журналистики, далекой от политики.

Александра Б: Мне бы хотелось заниматься популяризацией науки, и это, как правило, если не брать свежие открытия, долгая журналистика. Ты можешь писать про Пуанкаре огромную статью или большую фундаментальную работу, и это требует времени, очень много сил, так что в моих планах – не вылезать из архивов.

Саша Ф.: Мои планы сделать карьеру военного репортера умерли на курсе втором. Сейчас больше привлекает смежная сфера пиара и культуры, хочется поработать в галереях. Мечтаю о Третьяковке, о Пушкинском, понять, как организуются выставки, как течет жизнь музея.

 
Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Окт 4, 2021

О чем писала тувинская пресса почти век назад
Секреты профессионального мастерства — в интервью с военным обозревателем РИА Новости и Sputnik

Вам будет интересно: