Клуб молодого журналиста: «Гордость и предупреждение»

Студентка 4-го курса журфака попыталась реализовать себя в жанре колонки, но столкнулась с тревожными вопросами и жареным петухом

Пока я третий час ехала в автобусе, до одури набитом людьми, мне начали приходить тревожные вопросы 1. Со всего света. Facebook, ранее никогда не использовавшийся мною в качестве месседжера, получил с десяток сообщений 2. Тогда, 3 апреля, после взрыва в петербургском метро запустили акцию, где стикером можно было огласить всем друзьям «со мной все в порядке» 3.

Замечания редактора

1.   Куда и как автору в автобусе «начали приходить вопросы»? И вообще вопросы не приходят, их задают, адресуют или направляют. Какую роль играет в тексте подробность про третий час езды и переполненность автобуса? Правильно: никакую. Это абсолютный смысловой балласт!

2.   Очень тугой для восприятия оборот в страдательном залоге, мессенджер назван месседжером, а Facebook получает сообщения вместо автора.

3.   Речь идет о событиях годовой давности, однако слово «тогда» не объясняет читателю, что автор вспоминает события 3 апреля 2017 года. Кто и где запустил «акцию»? И акция ли это была или сетевой флешмоб? Далее: стикер — это картинка. «Огласить стикером» — невозможно.

Сообщение из Барселоны, товарищ детства Андрей. Удостоверился, что все хорошо 4, и у нас начался совсем отвлеченный разговор: оказывается, столько новостей. Столько общих интересов и «я скоро в Питер приеду!» Дружбу восстановил теракт?.. За полтора года до я рассталась с молодым человеком 5. После двух лет отношений, больно, по моей инициативе, со всеми вытекающими. Все это время я не писала — стыдно, он не писал — обидно 6.

Замечания редактора

4.   «Все хорошо» на тот момент было только по мнению автора. В метро в этот момент были раненые и убитые, в городе транспортный коллапс, слухи о новых взрывах. Рассуждения в таком ключе эгоистичны, мелочны и неэтичны по отношению к тем, чьи близкие оказались в зоне бедствия.

5.   За полтора года до чего? До будущего теракта?

6.   Такая неуместная и скомканная ретроспектива. Проблема автора еще и в том, что он пишет как говорит: сбивчиво, со смысловыми лакунами, которые собеседник заполняет сам, опираясь на «невербалику».

3 апреля после полутора лет молчания пришло взволнованное «С тобой все хорошо?» 7 И потом тоже поговорили, спросили и рассказали друг другу все накопленное 8. А если бы не теракт в метро, можно всю жизнь носить в себе эту злость?

Замечания редактора

7.   Не хватает слова «сообщение».

8.   Налицо проблемы со стилистикой: получается, что «все накопленное» герои «поговорили, спросили и рассказали».

Но я не осуждаю. Точнее, осуждаю, но и сама так делаю 9. В том же автобусе, вечером третьего, набираю тете10. Моя добродушная единственная родственница в Питере — настоящий островок семейности и любви ко мне11.

Замечания редактора

9.   Автор, определись, ты осуждаешь или нет?

10.   Такое просторечное выражение: либо набираю номер тети, либо набираю (кого?) тетю.

11.   Звучит коряво и одновременно пафосно.

А я уже третий месяц, как пропала. «Теть Лен, ваши все целы?» Целы. Только целы ли семейные узы, когда дела важнее, и только когда «прихватит» — резко меняешь приоритеты?12 Дел по горло. Замоталась. Да времени нет. У меня только работа-дом. Я и вы слышим все это, сами говорим, как будто оправдывая чей-то забытый день рождения, пропущенный от мамы 13, детское «я не буду первый извиняться!»

Замечания редактора

12.   Кого тут «прихватило», не ясно. Вообще данный глагол используют, когда речь идет о болезни или о расстройстве желудка, а не о ЧП масштаба страны.

13.   Здесь имелся в виду пропущенный звонок от мамы, но без этого слова получается смысловая каша.

Зато когда клюнет тот самый петух — тут и пожертвования, и обзвоны близких, и посты о гуманности 14. Быть человечными и заботливыми от трагедии до трагедии — норма или уродство души? Задайтесь вопросом: тот, на кого вы обижены / сорвались / наехали, действительно заслуживает этого? А вы устранитель несправедливости на земле? Или просто гордыня не дает вам позвонить тому самому другу, извиниться за свое молчание или проступок, попытаться понять другого? 15

Замечания редактора

14.   Некорректен отсыл к известному фразеологизму: «Когда жареный петух в попу клюнет». В поле зрения другой, не бытовой масштаб трагедии.

15.   Здесь автор начинает трясти читателя за грудки и поучать его жизни с вселенским пафосом, но уже в следующем предложении открещивается от позиции нравоучителя.

Я не претендую на то, чтобы декларировать, как надо жить. Я хочу предложить кое-что. Вспомнить, на кого вы сейчас обижены. Представить во всех красках обиду и еще раз мысленно поругаться с ним. А теперь представить, как этого человека вытаскивают из размазанного по станции вагона метро 16. И ни обвинений, ни извинений вы ему больше не скажете 17 — это мертвое тело.. Фу, как так можно? Кощунство, цинизм. Правда? Зато, наверное, ваша температура кипения явно спала.

Замечания редактора

16.   Вагон был поврежден, но остался на путях, он точно не был «размазан по станции».

17.   Извинения не говорят, их приносят

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЖУРНАЛИСТА:

Главная проблема этого эссе состоит в том, что в нем нарушены величина и масштаб явлений. На первый план выходят проблемы в межличностных отношениях автора, которые он экстраполирует на всех читателей. Самой же трагедии — теракту — отводится место незначительного повода к разговору, который задумал автор.

Хотя для журналиста должно быть очевидно: нельзя играть на чувствах и страхах людей, недопустимо использовать трагедию как разменную монету для сведения счетов в межличностных отношениях. Даже если это было так, писать о таких движениях души надо с позиции того, что трагедия примиряет всех, делая проблемы ничтожными перед лицом общего горя. То есть меньше самолюбования. Кроме того, хочется посочувствовать редактору: ему пришлось иметь дело с полным набором ошибок: пунктуационных, орфографических, стилистических, фактических и этических. 

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Окт 9, 2018
Оплата фрилансеров отличается в разных СМИ не только размером, но и методом расчета
Международная сеть изданий об искусстве и арт-рынке The Art Newsрaper принадлежит российской владелице Инне Баженовой.